С кем Украина: с Европой или Америкой?

Немного геополитической философии нам не помешает. Конечно, главный вопрос в разгар празднования начала майдана: кто украл деньги из коронавирусного фонда? Но на эту тему можно рассуждать бесконечно. А тем временем Франция призвала Европу к… восстановлению суверенитета. Это означает сепарацию от НАТО, ставку на евро и новые “не подкаблучные” отношения с США. Германия пытается играть в “нашим и вашим”, но на финальной стадии дискуссии поддержит Францию. Украине придется выбирать между Европой и Америкой. Готовы ли мы к этому выбору?

Смена президента США стала поводом для спора между Францией и Германией о реальном содержании идеи стратегической автономии Евросоюза и о роли Соединенных Штатов как гаранта безопасности Европы.

За последние несколько дней в аналитических европейских СМИ вышли два знаковых текста: интервью президента Франции Эммануэля Макрона и статья министра обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр.

Они ознаменовали начало  полемики о реализуемости французской идеи «стратегической автономии» Евросоюза, его способности самостоятельно, без Соединенных Штатов, обеспечить собственную безопасность и повысить роль на международной политической арене.

Министр обороны Германии в статье «Европа по-прежнему нуждается в Америке», опубликованной в Politico, доказывает, что  «у ЕС нет иного выбора, как зависеть от близкого партнера, от США». И приводит «отрезвляющие», по ее мнению, факты, доказывая невозможность гарантировать оборону Евросоюза без помощи США.

“Без ядерных и конвенциональных систем вооружений США ни Германия, ни Европа в целом не могут защитить себя. В обозримом будущем США будут оставаться самым важным союзником в сфере безопасности и обороны… Иллюзии о европейской стратегической автономии необходимо положить конец…, поскольку европейцы не будут способны заменить Америку в роли решающего гаранта безопасности…”, – заявила Крамп-Карренбауэр.

В ответ  президент Макрон в интервью изданию Le Grand Continent заявил, что Евросоюз уже многое сделал на пути к укреплению своего суверенитета и стратегической автономии ради того, чтобы «не становиться вассалом той или иной державы и больше не иметь права голоса».

Прямо скажем, это радикальное заявление, граничащее с дерзостью, которое стоит дополнительного обсуждения. И тут не помешало бы обратиться к первоисточнику. Украинские СМИ в силу своего хуторянства не уделили “доктрине Макрона” должного внимания. Статью не разбирали по цитатам и не пытались анализировать. Понятно, что сиюминутные коррупционные проблемы для нас актуальнее.

Но ситуация складывается так, что вокруг нас разворачивается интеллектуальная бойня наших генеральных спонсоров – Европы и США. Нам в этих реалиях существовать. И не мешает хотя бы приблизительно знать, о чем идет речь.

Весьма символично, что статья, точнее, интервью президента Франции изданию Le Grand Continent, озаглавлено La doctrine Macron: une conversation avec le Président français. Как минимум первые два слова понятны и без словаря. Что же такое «доктрина Макрона»? Если коротко, амбициозный французский лидер внезапно вспомнил, что современная форма демократии родилась именно в его стране. Как и философия просветительства. И, по сути, призвал соседей перестать быть “бессловесным вассалом” США. Его также тревожит технологическое и промышленное доминирование Китая.

Несколько наиболее значимых фрагментов интервью: 

“В настоящий момент нельзя терять европейскую нить и стратегическую автономию, силу, которую Европа может иметь для себя самой… Я считаю это единственной возможностью утвердить наши ценности и наш общий голос, избежать китайско-американской дуополии, распада, возвращения враждебных региональных держав…”.

«Три года назад, когда я говорил о европейском суверенитете и стратегической автономии, меня принимали за сумасшедшего, а эти идеи называли французскими причудами. Нам удалось сдвинуть дело. Эти идеи закрепились в Европе».

“Мы пришли к европейской обороне, что казалось раньше немыслимым. Мы продвигаемся в сфере технологической и стратегической автономии, хотя всех поначалу удивляли мои заявления о суверенитете в области 5G…”.

“Нужно руководствоваться идеями европейского суверенитета и стратегической автономии, чтобы самим обладать влиянием, а не становиться бессловесным вассалом той или иной державы”.

“В Европе очень много неосмысленного. Так, мы разучились мыслить в геостратегическом плане, поскольку рассматриваем наши геополитические отношения через призму НАТО…”.

“В силу истории Франции это касается меньше, чем других стран, но такое суперэго все еще существует, и я борюсь против него…”

“Европа – не просто рынок. На протяжении последних десятилетий подразумевается, что Европа – единый рынок. Но мы в глубине души не считали Европу законченным политическим пространством. Наша валюта не завершена. До подписанных этим летом соглашений у нас не было настоящего бюджета и финансовой солидарности. Мы до конца не продумали социальные темы, которые делают нас единым пространством”.

