Донбасс. Планов громадье

В прошлую пятницу, 13 ноября, прошла онлайн-встреча советников «нормандского формата». Опять ни о чем не договорились. Камень преткновения – три плана. «Формула Штайнмайера», которая вызывает истерику у националистов, «план Мореля» (дорожная карта проведения выборов в ОРДЛО) и план Кравчука. Есть еще план ОРДЛО, но его не рассматривают как базу.  Согласно сообщению пресс-службы Офиса президента, Украину на видеоконференции представлял глава ОП Андрей Ермак. По его словам, Украина предложила очередной проект имплементации Минских договоренностей под названием "План совместных шагов участников Трехсторонней контактной группы по выполнению Минских договоренностей". Этот документ не нужно путать с так называемым планом Леонида Кравчука, который так и называется "План действий по Донбассу". Это тот самый сборник фантазий, включающий выборы на неподконтрольной Киеву территории региона уже весной 2021 года, о котором было объявлено в начале ноября. Если коротко, в документе  пять пунктов: вывод иностранных войск, незаконных вооруженных формирований и наемников с территории Украины, восстановление контроля Киева над российско-украинской госграницей, увеличение численности Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ на 1500 человек и проведение 31 марта местных выборов в неподконтрольных районах Донбасса. Судя по всему, этот документ еще раз перечитали и решили улучшить, нарастив на его “кости” содержимое предыдущих проектов решения проблемы. Задача похвальная, но почти мистическая. Минские соглашения – это какой-то заколдованный круг. За пять лет, прошедших с момента их подписания, ни один пункт, кроме прекращения огня и отвода тяжелого вооружения, не был выполнен. Попытки трактовки документа также провалились. Словосочетание “формула Штайнмайера” до сих пор вызывает истерику у наших националистов. О “плане Мореля” знает узкий круг дипломатов и политических обозревателей. Но даже этого достаточно, чтобы ломать копья на телевизионных шоу о том, хорошо или плохо, что основные предложения этого плана были обсуждены и согласованы с заместителем министра иностранных дел РФ Григорием Карасиным и помощником государственного секретаря США Викторией Нуланд.  Тут надо заметить одну очень важную деталь. В силу своей глубокой провинциальности мы не всегда понимаем, с какого уровня людьми имеем дело (если это не делегаты Госдепа и не “птенцы Сороса”). Помню, меня очень покоробила фраза тогдашнего президента Украины Петра Порошенко, который назвал "план Мореля" частным мнением. Пьер Морель, который больше пяти лет возглавляет политическую подгруппу ТКГ, – один из самых известных специалистов французской дипломатии в сфере составления международных договоров. Он приложил руку к конференции по разоружению в Женеве (1986-1989 гг.), к подготовке в ноябре 1990 года «Парижской хартия для новой Европы», представлял Францию на переговорах по заключению Маастрихтского договора в 1992 году. Не слышали о таком? Если коротко, это  базовый документ для создания Евросоюза. За подготовку Конвенции по запрещению химического оружия в январе награжден орденом Почетного Легиона. Был послом Франции в России в 1992-1996 гг. Много общался в те годы с Борисом Ельциным и молодым Владимиром Путиным. Потом стал послом в Китае. Франк-Вальтер Штайнмайер – один из самых популярных политиков Германии. Образцовый семьянин, отдавший свою почку жене. Федеральный президент ФРГ в данный момент и министр иностранных дел, когда он возился с Украиной. 21 февраля 2014 года Штайнмайер выступил одним из гарантов при подписании Соглашения об урегулировании политического кризиса на Украине между президентом Украины Виктором Януковичем и лидерами оппозиции. Это то самое соглашение, которое не было выполнено, после чего в стране начался политический кризис, отделение Крыма и война в Донбассе. В октябре 2015 года на парижском саммите «нормандской четверки» он предложил свою формулу урегулирования конфликта на Донбассе, рассчитывая реализовать ее в период председательствования Германии в ОБСЕ (с 1 января 2016 года по 1 января 2017 года). Говорят,  Штайнмайер надеялся на Нобелевскую премию мира. Но мы очень постарались, чтобы он ее не получил. Почему националисты так разносят “формулу Штайнмайера”? Все очень просто. Идея тогдашнего министра иностранных дел Германии заключалась в том, чтобы изменить последовательность выполнения пунктов Минских соглашений. В оригинале проведение местных выборов на территории ОРДЛО – предпоследний, 12-й пункт плана. Он идет после ряда других шагов, среди которых "немедленное и всеобъемлющее прекращение огня", отвод войск от линии разграничения, вывод иностранных военных формирований, установление контроля Украины над границей. При этом в п. 9 сказано, что “восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно было начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционная реформа) к концу 2015 года при условии выполнения пункта 11. А пункт 11 – это “проведение конституционной реформы на Украине и вступление в силу новой Конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов)”. Предложенная "формула" предусматривает несколько другой механизм. Сначала местные выборы в соответствии с Конституцией Украины, временное, а после подтверждения демократичности выборов со стороны ОБСЕ постоянное вступление в силу закона об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. И одновременно с имплементацией этого закона – вывод войск и установление контроля Украины над восточной границей. Последний раз, когда в октябре прошлого года контактная группа по Донбассу на переговорах в Минске утвердила единую редакцию «формулы Штайнмайера», это вызвало не только массовые протесты, но и “дело вагнеровцев”. Где запевалами выступили адепты Петра Порошенко.  По иронии судьбы Минский процесс породил именно Порошенко. Так называемый Минский протокол, подписанный 5 сентября 2014 года в Минске, полностью именуется как «Протокол по итогам консультаций Трехсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию Мирного плана президента Украины Петра Порошенко и инициатив президента России Владимира Путина». О мирном плане Порошенко и намерении завершить войну на Донбассе за три недели все забыли. Но именно с этого все и начиналось. Знаете почему? Потому что, несмотря на подписание протокола, боевые действия на востоке Украины продолжались. И в середине января 2015 года в прессе появился термин “Дебальцевский котел”. Официально он так не называется, но по факту речь идет именно о котле. И как результат – скоропалительное подписание Минских соглашений от 12 февраля 2015 года (только бы остановить боевые действия в районе Дебальцево), где пункт о восстановлении Украиной контроля над границей идет после местных выборов. Почему так? Спросите Леонида Даниловича Кучму. В каком состоянии он подписывал бумаги. Сколько раз ему “сверлили мозг” звонками из Генштаба. Как все устали. И как много времени потратили на перечисление в тексте документа всех подлежащих отводу (обеими сторонами на равные расстояния) тяжелых вооружений в целях создания зоны безопасности шириной минимум 50 км друг от друга. Старались записать все четко – зоны безопасности для артиллерийских систем калибром 100 мм и более, для РСЗО «Торнадо-С», «Ураган», «Смерч» и даже тактических ракетных систем «Точка У». Скромно замечу, военный конфликт, даже по этим названиям, был “непадецки” суровым. Поэтому, когда рассматривалась очередность пунктов выборы/граница, концентрация внимания явна ослабела. Я не говорю, что Минские соглашения в их нынешнем виде невыполнимы совсем, и это техническая ошибка второго президента. Подмахнул не глядя. Нет. В принципе, все можно было бы сделать, если бы мы шли по намеченному пути. Сначала так и было. Законопроект №2217а «О внесении изменений в Конституцию Украины (в части децентрализации власти)» был внесен Петром Порошенко в парламент 2 июля 2015 года, а 9 июля одобрен Венецианской комиссией. 16 июля парламент 288 голосами «за» (57 «против» при 10 воздержавшихся и 19 не голосовавших депутатах) направил законопроект на рассмотрение в Конституционный Суд Украины. 31 июля Конституционный Суд Украины под председательством судьи Василия Брынцева обнародовал заключение, согласно которому изменения соответствуют статьям 157 и 158 Конституции Украины и не предусматривают отмены или ограничения прав и свобод человека и гражданина. То есть дал добро. Наибольшие споры у ряда депутатов вызвал пункт 18 переходных положений Конституции, которым устанавливается, что «особенности местного самоуправления отдельных районов Донецкой и Луганской областей регулируются отдельным законом». Порошенко сослался на то, что это необходимо для выполнения пункта 11 Минских соглашений. На 31 августа 2015 года было назначено голосование за законопроект, и его поддержали 265 народных депутатов. Но сразу после принятия законопроекта на площади перед Верховной Радой возник стихийный митинг. А в 13:45 из толпы протестующих в правоохранителей полетела боевая граната РГО. От полученных ранений скончались четыре стоявших в оцеплении бойца-срочника Национальной гвардии: Игорь Дебрин, Александр Костин, Дмитрий Сластников и Богдан Дацюк. Полтора десятка людей были ранены. В том числе правоохранители и журналисты. Эти смерти  провели черту между временем, когда Украина еще пыталась выполнить Минские соглашения, и тупиком, в который Минский процесс окончательно и безнадежно зашел в 2017 году. Все, что происходит сейчас, – это реанимационные процедуры мумии, которую просто нечем заменить. Потому что никто в мире не ищет другого варианта, кроме Минских соглашений, которые мы не можем или не хотим выполнить из-за той самой очередности пунктов о выборах и границе. Что делать? Пока никто толком не знает, но все, кто причастны к процессу, стараются внести в него свой вклад. Пьер Морель, которого украинский вице-премьер по реинтеграции Алексей Резников назвал "гуру французской дипломатии" (не знаю, с иронией или с уважением, – автор), в свое время предложил принять закон об особенностях местных выборов на оккупированном Донбассе. И более того, подробно пошагово расписал весь порядок этих выборов. Сейчас Леонид Кравчук в своем плане тоже предлагает проведение не позднее чем 31 марта 2021 года местных выборов на территории ОРДЛО после принятия закона, который предлагал Морель. Но в соответствии с планом Мореля передача Украине контроля над границей и полная демилитаризация ОРДЛО растянуты во времени. Речь идет о том, что на первом этапе контроль над границей должна обеспечить ОБСЕ, а не украинские войска. Параллельно создается специальная подгруппа в ТКГ для обработки процедуры восстановления Украиной контроля над границей. Ключевой составляющей украинского мирного плана является полная демилитаризация ОРДЛО. Весь вопрос, как это осуществить на практике? Предложение создать специальное подразделение в составе СММ ОБСЕ численностью до 1500 человек профессиональных полицейских звучит прекрасно, но требует бюрократического согласования в больной коронавирусом Европе до наступления нового бюджетного года. А он не за горами. Чтобы Европа дала Украине больше денег на Донбасс, нужно доказать, что мы очнулись от пятилетней спячки. Показать проекты законов, которые предусмотрены Минскими соглашениями. А еще лучше – аргументированно убедить, что под эти законы есть голоса депутатов. Очевидно, что завис вопрос амнистии. Кого мы собираемся амнистировать? Все население неподконтрольных территорий, включая детей, родившихся после 2014 года,  или отдельных лиц, на которых в Украине заведены уголовные дела (а это нынешняя руководящая и милитаристская верхушка ОРДЛО)? Кого мы допускаем к голосованию и баллотированию – всех желающих, включая военнослужащих ДНР-ЛНР, или только членов украинских политических партий? Как быть с теми жителями республик, которые взяли российские паспорта? На все эти вопросы не даны внятные ответы, поэтому Европе очень сложно понять, на что она должна отстегнуть дополнительные деньги. А если мы не “раздуплимся” с конкретикой в ближайшие недели, то придется ждать нового пересмотра бюджета ОБСЕ как минимум до лета. Это означает, что никаких выборов весной 2021 года в ОРДЛО не будет. В чем, впрочем, почти никто и не сомневается. Галина Акимова
Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам