Карательный орган власти

Злые языки говорят, что в недрах Центрального разведывательного управления был разработан страшно секретный доклад, посвященный влиянию стимуляторов на принятие важных государственных решений. Сам не видел, но надо спросить у Анатолия Гриценко. Возможно, человек в курсе… Штатовские аналитики пришли к выводу, что по косвенным признакам можно даже определить конкретный препарат, под воздействием которого тот или иной лидер совершал конкретные действия. А чему удивляться? Сами понимаете, работа у них нервная.

Постоянно сидят "на измене". Опять же, в Гондурасе неспокойно. Думаю, что последние действия Секретариата украинского президента и его окружения поставили бы в тупик яйцеголовых экспертов спецслужбы. Даже если бы им удалось изучить анализы ряда высокопоставленных чиновников из СП. Представьте Ивана Васюныка, томящегося в очереди в американское посольство со спичечным коробком в руках. М-да.. Не поможет. Тут, наверное, все дело в психологии. Родовая травма, первый неудачный сексуальный опыт, подавленные воспоминания. Потом пошел процесс сублимации, и вот вам результат.

"Восставшие из рАДы"

Накануне открытия очередной сессии Верховной Рады (4 сентября) президент провел сеанс публичного аутотренинга в форме обращения к нации. Он убеждал себя в том, что совершенно спокоен: "Я спокойно отношусь к политическим играм авантюристов… Я это спокойно воспринимаю и вам советую сохранять спокойствие". Нация была спокойна, как удав, поскольку не въехала в тему. Чувствовалось, что сам Виктор Андреевич глубоко переживает. Он четыре раза подряд распускал парламент, мысленно уже всех похоронил, а они взяли и восстали из "рАДы". Волнение, охватившее гаранта нации, вполне объяснимо.

Во-первых, в самый разгар избирательной кампании "воскресает" альтернативная политическая площадка, на которой будет вестись потенциально эффектная контригра.

Во-вторых, любимого руководителя Васюныка до глубины души возмущает тот факт, что спикер Александр Мороз публично продолжает выполнять свои прямые обязанности.

В-третьих, Виктора Андреевича в очередной раз напугали призраком конституционного большинства, которое может появиться в парламенте.

Шокированный поведением "банды авантюристов", президент внутренне был готов пойти на крайние меры. Не случайно в день открытия осенней сессии ВР перед зданием парламента был организован живой щит из сторонников Партии регионов. Вполне серьезно рассматривался вариант блокирования помещений законодательного органа власти "орлами Гелетея" (Управление госохраны). Но все обошлось. Александр Александрович объявил о начале работы Рады. В зале зарегистрировалось 269 депутатов, представляющих коалицию. Зная сложное состояние психики гаранта нации, премьер Виктор Янукович показательно уехал проводить выездное заседание Кабмина в Алчевск. Однако в Верховную Раду пришли первый вице-премьер Николай Азаров и целый ряд высокопоставленных правительственных чиновников, что демонстрирует отношение Виктора Федоровича к происходящему.

Накануне открытия сессии рассматривалось три основных варианта парламентской повестки дня. Первый предполагал работу ВР в консультативно-экспертном режиме, без принятия законодательных актов. Например, провести парламентские слушания по вопросам бюджета на 2008 год, проголосовать рекомендации Кабинету министров. Второй вариант предусматривал внесение изменений в Конституцию относительно лишения неприкосновенности депутатов и президента, принятие бюджетной резолюции на 2008 год и продолжение конституционной реформы в части расширения прав органов местного самоуправления. "Фишкой" третьего сценария являлся законодательный пакет по лишению депутатской неприкосновенности. Без рассмотрения бюджета-08 и продолжения конституционной реформы. Видимо, чтобы не травмировать истощенную непрерывным кризисом психику гаранта нации, было решено идти именно по этому пути.

После короткой заминки удалось принять проект закона, который обрезал как льготы народных избранников, так и креативное содержание пропагандистской кампании президентского блока "НУНС" (простите за выражение).

Легким движением руки ("за" – 261) народные избранники переместили себя чуть ли не в социально незащищенные слои населения. Не словом, а делом они лишили себя прав на транспортное обслуживание, государственное страхование, обеспечение жильем, получение материальной помощи в размере зарплаты на период трудоустройства после сложения полномочий, пенсии в размере 80% от депутатского оклада. Список "обрезанных привилегий" получился достаточно длинный. Если говорить коротко, то в соответствии с новой редакцией закона о статусе парламентария, слуг народа превратили в чиновников, живущих на одну зарплату. И это правда. Возможно, ребята даже несколько перестарались, но больно уж хотелось перебить "козырь" пропрезидентского блока. В рекламных роликах "НУНС", которые крутятся по телевидению, депутата изображают этаким толстым буржуином а-ля Ивченко, постоянно курящим сигару в своем загородном доме, ездящим на длинном лимузине и отдыхающим исключительно в джакузи. Теперь же на законодательном уровне парламентария превратили чуть ли не в изгоя общества. Образцово-показательный мазохизм, который стал возможен благодаря особенностям текущего политического момента. Чего только не сделаешь ради Виктора Андреевича...

Заключительным аккордом в парламентской саге о депутатах-"бомжах" стал законопроект о внесении изменений в Конституцию. Если коротко, то из Основного закона исключены статьи насчет неприкосновенности парламентариев и президента.

Вполне понятно, что у Ющенко были серьезные основания призывать самого себя к спокойствию. Ситуация складывается действительно непростая. Ведь спикер Мороз обязательно отправит ему на подпись законопроект о "бомжах"-депутатах. И что ему делать? Правильно, подписывать документ нельзя, поскольку для Ющенко Верховной Рады не существует. Однако в разгаре избирательная кампания, а у блока "НУНС" всего одна креативная мысль – лишить депутатов неприкосновенности и льгот. Получается, что они все сделали сами, а гарант нации против. Как объяснить подобное поведение электорату? Можно рассказать о том, что публичное лишение себя неприкосновенности – исключительная привилегия "оранжевых". Звучит, согласитесь, несколько нескладно. Кроме того, рассматривать вопрос о снятии неприкосновенности с депутатов и президента придется Конституционному суду. В соответствии с требованиями процедуры, именно КС должен вынести окончательный вердикт: соответствуют внесенные изменения Основному закону или нет. Виктор Ющенко в данной процедуре не участвует, и это его "напрягает". Да и самый гуманный суд в мире оказался в сложной ситуации. Принимать ли на экспертизу законопроект, принятый парламентом, которого, по версии Секретариата, не существует? А если принимать, то какой вердикт выносить? Соглашаться со снятием неприкосновенности только с депутатов или же можно "тронуть" и президента? Если оставить Ющенко неприкосновенность, то у оппонентов могут возникнуть нехорошие вопросы. Как все непросто… Секретариат президента в экстренном порядке стал вырабатывать контрмеры. Прежде всего, в Верховной Раде отключили спецсвязь. Чтобы "заговорщики" не могли связываться с органами власти по "десяткам" и "соткам". Ющенко подал знак, и Васюнык вырвал провода. В дело вмешался вице-премьер Андрей Клюев, и связь восстановили. На повестке дня отключение канализации и электричества. Но это в недалеком будущем, а 4 сентября по инициативе Виктора Андреевича в игру вступил Совет национальной безопасности и обороны.

СНБО vs ВР

Васюнык учит, что информационный повод необходимо перебивать другим информационным поводом. Поскольку сам Васюнык является стратегическим интеллектуальным резервом нации, то у президента остается под рукой лишь Совбез, который возглавляет крупный специалист по замкнутому ядерному циклу Иван Плющ. Правда, упомянутые в начале статьи злые языки утверждают, что Иван Степанович путает ядерный цикл с месячным, но это не мешает ему быть настоящим профессионалом. Работать было решено показательно, но жестко. В один день с парламентским заседанием было проведено заседание Совета национальной безопасности и обороны, которое, несомненно, войдет в историю независимой Украины под названием "Виктор Ющенко убивает Нестора Шуфрича и пытается разорвать штаны Николаю Рудьковскому". Совбез призван был продемонстрировать, что парламента в стране нет, а единственно легитимным законодательно-исполнительным органом власти в стране является Совет национальной безопасности и обороны. Для обоснования нового места и роли СНБО в истории были мобилизованы выдающиеся юридические способности заместителя главы Секретариата президента Игоря Пукшина. Постоянная работа над составлением рейдерских схем для финансово-банковских группировок отформатировала мозг Пукшина под решение конкретных задач. Он как всегда творчески подошел к решению поставленной задачи, попутно заменив собой Конституционный суд, парламент и Верховный суд. Оказалось, что в соответствии с Конституцией, законом о Кабинете министров и Женевской конвенцией о гуманном обращении с военнопленными (если я ничего не путаю), СНБО "имеет право обнаруживать дестабилизирующие факторы техногенного и естественного характера и вносить предложения, в том числе и кадрового характера, относительно их устранения". Под "техногенными и естественными дестабилизирующими факторами" Игорь Пукшин подразумевает Нестора Шуфрича, тушившего херсонский лес вместе с президентом, а также Николая Рудьковского с цистернами фосфора. Выявив тревожащие национальную безопасность "факторы", заместитель главы СП делает логичный и обоснованный вывод: "у Совбеза имеются все правовые основания для принятия решения относительно отстранения министров транспорта и по вопросам чрезвычайных ситуаций от должностей решением СНБО".

Нормальный человек (не юрист из Секретариата), прочитав закон, регулирующий деятельность Совбеза, не обнаружит там ни малейших следов права данного органа увольнять министров. Но для этого есть Пукшин. Идите в Секретариат и спросите. Он поможет. За достаточно нескромное вознаграждение. Игорь Пукшин даже выдумал специальный термин – не увольнение с должности, а "отстранение". Дескать, Секретариат президента ни в коем случае не вмешивается в сферу компетенции Кабмина, однако министры, "отстраненные" решением СНБО, не имеют права выполнять свои обязанности. Следовательно, правительству не остается другого выхода, кроме как уволить "источники национальной опасности".

Рейдерская схема, разработанная Игорем Пукшиным, очень понравилась министру обороны Анатолию Гриценко, который собрался просить президента уволить вице-премьера Александра Кузьмука. Правда, Гриценко по мере своих скромных интеллектуальных возможностей, основательно подорванных бесконечной дискуссией с Юлией Тимошенко относительно профессионализации армии, попытался усовершенствовать методику Пукшина. Он хочет попросить Ющенко уволить Кузьмука из рядов Вооруженных Сил. Аргумент – не место генералам в правительстве. Как видим, заседание СНБО оставило неизгладимый след на лице украинской Фемиды. Ответ президента на возобновление работы парламента получился скандальный и довольно истеричный.

Последствия

Противопоставление Совбеза и Верховной Рады в контексте избирательной кампании может развиваться следующим образом. Вариант первый: умеренно агрессивный. СНБО, который уже далеко вышел за пределы Конституции и действующего законодательства, будет использоваться в качестве противовеса возможным пленарным заседаниям Верховной Рады. Как только депутаты собираются в сессионном зале, сразу же проводится альтернативное заседание Совбеза. По мере приближения даты выборов кровожадность карманного органа президента будет возрастать. Ближайший конфликт должен произойти 18 сентября, когда ВР примет бюджетную резолюцию на 2008 год. 5 сентября Кабмин взял за основу проект бюджета-08, и первый вице-премьер Николай Азаров четко дал понять, что намерен действовать в строгом соответствии с законом. Другими словами, главный финансовый документ страны поступит на рассмотрение бюджетного комитета ВР, а не в Секретариат президента. Я, кстати, удивляюсь выдержке Николая Яновича, которому президент на заседании Совбеза советовал взять листочек и записать его пожелания по увеличению социальных выплат миллиардов этак на 40. На лице Азарова явно читалась фраза – "да пошли вы…", но первый вице-премьер держал себя в руках. Если Рада возьмется за бюджет утром, то после двух часов будет заседание Совбеза. К гадалке не ходи. На роль жертвы карательного органа президента претендуют первый вице-премьер и глава правительства. Закон эскалации предвыборного напряжения. Сначала Шуфрич и Рудьковский, а затем… "Юридическое" обоснование для подобного шага уже подготовлено Пукшиным.

Вариант второй: агрессивный. Секретариат президента в ближайшие дни попытается сделать все возможное, чтобы не допустить возобновления пленарных заседаний Рады. В ход могут пойти любые средства: от угроз со стороны СБУ возбудить уголовные дела против руководства парламента за организацию "антиконституционного путча" до физического блокирования помещения парламента силами УГО. Дальнейшее развитие этого сценария предугадать несложно: появляется "Беркут", и ночью происходит выяснение отношений на тему "кто кого охраняет". В таком случае пик конфронтации стремительно приближается, и речь уже идет о ближайших днях. При подобном раскладе проводить досрочные парламентские выборы просто бессмысленно, поскольку невозможной становится даже имитация выхода из кризиса. Александр Мороз, видимо, считает именно этот вариант наиболее реальным, поскольку он не исключает продолжения работы сессии Верховной Рады после дня выборов. Избирательную кампанию, проведенную в условиях политического террора со стороны Секретариата президента, вряд ли можно назвать честной и прозрачной. СП необходимо заранее дестабилизировать ситуацию, чтобы реализовать сценарий срыва досрочных выборов. По вине, естественно, Партии регионов, которая организовала "переворот". В связи с кризисом объявляется чрезвычайное положение и вводится прямое президентское правление. Игорь Пукшин, опираясь на Конституцию и законы Украины, убедительно докажет, что, хотя в Основном законе нет понятия "прямое правление Ющенко", это ничего не значит, поскольку оно (правление) непосредственно вытекает из права главы государства распускать Верховную Раду. Даже не спрашивайте, как такое возможно. Это все к Пукшину.

Вариант третий: эскалация. Он предполагает активное нагнетание ситуации без институционализации конфликта (заседания Верховной Рады и СНБО). Например, основное внимание будет сконцентрировано на выполнении решений Совбеза относительно увольнения Шуфрича и Рудьковского. Пропрезидентский блок "НУНС" уже начал бессрочную акцию протеста около Министерств связи и чрезвычайных ситуаций. Николай Рудьковский пообещал всех демонстрантов кормить и поить. Уверен, что он сдержит свои обещания. Затем к делу подключат СБУ или, как водится, Управление госохраны. Потом начнут выдвигаться внутренние войска, чтобы обеспечить решения СНБО. Когда столкновение с "Беркутом" станет неизбежным, президент встретится с премьером. Не исключено, что будет подписан очередной пакт о ненападении на период окончания избирательной кампании. Если нет, то смотри вариант второй.

При любом варианте эскалации конфликта под угрозой срыва оказываются парламентские выборы. В настоящее время данный вопрос в СП рассматривается в следующей плоскости: "рубить" кампанию до 30 сентября или же подождать результатов голосования? А вдруг удастся "натянуть" голосов для создания "оранжевой коалиции"? Последний вариант для Ющенко более предпочтителен, поскольку срыв избирательной кампании будет плохо воспринят Евросоюзом. Для европейцев важен сам процесс, а результаты вы уж сами как-нибудь обеспечьте. Перенос выборов на неопределенный срок не совсем вписывается в евроканоны.

Правда, с "оранжевой" коалицией не все так гладко. Подозрительно тихо ведет себя Юлия Тимошенко. То ли увлечена предвыборной кампанией, то ли выжидает, чем все закончится. БЮТ почему-то не спешит поддерживать своих союзников. Где заявления о поддержке последних решений СНБО? Нет. Вот и доверяй после этого Юлии Владимировне.

В целом же ничего неожиданного или экстраординарного не происходит. Кто не понимал, что Совбез превратился в карманный орган Секретариата президента? Все понимали. Теперь он еще исполняет роль "президиума Верховной Рады". Игорь Пукшин выписывает соответствующие права СНБО, творчески переосмысливая положения Конституции. Избирательная кампания постепенно выходит на финишную прямую.