“Европе нужно выстраивать собственные решения и не зависеть от американских и китайских технологий… Европа как политическая держава должна предлагать решения в сфере «облачных» технологий, поскольку в противном случае ваши данные будут храниться в неохваченном ее правом пространстве, как происходит сейчас…

“Наша информация находится в «облаке», которое не регулируется европейским правом, и в случае возникновения споров мы будем зависеть от доброй воли и работы американского права… То же самое касается экстратерриториальности доллара, явления, которое возникло отнюдь не вчера”.

“Менее десяти лет назад целый ряд французских предприятий были оштрафованы на несколько миллиардов евро, поскольку они работали в странах, где это было запрещено американским правом. Это означает, что наши предприятия могут быть наказаны иностранными державами за деятельность в третьих странах: речь идет о лишении суверенитета и возможности самостоятельного принятия решений, о невероятном ослаблении…”.

“Нам довелось в полной мере оценить все последствия этого при обсуждении Ирана. Мы, европейцы, хотели остаться в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий. Но американцы вышли из него, и ни одно европейское предприятие не смогло вести торговлю с Ираном из страха санкций со стороны США. Поэтому, когда я говорю о стратегическом суверенитете и автономии, я увязываю все эти темы, которые на первый взгляд кажутся далекими друг от друга”.

“Как бы то ни было, в одном я уверен: мы – не Соединенные Штаты Америки. Они – наш исторический союзник, мы, как и они, искренне дорожим свободой и правами человека, но нам, например, свойственно предпочтение равенства, которого нет в США. Наши ценности не совсем совпадают…”.

“Если говорить прямо, сейчас перед нами стоит следующий вопрос: приведет ли смена американской администрации к тому, что европейцы ослабят усилия? Я, например, категорически не согласен с вышедшей в Politico статьей министра обороны Германии. Я считаю, что она противоречит истории. По счастью, канцлер придерживается иного курса, если я правильно понял обстановку…”

Не правда ли, немного грубовато? Европа рискнула подать голос и напомнить, что она не сателлит США. Что у нее немного другие ценности, в том числе социальные и этические. Продиктованные историей. Они хотели бы сохранять экономические связи там, где США запрещают это делать. Они допускают, что сами смогли бы защититься от внешнего врага, без НАТО.

Кстати, кто этот враг? Россия? Китай? Исламские террористы? Пока в США пересчитывают голоса на президентских выборах, Франция занимается проблемой агрессивного ислама  фактически в одиночку.

Мы рассказывали о том, что провинциальный мэр Жеральд Дарманен, ставший недавно главой МВД Франции, фактически начал французскую Реконкисту против агрессивного ислама. Поскольку наш архив статей снесен в силу известных обстоятельств, могу дать ссылку на перепечатку этой статьи на другом сайте.

О чем идет речь? Франция больше не намерена терпеть ситуацию, при которой появились “территории, свободные от коренных французов”. Организации, которые занимались массовым “импортом” исламистов в Европу, закрыты. Миграционные службы опираются уже не на бюрократические нормы, а на принцип революционной целесообразности. Французская полиция начала стрелять на  упреждение. Война так война.

На днях Макрон выдвинул 15-дневный ультиматум Французскому совету мусульманской веры (CFCM). Он требует от них подписать меморандум, в котором будет заявлено, что ислам является религией, а не политическим движением. Также будет запрещено «иностранное вмешательство» в деятельность мусульманских групп.

Министр внутренних дел Жеральд Дарманен встретился с восемью лидерами CFCM в Елисейском дворце и заставил их согласиться на создание Национального совета имамов. Этот орган будет выдавать имамам официальную аккредитацию, которая может быть отозвана в случае нарушения этического кодекса. Как тут не вспомнить церковную реформу Петра I, Святейший Синод, члены которого назначались государем и подчинялись непосредственно ему, а также Комитет по делам религий в СССР.

Эммануэль Макрон уверен, что Германия преодолеет стеснение, воспитанное постоянным напоминанием о зверствах фашизма, и тоже переключится с излишней толерантности к мигрантам на адекватную строгость. И последует за Францией в ее стремлении выйти из подтанцовки США.

Украина при этом попадает в  очередную пикантную ситуацию. Кого поддержать, когда настанет время выбора? США или Европу? Мы, конечно, попытаемся отмолчаться или поиграть в “победит дружба”. Но, судя по стилистике заявлений Макрона, этот вариант не пройдет. Так за кого мы?

Источник: Версии
54321
(Всего 20, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам