Эффект бабочки

Конец января – такое время, что хочется подумать о прошлом и будущем. Подобное желание исподволь вызывает финансовый кризис, вызванный долгим выходом из праздников, стабильно серое и грязное обличье глобального потепления и еще новости про обходной газопровод по дну Черного моря. А думы о прошлом и будущем всегда приводят к главной мысли: хорошо бы машину времени. Посмотреть, станет ли лучше, сгонять в былое за водкой и колбасой…

Суммировать и решить, что делать с настоящим. Но благодаря инициативам президента по созданию новой Конституции кое-что понятно и так.

Много лет назад в нашу обычную советскую школу приехала делегация из британского города-побратима. Английские гости направо и налево раздавали нереально яркие "жевачки" и значки с медведем Паддингтоном, а мы демонстрировали, как умеем выпиливать из фанеры и прочие полезные навыки. Специально для проклятых буржуев юный пионер в моем лице приволок рисунок, отчасти содранный из журнала "Юный техник", отчасти навеянный пейзажами фильма "Гостья из будущего". Назывался он "Наш город в XXI веке". По зеленому травяному ковру ходили добрые динозавры, выведенные талантливыми учеными из окаменевших яиц в экспозиции Палеонтологического музея в Москве. Возвышались причудливого дизайна строения. Летали флайеры, заменившие автомобиль. Флайер как у Коли Герасимова, надо заметить, очень хотелось, поскольку в нем удобно было бы тайно летать на море с любимой девочкой, и вообще у него масса преимуществ.

Если честно, был план выменять его на жевачки, но буржуи возжелали получить красиво оформленный цветными карандашами прогноз за спасибо. Поэтому картинка осталась на память, чтобы в XXI можно было сравнить желаемое с действительным. Промежуточный вывод: в технологическом плане прогноз во многом не сбылся, что вполне могло бы стать поводом для душевной травмы. Конечно, есть успехи в клонировании животных, и наши города полны более чем причудливых зданий, явно порожденных злым гением архитектуры. Но это все не то. Машина времени помогла бы избежать столь ужасного провала. Хотя, с другой стороны, ожидание лучшего и красивого будущего потеряло бы всякий смысл, и юному пионеру оставалось бы только тяжело пить горькую.

В принципе, сказался недостаток жизненного опыта. Ведь имея определенный кругозор, в деле прогнозирования можно было достичь большего успеха. Современники потешались над Гербертом Уэллсом, но он был хитер и предсказал появление бытового видеомагнитофона, автомобильные пробки, танковые сражения и боевые лазеры. И конструкцию машины времени Уэллс уже в своем первом фантастическом романе составил. Но это все опять не то. Прогноз на будущее всегда строится исходя из заданных параметров настоящего и прошлого опыта. Вселенная неустанно расширяется, она никогда не сжималась. Китайцев будет еще больше, а мобильные телефоны станут такими тонкими, что ими можно будет бриться. Но нас интересует не это. Развивается только техника, а мир не становится добрее и мудрее. В нем нет места траве и ручным динозаврам. Выходит так, что в прошлое нам хочется попасть, чтобы найти там нечто, чего не хватает сейчас, а в будущее мы стремимся за тем же самым. Прошлого, как ни крути, не вернешь. А хочется не водки с колбасой. Хочется доброго и светлого, жить в таком же простом и светлом мире, как разум Гаранта.

Однако текущие параметры указывают на иное. Все, что случилось в нашей стране с 2004 года, называется ростом уровня демократизации общества. Наряду со свободой безответственного слова, за которую нас часто хвалят гости из Америки, это полный паралич системы государственного управления, хаос в земельном вопросе, отсутствие стратегических проектов развития страны, основанных на едином понимании целей (кроме вступления в ЕС) и т.д. Недавнее заседание Национальной комиссии по вопросам регулирования электроэнергетики заложило мощные основы для депрессии в атомной отрасли и постепенной ее стагнации. Ставка сделана на тепловую энергетику, сжигание угля, мазута и газа. В то же время Россия ведет серьезную работу по строительству южного и северного обходных газопроводов, что в итоге угробит и тепловую энергетику.

Ближайшая стратегическая цель действующего правительства и президента Украины – выборы 2009 года. Вся работа Кабинета Юлии Тимошенко выстроена исключительно в стиле предвыборной кампании. Премьер даже не пытается быть "государственником", делая порой такие заявления, что просто оторопь берет. Например, что вклады будет приносить почтальон. В большой сумке и без охраны. Президент, в свою очередь, решительно взялся за Национальный конституционный совет, чья задача – разработать проект более правильной, более демократичной и "цивилизованной", как у нас любят говорить, Конституции. Вопреки тому, что действующая Конституция говорит: изменения в текст Основного закона вносятся только в виде поправок и только путем голосования в Верховной Раде. И, что характерно, Партия регионов опять согласилась на прямое нарушение Конституции. Всем хочется абсолютной полноты власти. Особенно Виктору Андреевичу.

Однако создание проекта новой Конституции, обсуждение его на всеукраинском референдуме как ось избирательной кампании – ключевой момент в украинском будущем. Существует понятие "эффекта бабочки", когда незначительное действие в прошлом запускает невидимый механизм. И события, цепляясь одно за другое, приводят к результатам огромного масштаба. Чаще почему-то получается нечто нехорошее. Но иногда и неплохое. Так инициатива Кучмы о проведении конституционной реформы, направленной на уменьшение полномочий президента в пользу парламента и политических партий, в 2004 году позволила "разрулить" конфликт и дать обществу надежду на успешное развитие. Теперь ситуация отыгрывается назад, запуская очень даже видимый механизм полного контроля центра над регионами и минимизации роли местного самоуправления.

Арсений Яценюк конечно красиво рассказывал про инвентаризацию фельдшерско-акушерских пунктов "во время рабочего совещания с представителями органов местного самоуправления". Но не преминул заметить, что вопрос децентрализации власти – процесс нескорый. Оно и понятно. Кто ж доверит органам местного самоуправления инвентаризации проводить? Надо сначала жестко и решительно все у них отобрать, пересчитать, а потом уже (когда-нибудь) отдать назад. Кроме того, действует система госзакупок, при которой даже туалетную бумагу в школы скоро будет закупать Минобразования. Централизованно. Черновецкий додумался только до личного назначения начальников ЖЭКов, а Тимошенко уже и тарифы на жилкомуслуги собирается единолично устанавливать. Примерно то же самое в здравоохранении. Очень похоже в сельском хозяйстве и т.д. А еще у нас действует пропорциональная система, отобравшая у жителей периферии даже персонального депутата, которому можно поплакаться и попросить немного денег.

Количество полномочий центральной власти неуклонно растет. А качество принимаемых ею решений неуклонно ухудшается. Можно сказать, что без контроля сверху местная власть раздает землю и строит где и что попало. Коррупция ее разъедает. Но что происходит, если местная власть раздает и строит исключительно по решению контролирующего органа? Главное, что носитель власти по имени народ вообще оказывается не у дел. Полностью. Стоит ли вспоминать, что в Конституции на этот счет имеется пунктик, гласящий, что она не может быть изменена, если изменения предполагают ликвидацию или ограничение прав и свобод человека и гражданина? В частности, гражданина, проживающего в райцентре и желающего влиять на власть.

А тут еще Иван Васюнык придумал запретить рекламу водки и табака. Хочет отобрать у нас последнюю надежду стать умнее, сильнее и бухать с ковбоем Мальборо, прямо не выходя из бассейна. Из текущего момента времени, в котором "ключевые игроки" топчут несчастную бабочку, расчет делается только на год вперед. На выборы. Однако жить придется и дальше. А бабочка – существо мстительное. Если четыре (уже четыре!) года назад Украина сумела избежать близкой гражданской войны, то больше такой редкой удачи может и не выпасть.