Патовая ситуация

Роспуск парламента, как тема для обсуждения на самом широком уровне, вещь весьма и весьма благодатная. У всех есть что сказать по этому поводу, а главное, в центре внимания всегда оказывается президент, как фигура сильная и опасная, держащая в руках все рычаги для начала этой процедуры. И всегда о процедуре роспуска говорится в свете необходимости ускорения какого-либо действия. Например, в июле Раду "распускали", если она не сформирует коалиционное правительство.

В октябре НСНУ и антикризисная коалиция не смогли договориться о совместной деятельности и поставили президента в неловкую позу…

Причем дважды, когда "Наша Украина" объявила о переходе в оппозицию. "Роспуск парламента" – это повод снова подумать о Ющенко как о сильной и опасной фигуре.

Самое интересное состоит в том, что прямых конституционных оснований для роспуска парламента нет. Конституция прямо указывает, что разогнать народных депутатов к чертовой бабушке президент может только в трех случаях: если на протяжении месяца после вступления в полномочия Верховная Рада не сформирует коалицию; если в течение 60 дней после отставки Кабмина не будет сформирован его новый персональный состав; если пленарные заседания не могут начаться в течение месяца. И то после консультаций со спикером, его замами и главами парламентских комитетов.

Даже Роман Безсмертный, категорически заявивший, что договариваться с "регионалами" больше не о чем, это признал и говорил только о гипотетических возможностях. Вот не примет Рада бюджет – тогда да… Но все-таки повод испугаться тут найти можно. Вот есть у нас пока проект бюджета, по которому президент, талантливый экономист, имеет некоторые свои замечания "макроэкономического характера". И считает их принципиальными.

Как сообщил на брифинге на прошлой неделе заместитель главы Секретариата президента Виктор Бондарь, "если мы не увидим в проекте бюджета никаких посылов о стратегическом развитии государства, не увидим четкой идеологии бюджета, и он останется только на уровне распределения ресурсов согласно запросам отдельных граждан, то такой бюджет подписан не будет".

Правда, до подписания еще два с половиной месяца бюджетного процесса, крайней точкой которого Бюджетный кодекс называет 31 декабря, и рассмотрение проекта Верховной Радой, имеющей право возвращать бюджет на доработку. Но другое дело, что в новейшей истории Украины еще не было прецедента с наложением на Закон о бюджете вето. Это как раз и есть изюминка темы: а что если наложит? Норма, предусматривающая роспуск парламента в случае проблем с бюджетом, была в вариантах Конституции, которые разрабатывались еще при Кучме, но не прошла. Как тут быть – непонятно, а непонятность всегда страшит.

Чтобы избежать вето и на этот раз, по словам того же Бондаря, правительство будет вынуждено искать понимания не только с коалицией, но и с меньшинством, поскольку коалиция самостоятельно не сможет преодолеть вето. "То есть бюджет должен обрести такое содержание и такое обоснование, чтобы он был воспринят всем парламентом, скорее всего это и есть путь для решения этого важного спора", – сказал он.

Правительству, таким образом, был дан четкий сигнал: госбюджет-2007 должен полностью устраивать все стороны. А это переговоры и взаимные уступки, которых как раз не хватает в сложившейся сегодня политической ситуации. Более того, объявив устами Безсмертного (и еще пресс-службы) о переходе в оппозицию, в которой она "будет выполнять президентскую программу", да еще и намекнув на проблемы с бюджетом, "Наша Украина" поставила своего лидера в очень интересную позу. Ведь он продолжает призывать к диалогу.

По мнению директора Центра политических исследований "Пента" Владимира Фесенко, корень всей этой "интересности" произрастает в давнем отсутствии диалога между президентом и "оранжевыми" парламентариями. "Ющенко не встречается с членами фракции "Нашей Украины", у них нет диалога, возник диссонанс, и фракция больше не хочет быть марионеткой, механически выполняя все его предписания, – считает Фесенко. – А Роман Безсмертный, говоря о возможном вето, хотел информационно усилить свой переход в оппозицию и усилить конфликт между президентом и Партией регионов. Депутаты устали быть в неопределенном статусе. Это можно считать истерикой или героизмом от отчаяния, но они хотят определенности, и притом большинство членов фракции "Нашей Украины" действительно хотят в оппозицию, не желая сотрудничать с "регионалами".

Если оставить все как есть, то продолжение конфликта может привести к остановке механизмов государственной машины. Пропрезидентская "Наша Украина" продолжает не слушать президента и ссориться с ненавистными донецкими и примкнувшими к ним левыми. Те за словом в карман не лезут. Президент, неспособный совладать с партией, мечется, призывая всех к согласию и примирению, но сдается, чтобы не остаться в одиночестве. "Наши" министры, глотая слезы, уходят в отставку. Члены коалиции натужно изобретают свое конституционное большинство. Бюджетный процесс идет очень, очень тяжело. Кстати, очень интересно, как будут вести себя коммунисты Украины, которые никогда не голосовали за антинародные бюджеты.

А потом приходит Новый год. Страна на месяц уходит в медленное поедание салатов и плевать хочет на все в мире. Непринятие бюджета или наложение вето, как мы убедительно доказали, не является поводом для досрочных выборов, и мы какое-то время живем без бюджета. Юлия Тимошенко убедительно доказывает всем, что если бы она была президентом, то такого не было бы никогда. Но до выборов-то еще далеко! И под язвительные комментарии БЮТ все спорщики начинают разгребать весь хлам старого года. Все это очень плохо пахнет, в первую очередь для Ющенко. А спрятаться ему будет некуда, пчелы-то зимой спят. Патовая ситуация!

Следовательно, ковыряться в невкусно пахнущей политической материи придется уже сейчас. По мнению Фесенко, уже в ближайшие дни должно начаться согласование интересов президента и фракции "Наша Украина". "Президенту невыгодно отказываться от представительства в правительстве, вот в чем проблема. Это аналогия с больным. Летом он, условно говоря, принимал лекарства для понижения давления, создавая коалиционное правительство, а сейчас его пичкают лекарствами, давление повышающими, вынуждая отзывать своих министров и развивать конфликт с премьером. Доктора бы сказали, что это приведет к гипертоническому кризу", – заметил политолог.

Но вполне возможен и другой вариант. По мнению директора Центра социальных исследований "София" Андрея Ермолаева, разговоры о роспусках и вето – не более чем информационное оружие для новой атаки на неуступчивых "бело-голубых". Если оснований для роспуска парламента нет, их можно придумать. Но довести дело до конца у "оранжевых" не хватит духу. Картина печального финала вырисовывается энергичными мазками: кроме того, что нужно создать для досрочных выборов правовые основания, они потребуют денег из госбюджета, и эту проблему тоже придется решать уже в следующем году. А доевший салаты избиратель вряд ли простит спорщикам политический кризис и ненужные траты в разгар отопительного сезона.

Так что придется классифицировать все события последних дней как игру в "хорошего" и "плохого" полицейского. Хороший потерял контроль над процессом, тут врывается плохой, стреляет в потолок, крушит мебель, обещает кучу неприятностей, и между делом говорит, что это все цветочки. Вот если хороший разозлится, небо покажется с платочек. Объект идет на контакт с хорошим, а плохого за порочащее полицию поведение переводят на другую должность с публичным осуждением. Поэтому наверняка в итоге стороны вернутся к переговорам в другом формате, а Народный Союз "Наша Украина" ждет очень интересный съезд этой осенью. Патовая ситуация не нужна никому.