Бывший "воин света"

Нардеп из фракции БЮТ Дмитрий Выдрин анонсированного заявления о сложении с себя депутатских полномочий не писал. Но и не попал в избирательный список блока на затеянные досрочные выборы в Верховную Раду. Он, до сих пор верящий в потенциал лидера БЮТ, пришелся не ко двору в команде "воинов света", так как по-прежнему много думает, сравнивает, анализирует, а не покорно берет "под козырек" при любом решении коллег по фракции. Сейчас он ищет себя на новом поприще — в среде вольных демократов, которые гордо называют себя "белыми воронами украинского политикума". И если его послушать, то понимаешь: там ему и место.

Дмитрий Игнатьевич, ну и каково ваше мироощущение после появления Указа о роспуске парламента?

— Так получилось, что я узнал об Указе, находясь в Душанбе. Как раз гостил в доме у бывшего председателя Верховного суда Таджикистана, который работал на этой должности в самые горячие времена гражданской войны. Я, естественно, поделился украинскими новостями и попросил его совета: как разрулить ситуацию, исходя из таджикского опыта. Он (опыт), кстати, в чем-то схож с украинским, поскольку конфликт там тоже начинался на Майдане (и у них площадь называют "майданом"). Сторонники премьера и президента примерно так же сначала словесно оскорбляли друг друга, а потом в ход пошли камни, прозвучали выстрелы. Закончилось все тем, что погибли 150 тысяч человек, а 2 миллиона стали беженцами.

Судья мне говорит: у нас в ситуации тотальной войны всех против всех, как ни странно, между полевыми командирами было достигнуто негласное соглашение о том, что можно оскорблять, бить или даже убивать всех, кроме судей. И, как это ни дико звучит, в период войны действовал Верховный суд. Когда ситуация заходила в глухой тупик, к судье приходил очередной полевой командир с колбасой (поскольку с деньгами лучше не заходить, а с колбасой можно), резал ее штык-ножом на крупные куски, доставал бутылку водки и говорил: расскажи, уважаемый, кто прав, а кто виноват?

Бывший председатель Верховного суда считает, что Таджикистан уцелел как единое государство только потому, что, несмотря ни на что, было сохранено доверие к судебной власти при всем очевидном несовершенстве последней. У нас же ситуация гораздо хуже, поскольку ясно, что уже нет института, которому все доверяют. Включая Верховный суд, работу которого Президент охарактеризовал как "шоу", и Конституционный суд, обвиненный в коррупции. Поэтому единственный шанс — поверить в судьбу. Или в карму. Нужно бросать монетку. А перед этим договориться: если выпадет решка — проиграл Президент, орел — коалиция. Кроме судьбы, в Украине уже не осталось ничего, во что еще можно верить.

Возможно, тяга к мистике у вас появилась после тяжелой депутатской жизни в БЮТ?

— У меня всегда была тяга к инфернальным, оккультным вещам. Помните кризис с Тузлой? Никто не понимал, зачем Россия стремится добраться до украинской косы и насыпает дамбу. И у меня не было рационального ответа, пока я не обратился к когнитивной шаманской практике. Еще в советские времена я изучал практику и теорию шаманства племени чильчигиров в забайкальской тайге (даже жил в этом племени несколько месяцев). Так вот, шаманы считают, что для овладения объектом к нему сначала надо прикоснуться. Россия, видимо, в то время находилась под влиянием шаманизма — им нужно было прикоснуться к Тузле, чтобы затем ею овладеть. Сегодня эту же практику интуитивно используют наши политики. Они стремятся прикоснуться к Президенту: кто держит его за руку, тот овладевает его духом, разумом и практикой.

А в БЮТ со мной случилось то, что давно должно было случиться: я, видимо, оказался бесполезен для их политической практики. И это ощущение бесполезности стало очевидным и для руководства БЮТ. Я когда-то вывел определение идеального политика. Это воля, помноженная на фактуру или внешность, минус благодарность. Условно говоря, у Витренко есть воля, нет благодарности, но нет и внешности. У Кличко есть внешность и воля, но есть благодарность, которая мешает ему. А у нас руководители БЮТ — это абсолютные политики. Поэтому у них были веские причины, чтобы освободиться от такого балласта, как я. Тем более что особенно им благодарить меня было не за что, поскольку я оказался недостоин звания "воина света". Зачем нужен Выдрин, который вечно сомневается, задает ненужные вопросы, невпопад голосует на фракции?

Все говорят, что Ющенко — слабый, неуравновешенный человек, романтик, пасечник, древние горшки любит. Почему же он решился на роспуск парламента?

— У меня есть несколько версий. Первая: он решил исходить не из политических, а из психологических причин и продемонстрировать миру то, что он давно хотел продемонстрировать. То, что Президент — это сильный мужчина, обаятельный и волевой политический мачо. А вторая версия — очень экзотическая. Я даже не знаю, стоит ли говорить о такой экзотике…

Да чего там — давайте…

— Недавно я встречался с корреспондентом крупнейшего японского журнала. И он попросил у меня идею для журнальной обложки, посвященной Украине. Я подарил ему идею и надеюсь, что этот журнал никогда не попадет в Украину. Оказалось, что корреспондент — потомок самураев, а я — человек, который увлекается самурайской практикой и много лет занимается фехтованием на мечах. Вот мы вместе с ним сели и вспомнили, как делается настоящее сеппуку или харакири. У нас все считают, что кульминация харакири — это разрезать себе живот. На самом деле главное заключается не в этом. Главное — это удар друга. Он еще называется "удар милосердия". Самое сложное в акте харакири — принять позу на коленях, наклонить голову и разрезать себе живот, а в это время — пока ты еще не почувствовал боли — друг, который стоит рядом с мечом, должен мгновенно снести тебе голову. Одним ударом. Так вот, у меня появилась следующая мысль: Виктор Андреевич решил сделать политическое харакири, но у него не было друга, который безболезненно и быстро все это завершит. И я предложил изобразить на обложке журнала силуэт политика — крупного и достойного, делающего себе харакири абсолютно чистыми руками, а сзади — изящный, хрупкий белый силуэт с поднятым мечом. Не будем говорить, кто там стоит сзади, но я уверен, что это настоящий друг. Он не даст уже бывшему президенту почувствовать боль, поскольку так быстро, надежно и решительно сделает свое дело, что, видимо, никто ничего не почувствует. Так что моя вторая версия — уход из политики через политическое харакири.

Все больше получает распространение следующая точка зрения: вердикт Конституционного суда не станет выполнять та сторона конфликта, которая проиграет дело. Как же все-таки завершить противостояние? Ввести пост "главного шамана"?

— Мы уже говорили о том, что следует доверяться не судьям, а карме. Мне, например, смешно слышать обвинения в коррумпированности судьи КС Сюзанны Станик. Смешно потому, что в Украине коррумпированы все. Я еще два десятка лет назад дал определение коррупции, которое получило международное признание. Оно звучит так: коррупция — это то, в чем ты не участвуешь. А поскольку в Украине в этом деле участвуют абсолютно все, то сложно кого-то обвинять в коррупционных действиях. Знаете, у меня есть столько ярких примеров тотальной коррупции… Например, сын моего друга закончил школу с золотой медалью и собирается поступать в университет. Друг работает в силовых структурах, борющихся с коррупцией. Я встречаюсь с одним из руководителей университета, объясняю ситуацию (мальчик — медалист, отец — мой друг) и прошу проявить объективность. Мне говорят — какие проблемы? Будет полная объективность, но пусть отец занесет такую-то сумму. Сумма заносится. Проходит месяц, мне звонит один из руководителей университета. Рассказывает следующую историю: его жена, которая владеет нефтяной скважиной, попала в сложную ситуацию, поскольку на нее "наехали" силовики. Как оказалось, именно мой друг возглавляет "наезд". Вопрос заключается в следующем: нельзя ли снять давление? Я иду к силовику, который борется с коррупцией, объясняю ситуацию. Он говорит: какие проблемы? Пусть занесет деньги.

Мы находимся в такой ситуации, когда невозможно объяснить, кто кого коррумпирует. У нас работает замкнутый цикл воспроизводства коррупции. Поэтому смешно говорить о том, что одни участвуют в коррупции, а другие не участвуют. У нас был шанс отрегулировать ситуацию. Например, следующим образом: поскольку все замешаны в каких-то делах, то давайте сделаем вид, что кто-то менее коррумпирован по сравнению с остальными. Допустим, Верховный или Конституционный суды. Но поскольку этого не было сделано, то правового выхода из ситуации я не вижу. Каким бы ни было решение КС, половина людей и половина политических сил его не признают.

И что будет?

— Наш Президент, наверное, действительно мудрый человек. Он постоянно предлагает жить не по закону, а по его духу. Закон — это государственный договор, формально закрепленный на бумаге. Что такое дух закона? Это понятия. Виктор Ющенко так долго боролся за то, чтобы страна не жила "по понятиям", что сам стал жить "по понятиям". Поэтому, раз мы живем "по понятиям", необходимо, чтобы главные фигуры садились за стол и "по понятиям" договаривались вне рамок закона. Скорее всего, договорятся о переносе выборов. Весьма вероятно, что тогда на выборы пойдут все. Кто победит? Я просматривал последние результаты социологических опросов. Складывается поразительная ситуация: каждая сила (консолидированные "оранжевые" и консолидированные "бело-синие") имеет практически одинаковый потенциал. Они набирают по 37—38% голосов. Поэтому будут еще одни досрочные выборы, поскольку проигравшая сторона не признает результатов голосования.

А досрочные президентские выборы могут быть одним из пунктов "консенсуса по понятиям"?

— Наверное, Президент на это не пойдет. Он, скорее всего, избрал иной путь. У него другое сеппуку. Скорее всего, в его окружении есть люди, которые станут отговаривать Ющенко от досрочных президентских выборов. Не только в Украине, но и за ее пределами. Поэтому он не включит данный пункт в "договор по понятиям".

Актуальный вопрос: когда это все закончится?

— При действующих игроках это никогда не закончится. Год назад я предложил три варианта политического развития для общества. Первый вариант — это "самолюстрация" ведущих игроков. Все главные игроки должны объявить о том, что не будут принимать участие в следующих выборах. Это хороший вариант, но именно поэтому, думаю, на этот вариант никто не пойдет. Знаете, когда началась первая чеченская кампания, ко мне приехали телевизионщики из России и спросили: как прекратить войну? Я сказал, что выход один: президенты Ельцин и Дудаев должны уволиться и передать переговорный процесс в другие руки. Потом меня вызвал Леонид Кучма и сказал, что ему уже три раза звонил Борис Николаевич и спрашивал, где тот г…н, который хочет уволить его вместе с Дудаевым. Дескать, давайте сначала его уволим. Примерно такая же реакция на мое предложение была и у наших политиков.

Второй вариант: настолько "обнулить" депутатскую и любую другую политическую должность, чтобы она перестала быть непреодолимым соблазном для участников процесса. Они же сегодня бросают всю жизненную энергию — и свою, и семейную, и корпоративную — на достижение заветной цели. Готовы заплатить любую цену за мандат или за кресло министра. Это связано с теми грандиозными возможностями, которые дают эти посты. Поэтому я предлагал провести "деноминацию" упомянутых должностей. Сделать депутатам и министрам зарплату чуть выше средней. Снять неприкосновенность. Лишить льгот и так далее. Думаю, эти меры помогли бы значительно снизить накал страстей.

Третий путь — введение новых игроков в политику. Для этого нужно ввести нулевой парламентский барьер. Как в Израиле. Подобная мера позволила бы войти в большую политику новым фигурам, у которых нет денег и связей с олигархами.

Вот такие три варианта я предлагал. В идеале, конечно же, желательно реализовать их сразу все. Но не будем утопистами. Если бы хоть один из них был принят, тогда можно было бы проводить "перезагрузку парламентского компьютера". То, что нам сегодня предлагают сделать, подходит для неграмотных пользователей. Они видят, что в компьютере завелся вирус, и он начал "глючить". В таком случае его просто выключают и снова включают. Думают, что это поможет. Но компьютер не заработает, если не поставить хорошую антивирусную программу, не почистить жесткий диск. Вот так и с парламентом. Скорее всего, получится замкнутый цикл конфликтов: выборы — непризнание выборов — блокировка ЦИК, парламентской трибуны, электрощитовой Верховной Рады. Неважно, кто будет блокировать. Вы видите, что "регионалы" мгновенно переняли тактику "оранжевых". Даже Майдан скопировали. Поэтому, если они будут в оппозиции, то не дадут работать парламенту. Точно так же, как это делали мы.

Юлия Владимировна на одном митинге заявила следующее: если будут выборы, то народ не отдаст своих голосов предателям, и в ВР пройдут только правильные люди. А если народ все-таки за них проголосует, то тогда вопросы уже к народу. Что это значит?

— Слушайте внимательно Юлию Владимировну, поскольку она выдающийся политик в чистом виде. Политик до аскетизма и шахидства. Если кто-то и победит в нынешней игре, то этим человеком будет Тимошенко. На границе Таджикистана с Афганистаном я встречался с представителями движения "Талибан". И один талиб рассказал мне такой анекдот: украинский кризис зашел в глухой тупик. Ни европейские, ни российские посредники ничего не могут сделать. Тогда решили обратиться к Богу. Сели в Секретариате Президента. Господь во главе стола, по правую руку — Виктор Янукович, по левую — Виктор Ющенко. Тимошенко расположилась напротив. И говорит Бог: "Виктор Андреевич, сын мой, отчитайся, что ты сделал полезного за время своего правления?". Ющенко отвечает: "Отче, главное — это разрешил свободу слова". "Молодец!" — отмечает Бог и обращается с тем же вопросом к Виктору Федоровичу. Тот говорит: "Я с 1 апреля повысил пенсии и зарплаты на 28 гривен". "Отлично, сын мой, у меня тоже есть чувство юмора", — констатирует Бог. Поворачивается к Юлии Владимировне: "А ты, дочка, что полезного сделала?". Тимошенко отвечает: "Во-первых, я вам не дочка. Во-вторых, папаша, вы сидите на моем месте".

Юлия Владимировна — единственный политик, который сегодня готов идти до конца. Причем до любого конца любой ценой. Она готова для достижения своей цели пожертвовать и всеми своими, и особенно всеми чужими деньгами, и своим, и особенно чужим здоровьем, и своим, и особенно чужим достоинством… Короче, она единственная, для кого не существует абсолютно никаких авторитетов и запретов. Думаю, что она неизбежно побывает и премьером, и президентом, а может быть, и президентом, и премьером вместе, если, конечно, не захочет стать Папой Римским.

Возвращаясь к Таджикистану: там противостояние продолжалось до тех пор, пока не пришел Сангак Сафаров, который перестрелял всех. У нас возможно такое?

— Если бы мы находились немножко подальше от Европы, то подобный вариант был бы вполне возможен. А так спасает то, что под боком находится контингент быстрого реагирования ЕС, который создается сейчас на глазах. Поэтому, по большому счету, пошалить нам не дадут. Но по маленькому вполне можем.

Как же быть с пресловутым тезисом "народ перестанет терпеть и возьмется за вилы, пойдет на власть"?

— Беда нашего народа заключается в том, что прежде чем взяться за вилы, он берется за стакан. И забывает о том, что собирался взяться за вилы. На этом обычно все и заканчивается.

Вот вы разочаровались в БЮТ. Однако, судя по всему, опять вляпались в какую-то партию вольных демократов. Почему?

— Скорее, это БЮТ разочаровался во мне. А что касается других проектов: человек — существо коллективное. Это еще, по-моему, Энгельс говорил. Невозможно реализовать себя вне коллектива. Поэтому, не сумев реализовать себя в большом коллективе — во фракции БЮТ, я и некоторые мои друзья опять поддались соблазну вернуться к небольшому, но уютному политическому формату. Мы вместе с единомышленниками решили исповедовать несколько очень простых правил. Первое правило — говорить правду не только об оппонентах или врагах, но и о друзьях. Если, скажем, мы озвучиваем земельные схемы Леонида Черновецкого, то должны рассказывать и о схемах Богдана Губского. Это правило пока пришлось не ко двору.

Второе заключается в том, что мы должны помогать не только слабым, но и сильным, поскольку в Украине сильный часто нуждается в большей поддержке, чем слабый. И бесхозный средний класс в Украине сегодня оказался без "политической крыши". Третье правило — признание того, что вся власть является единой, неделимой и одинаково отвратительной.

Если ты назвался оппозицией, а я лично чувствую, что в оппозиции буду всегда, то для тебя не должно существовать различия между, в частности, президентской и кабминовской властью. Мы считаем, что любая власть заражена одними и теми же бациллами. Любая власть разлагается, абсолютная власть разлагается абсолютно. Поэтому функция оппозиции — не делить власть на хорошую и плохую (президентскую и правительственную), а не давать ей становиться абсолютной. Мы называем себя белыми воронами, и, наверное, это скоро станет нашим брэндом.

Беседовали Дмитрий Заборин, Владимир Скачко, Александр Юрчук