Земля на продажу-1. Больше, чем у Гейтса

Через считанные часы – 1 июля 2021 года – в Украине произойдет историческое событие: будет открыт рынок земли. Не сомневаюсь, что пиарщики от власти обыграют по этому поводу сразу две формально юбилейные даты: 30-летие независимости Украины и 20-летие моратория на рынок земли. Попробуем взглянуть объективно на историю земельного вопроса и понять, что нас ждет в ближайшем будущем.

Если кто-то спросит, почему Украине на роду написано стать великой аграрной страной, то ответ в статистике: у нас почти 43 млн. га сельскохозяйственных земель. Это свыше двух третей площади всего государства. И большая часть этих земель (чуть менее 28 млн. га) – паи. Так что вопрос с частной собственностью на землю у нас уже решен давно. Послезавтра эта собственность станет “продажной”.

Зеленый свет распаиванию земли дал принятый 18 января 2001 года закон «О соглашениях относительно отчуждения земельной доли (пая)» № 2242-III. Он же и  установил, что до урегулирования порядка реализации прав граждан и юридических лиц на земельную долю (пай) Земельным кодексом Украины собственники этих самых паев временно не могут заключать сделки по купле-продаже, дарению земельной доли (пая) или другим способом отчуждать эти доли (паи), –  кроме передачи их по наследству и при выкупе земельных участков для государственных и общественных нужд. Это и был мораторий.

Принятый 25 октября того же 2001 года Земельный кодекс (№2768-III) распространил мораторий на земельные участки для ведения сельского (фермерского) хозяйства и другого товарного сельскохозяйственного производства независимо от формы собственности. Это и стало называться «мораторием на покупку и продажу земель сельскохозяйственного назначения».

Хотя введенный как временная мера в 2001 году мораторий продлевался каждые два года (последний раз 4 декабря 2018 года тогдашний президент Петр Порошенко подписал закон о продлении действия земельного моратория до 2020 года), в Украине сформировались аграрии-латифундисты с самыми большими земельными банками в мире.

Недавно в США поднялся шум из-за обнародования информации, что Билл Гейтс скупил 110 тыс. га. Для Америки такая концентрация земли в одних руках – сенсация. Ну, что на это можно сказать? Слабаки! У нас крупные агрохолдинги имеют (правда, пока в долгосрочной аренде) сельхозугодий в несколько раз больше.

Для справки. «Кернел» (Андрей Веревский) – 510 тыс. га. Абсолютный рекорд. UkrLandFarming (Олег Бахматюк, проживающий в Вене из-за уголовных дел) – 475 тыс. га. “Мироновский хлебопродукт” (это “Наша ряба” и Юрий Косюк) имеет 370 тыс. га. Национальная академия аграрных наук Украины владеет 362,6 тыс. га.

 Американские инвесторы  Джордж Рор и Морис Табасиник из фирмы “Агропросперис” (NCH) контролируют 300 тыс. га. “Астарта Киев” (сахар и не только) – 243 тыс. га. «Континентал Фармерз Групп», он же бывший агрохолдинг “Мрия”, который с апреля 2019 года слился с компанией Continental Farmers Group (CFG), принадлежащей арабским бизнесменам, – 195 тыс. га. “Эпицентр Агро” – аграрное подразделение известной сети строительных супермаркетов. Бизнес-империя, которой владеют супруги Гереги – Галина Федоровна и Александр Владимирович. У них 160 тыс. га.

“Аграрные системные технологии” – фирма, которой владеют непубличные лица Дмитрий и Татьяна Колесники. Основные культуры – кукуруза и соя. У них 150 тыс. га. У HarvEast Рината Ахметова всего 127 тыс. га. Интегрированный холдинг ИМК Алекса Лисицы (раньше он жил в Германии и именует себя на иностранный манер Лисситса) имеет 124 тыс. га. “Укрпроминвест-Агро” Петра Порошенко – 120 тыс. га. У агрохолдинга Юрия Журавлева под названием “Агротон” земли столько же, сколько у Гейтса – 110 тыс. га. Разница в том, что Гейтса знает весь мир, а о Журавлеве слышали только коллеги по рынку.

К чему это я клоню? К тому, что аренда паев, единственная форма сублимации собственности на землю, которая была возможна в Украине последние 20 лет, привела к небывалой концентрации земельных наделов и превращению нашей страны в крупнотоварное зерновое агротехнологическое государство.

Это в отсталой старушке Европе фермеры традиционно копаются на своих лоскутных участках, а государство дает им большие дотации, чтобы они могли конкурировать с нами. Но какая тут может быть конкуренция, когда у нас огромные площади земли обрабатываются исключительно новой западной техникой, взятой в лизинг, и людей на полях почти не видно. Вариант “лоскутного одеяла” в украинских условиях убыточен. А дотации настолько мизерные и выборочные, что не влияют на ситуацию. Поэтому мы играем по-крупному.

