Постковидный капитализм

Постковидный капитализм

Со времён окончания Второй мировой войны ни одно событие не оказывало такого глубокого глобального воздействия, как пандемия сovid-19. Эта пандемия спровоцировала кризис в здравоохранении и экономике в масштабах, которых мы не видели на протяжении жизни нескольких поколений; и она усугубила системные проблемы, такие как неравенство и великодержавное позёрство.

Единственный приемлемый ответ на такой кризис — осуществление «Великой перезагрузки» нашей экономики, политики и общества. Более того, сейчас подходящий момент для переоценки «священных коров» допандемической системы, а также для защиты некоторых устоявшихся принципов. Задача, которая стоит перед нами: сохранить достижения последних 75 лет, но в более устойчивой форме.

За десятилетия, прошедшие после Второй мировой войны, мир совершил беспрецедентные прорывы на пути к искоренению нищеты, сокращению детской смертности, повышению продолжительности жизни, улучшению грамотности. Международное сотрудничество и торговлю, которые в послевоенные годы помогли добиться улучшения этих и многих других индикаторов человеческого прогресса, обязательно нужно сегодня поддерживать и защищать от возобновившегося скептического отношения к их достоинствам.

Одновременно мир не должен ослаблять внимания к проблеме, определявшей допандемическую эпоху: «Четвёртая промышленная революция» и дигитализация бесчисленных видов экономической деятельности. Новейший прогресс в технологиях обеспечил нас инструментами, необходимыми для противостояния нынешнему кризису, в том числе с помощью быстрой разработки вакцин, новых видов лечения, средств личной защиты. Нам надо будет по-прежнему инвестировать в исследования и разработки, в образование и инновации, одновременно выстраивая защиту от тех, кто злоупотребляет технологиями.

Однако ряд других привычных принципов нашей глобальной экономической системы надо будет оценить заново, причём открыто и непредвзято. Главный среди этих принципов — неолиберальная идеология. Фундаментализм свободного рынка ослабил права рабочих и экономическую стабильность, спровоцировал гонку дерегулирования и разрушительную налоговую конкуренцию, сделал возможным возникновение огромных новых глобальных монополий.

Правила торговли, налогообложения и конкуренции, которые отражают десятилетия неолиберального влияния, сегодня нужно подвергнуть ревизии. В противном случае идеологический маятник, уже пришедший в движение, может качнуться обратно к полномасштабному протекционизму и другим проигрышным для всех экономическим стратегиям.

В частности, нам нужно пересмотреть нашу коллективную приверженность «капитализму» — такому, как мы его знаем. Очевидно, что нам не следует отказываться от базовых моторов роста. Почти всем социальным прогрессом, достигнутым в прошлом, мы обязаны предпринимательству и его способности создавать богатство, беря на себя риски и применяя инновационные бизнес-модели. Нам нужны рынки, чтобы эффективно распределять ресурсы и производство товаров и услуг, особенно когда речь заходит о решении таких проблем, как изменение климата.

Но мы обязаны переосмыслить, что именно мы имеем в виду под словом «капитал» в его множестве форм — финансовой, экологической, социальной, человеческой. Современные потребители не хотят просто получать больше товаров и услуг лучшего качества по разумной цене. Всё чаще они ожидают, что компании будут вносить вклад в социальное благополучие и общее благо. Существует фундаментальная необходимость в новом виде «капитализма» и растущий массовый спрос на него.

Для пересмотра капитализма нам надо пересмотреть роль корпораций. Один из первых идеологов неолиберализма, лауреат Нобелевской премии, экономист Милтон Фридман утверждал (цитируя бывшего президента США Келвина Кулиджа), что «бизнесом бизнеса является бизнес». Но когда Фридман вводил доктрину «примата акционеров», он не думал о том, что торгуемые на бирже компании могут быть не только коммерческими структурами, но и социальными организмами.

Кризис сovid продемонстрировал, что те компании, которые инвестировали в укрепление свое долгосрочной жизнеспособности, оказались лучше подготовлены, чтобы выдержать шторм. Более того, пандемия ускорила переход к модели корпоративного капитализма стейкхолдеров (эту концепцию ещё в прошлом году поддержал американский «Деловой круглый стол»).

Однако для закрепления социально и экологически сознательных методов ведения бизнеса компаниям нужны более чёткие рекомендации. Для удовлетворения этой потребности Международный деловой совет при Всемирном экономическом форуме разработал набор «Индикаторов капитализма стейкхолдеров», с тем чтобы бизнес мог действовать согласованно, когда речь заходит об оценке стоимости и рисков.

Кризис сovid со всей очевидностью продемонстрировал нам одну истину: правительства, бизнес или группы гражданского общества, действующие в одиночку, не способны ответить на системные глобальные вызовы. Нам нужно покончить с барьерами, изолирующими эти сферы друг от друга, и начать строить институциональные платформы частно-государственного сотрудничества. Столь же важно вовлекать в этот процесс молодые поколения, поскольку речь, естественно, идёт о долгосрочном будущем.

Наконец, мы обязаны активизировать усилия, чтобы добиться признания многообразия жизненного опыта, мнений и ценностей граждан на всех уровнях. У каждого из нас есть своя индивидуальная идентичность, но мы все принадлежим к локальным, профессиональным, национальным и даже глобальным сообществам с общими интересами и с переплетающимися судьбами.

Великая перезагрузка должна стремиться дать голос тем, кто остался позади, чтобы каждый, кто готов принять участие в совместном формировании будущего, смог это сделать. Перезагрузка, которая нам нужна, это не революция и не переход к какой-то новой идеологии. Её следует рассматривать как прагматичный шаг к более устойчивому и сплочённому миру. Часть опор нынешней глобальной системы надо будет заменить, а другие починить или укрепить. Для достижения всеобщего прогресса, процветания и здоровья не требуется ничего большего — или меньшего.