Дело Козлова. Послесловие

Дело чести российской правоохранительной системы – раскрыть убийство зампреда Центробанка Алексея Козлова, на первый взгляд, проведено блестяще. Задержаны трое убийц, трое посредников и один заказчик. Убийцы и посредники – выходцы из Украины, заказчик – московский банкир, потерявший бизнес из-за публичного конфликта с Козловым. Единственное слабое звено на нынешнем этапе: выводы следствия в основном базируются на словах добровольно сдавшихся милиции киллеров, а не на веских уликах.

Это наводит на мысль, что вешать ордена правоохранителям пока рано: окончательной уверенности, что Френкель – заказчик, а не "цап відбувайло", нет…

Украинский след в деле Козлова более чем отчетливый. Непосредственным убийцей банкира назван 30-летний Алексей Половинкин, как и его приятели уроженец Луганской области. В 1993 году Станично-Луганский районный суд вынес Половинкину приговор за "хулиганство", а позже он получил срок за "грабеж" и "разбой с проникновением в частное жилище". По неподтвержденным данным, жена Половинкина Лариса работала домработницей в семье одного из будущих посредников убийства. В водителя банкира стрелял Максим Прогляда, с которым Половинкин учился в одной школе. Александр Белокопытов – еще один их земляк и приятель – был нанят раньше для слежки за зампредом Центробанка. Он же увозил убийц с места преступления.

Сначала сообщалось, что троица сама пришла в милицию, не получив деньги от посредника и сильно испугавшись за свою жизнь. В подтверждение этой версии говорит то обстоятельство, что никто из задержанных не просил изменить ему меру пресечения на подписку о невыезде. Впрочем, такое ходатайство все равно не удовлетворили бы. Поэтому рано говорить о желании исполнителей скрыться за решеткой. Тем более, есть версия, что их вычислили по звонкам с мобильного телефона возле места преступления. И хотя телефоны они "скинули", до их жилища вскоре добрались, уговорили давать показания и за это оформили явку с повинной.

Вроде бы звонок с мобильного телефона будущим киллерам и стал той ниточкой, за которую уцепились правоохранители. Но дальше следствие долго не продвигалось, поскольку убийцы упорно настаивали, что не знают заказчика и посредника. Отсюда возникло мнение, что посредник – милицейский оборотень, и, дав на него показания, убийцы, подпишут себе смертный приговор.

Однако арестованный оказался не милицейским оборотнем и не крутым криминальным авторитетом, а мелким луганским бандитом, трудоустроившим парней в Москве, по кличке Боня. Якобы у Бони (Богдана Погоржевского) работала домработницей жена Половинкина. Дальше, по версии следствия, цепочка выглядит так. На Богдана вышел его земляк, бизнесмен Борис Шафран, которому, в свою очередь, заказ подкинула некая Лиана Аскерова, уроженка Дагестана, совместно с которой Шафран владел гламурным кальян-рестораном "Триш". По конфиденциальной информации, рестораторов связывали не только деловые, но и личные отношения. Аскерова в свои почти 40 лет не была замужем, а Шафрана характеризуют как представительного мужчину, имевшего успех у женщин (по некоторым данным, холостым он не был).

Как считают в Генпрокуратуре России, не имея связей в криминальных кругах, банкир Алексей Френкель обратился с просьбой организовать за вознаграждение убийство господина Козлова к своей знакомой Лиане Аскеровой. С ней банкир познакомился, посещая ее ресторан "Триш". Госпожа Аскерова в присутствии господина Френкеля якобы не раз говорила, что знакома с криминальными авторитетами. К тому же ранее Аскерова и сама была не в ладах с законом: в 1995 году ее объявляли в розыск по подозрению в мошенничестве, правда, затем дело развалилось.

Лиана поговорила с близким другом Борей. Тот "перетер" заказ с уголовником Боней. А Боня вспомнил, что у его горничной судимый муженек, у которого такие же судимые приятели.

Но тут возникает один тонкий момент. Богдана Погоржевского задержали по показанию киллеров уже после ареста Бориса. Кто вывел на Шафрана, толком неизвестно, но арест был произведен 28 декабря 2006 года, когда подозреваемый выходил из своего офиса на улице Лавочкина. Арест Бориса глубоко потряс Аскерову. Она кинулась нанимать ему лучшего адвоката, посещала в изоляторе временного содержания, где находился Борис, тратила большие деньги, чтобы создать хорошие условия в изоляторе. Благодаря ее усилиям, защитником Бориса стал знаменитый адвокат Валерий Карышев, автор книг "Записки бандитского адвоката" и воспоминаний, как он защищал Солоника. К тому же Шафран помещен в двухместную камеру вместе с еще одним "культурным" арестантом. В отличие от банкира Френкеля, он не жалуется, что милиционеры его бьют и обзывают "жидовской мордой".

Примечательно, что в день задержания Лиана собрала сумку для передачи Борису – спортивный костюм и продукты. В 11.00 женщина вышла из подъезда своего дома на Новом Арбате и тут же была задержана. Заготовленного заранее адвоката не было. Ее брат по телефону нанял менее известного адвоката Мартынова, который вступил в дело прямо в суде, где Аскеровой выбирали меру пресечения. Валерий Карышев с уверенностью заявил, что Борис и Лиана не виновны. Их обвинения строятся на показаниях свидетелей.

Впрочем, и обвинения в адрес Алексея Френкеля тоже строятся на показаниях, в данном случае – Аскеровой. Френкеля задержали в Москве в час ночи 11 января. В Генпрокуратуре России по этому поводу устроили целое празднование. Самое громкое убийство минувшего года назвали раскрытым. По словам генпрокурора Юрия Чайки, аресты по этому делу еще возможны – предстоит установить некоторых соучастников, но в целом преступление можно считать раскрытым, поскольку все главные участники убийства первого зампреда ЦБ уже находятся за решеткой.

Впрочем, скептики утверждают, будто арест Бориса Шафрана заставил Лиану Аскерову говорить то, что ей "напело" следствие. Ради сохранения жизни и здоровья близкого друга (а в тюремных условиях это очень зыбкий момент), женщина готова давать любые показания. А для следствия "разделаться" с Френкелем важно еще и потому, что он прекрасно подходить на роль руководителя масштабной сети отмывания денег. Накануне Нового года Департамент экономической безопасности МВД отрапортовал о раскрытии целого синдиката банкиров-оборотней, которые за полгода смогли "отмыть" больше $7 млрд. И все "нехорошие" банки один за другим теряли лицензии, и распоряжения об этом подписывал Андрей Козлов.

Отсюда выходит, что Алексей Френкель решил ликвидировать Андрея Козлова из личной неприязни, после того как 15 июня прошлого года первый зампред ЦБ принял решение об отзыве лицензии у его "ВИП-банка" за отмывание денежных средств. На самом деле личный конфликт между Андреем Козловым и Алексеем Френкелем возник еще в 2005 году, когда ЦБ отказался включить "ВИП-банк" в систему страхования вкладов. Это решение ЦБ было оспорено в арбитражном суде. Тогда Алексей Френкель сложил с себя полномочия председателя правления банка и стал представлять банк в судебных заседаниях.

Вообще, Френкель – довольно странный кадр. 1971 года рождения. "Тихоня" по свидетельству вузовских товарищей и активный бизнес-бунтарь в стиле Ходорковского во время конфликта с Центробанком, он настолько засветился в противостоянии с Козловым, что убивать его было бы по меньшей мере глупо. В апреле прошлого года Френкель добился, чтобы Московский арбитражный суд (МАС) удовлетворил иск к Центробанку, в котором "ВИП – банк" оспаривал решение комитета банковского надзора (КБН) ЦБ от 10 августа 2005 года об отказе принять его в систему страхования.

Разбирательство длилось почти четыре месяца. Представители Центробанка отмечали, что "ВИП-банк" допускал нарушения в ведении бухучета, кредитной политике и работе службы внутреннего контроля. Часть из них, по мнению регулятора, не устранены до сих пор. Чиновники отмечали случаи, когда ликвидность банка была на грани. Но суд обратил внимание на то, что в актах проверок банка таких претензий нет.

После этого, по личному распоряжению Андрея Козлова, ЦБ провел внеочередную проверку "ВИП-банка", по результатам которой у него была отозвана лицензия. Решение ЦБ об отзыве лицензии Алексей Френкель тоже оспорил в арбитраже, а Андрея Козлова, по версии следствия, решил просто устранить. Тем более что после решений ЦБ на счетах "ВИП-банка" "зависли" миллиарды рублей, которые якобы должны были быть обналичены, и клиенты предъявляли претензии господину Френкелю.

Примечательно, что, хотя лицензия была отозвана с формулировкой "за нарушения законодательства о противодействии отмыванию преступных доходов", а основная претензия звучала как "банк проводил рискованную кредитную политику и не создавал адекватные резервы по активам, нарушал порядок ведения бухгалтерского учета и кассовых операций, а также предоставлял недостоверную отчетность", никто из должностных лиц финучреждения наказан не был.

Интересно и другое – во время конфликта господину Козлову стали поступать звонки от первых лиц Генпрокуратуры, в частности, замгенпрокурора Владимира Колесникова (занимал эту должность до лета прошлого года) и ФСБ с ходатайствами о включении "ВИП-банк" в систему страхования вкладов. Таким образом, можно предположить, что Френкель имел коммерческие отношения с некими таинственными силовиками, а когда стал им не нужен, они решили его слить ради раскрытия громкого дела. Впрочем, это только предположение…