Попытка посчитать стоимость паев (28 млн. га под мораторием – это якобы до $270 млрд.) на самом деле неблагодарное занятие, из разряда научной фантастики, потому что сам по себе пай почти ничего не стоит. Все системы координат с “собратьями”.

Практически все действующие  паи находят в аренде у фермеров или латифундистов и позволяют последним хвастаться гигантскими земельными банками. Ценность представляют концентрированные большие участки. Или пакеты земель, которые можно слить в одно целое. Один “лоскут” может быть ценен, если он расположен так, что перекрывает путь к общему “одеялу”. Но тогда встает вопрос, что дешевле: решить проблему коррупционным путем, с юристами или местной властью или пойти на условия несговорчивого пайщика? 

Теперь о черноземах. Все мы со школы знаем: у нас же лучшие в мире черноземы, они и в малых “дозах” бесценны. Действительно, по данным Мирового банка, на Украину приходится около 30% мировых запасов чернозема.

Но с учетом целостной картины – наличия инфраструктурных и логистических объектов, орошения, культивации, элеваторов, качества дорог, проблем бюрократического характера на местах и возникающих при экспорте, – наша уникальная земля не столь ценна, как в странах с плохой почвой и ужасным климатом, но с меньшим количеством свободных участков и нормальным понятным законодательством.

Я видела землю на Мальте. Это что-то среднее между вулканической поверхностью и песочными барханами в пустыне. Не знаю, как там вообще можно что-то выращивать. Но именно на Мальте сельскохозяйственные наделы одни из самых дорогих в Европе. Может, потому что они там в дефиците, а у нас – навалом. Одних только невостребованных паев, за которые развяжется большая юридическая война (в этом можно не сомневаться)  – 16 тыс. га.

То, что мораторий запрещал заключать сделки по купле-продаже, дарению пая и так далее, создало лишь одну существенную преграду: банки не брали землю в залог, а, значит, и получить кредит «под землю» было нельзя. Также нельзя было вносить эти земли в уставные капиталы предприятий. Поэтому, например, если вы хотите начать бизнес с соседом – с него в компанию деньги, с вас – земля, то зарегистрировать так предприятие не удастся.

Но это не мешало развитию агрорынка. Как не мешает, например, в  Израиле, где 93% земли в государственной собственности. Ну, вот не хотят израильтяне продавать свою землю в частные руки, так же, как и мы, практикуют аренду и тоже могут констатировать: это никак не влияет на эффективность обработки земли.

Более того, далеко не во всех странах, где продажа земли разрешена, присутствует высокий спрос на нее. Например, в России земля продается резидентам (иностранцам – нет) с 2003 года, но очередь  с ночи за ней никто не занимает. Может, потому что есть бюрократические барьеры: сначала нужно предложить продаваемые поля государству, если оно отказывается, можно отдавать частнику.

Более того, если спросить граждан России, как они относятся к продаже земли, то большинство из них проявит индифферентность в этом вопросе. Ну, продается и продается. В Украине в этом плане население намного консервативнее. Согласно результатам опроса Социологической группы «Рейтинг» в июне 2019 года, т.е. на момент начала процесса перехода к свободному рынку сельхозземель, 68% украинцев проголосовали бы “против” в случае референдума, 20% “за” и еще 12% не определились. Почему, собственно, оппоненты власти в земельном вопросы и прежде всего Юлия Тимошенко педалируют тему референдума.

А все потому, что арендная плата за земли сельхозназначения в Украине сегодня выше, чем во многих странах Европы. Мы когда-то уже рассказывали об этом, но я напомню снова: среднегодовая арендная плата в нашей стране за земли сельскохозяйственного назначения составляет в среднем 120 евро за га государственных, 100-105 евро – частных.

Это вдвое дороже, чем в Словакии (50 евро за га), Латвии (57 евро за га), Эстонии (58 евро за га) и Хорватии (69 евро за га). Дороже, чем в Литве (99 евро за га) и Чехии (104 евро за га), а также приближается к уровню соответствующего показателя в Словении (134 евро) и Испании (148 евро за га).

Причем в отдельных случаях, по данным Института аграрной экономики, в Хмельницкой области была зафиксирована цена 278 евро за га, в Винницкой 255 евро за га, Полтавской 237 евро за га, в Черкасской 250 евро за га. И тут мы уже впереди Европы всей: выше уровня Франции (215 евро за га), Люксембурга (244 евро за га) и приближаемся к показателям Австрии (288 евро за га) с Ирландией (295 евро за га).

А с такой высокой ценой аренды и паевые выплаты у нас очень неплохие. В то время как стоимость продажи земли, по словам министра агрополитики и продовольствия Романа Лещенко, составляет всего 28 тыс. грн. за га. Это немного более $1000 при нынешнем курсе. Столько крестьянин может получить за несколько лет сдачи земли в аренду. А при обещанном росте ставок арендной платы и вовсе за 2-3 года.

Продолжение следует.

Источник: Версии
54321
(Всего 25, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам