Комитетчики-1

Вторым этапом структурирования новой власти после избрания спикера и вице-спикера стало распределение комитетов парламента, их полномочий и руководящих должностей. Но если о самом голосовании и политических играх вокруг него много написано, то об изменившейся компетенции комитетов и о личностях руководителей пока молчок. А зря, поскольку председатель комитета – фигура знаковая, своего рода парламентский министр. И потому стоит рассказать, кто есть кто и чем будет занят, поподробнее…

Вместо предисловия

В последние недели в кулуарах законодательной власти шли два процесса. Один обсуждаемый и заметный – кому достанется тот или иной портфель главы комитета, другой процедурный, но не менее важный: чем будет заниматься конкретный комитет. Последний вопрос не отрегулирован профильным законом о парламентских комитетах и полномочия "тематических" клубов можно варьировать постановлением парламента. Скажем, отобрать налоги у комитета по финансам и банкам и отдать бюджетному. Это означает, что при составлении бюджета каждая образовавшаяся в нем дыра затыкается с помощью повышения налогов. И тогда его будут бояться все: такой комитет по мощности сравнится с Минфином. Можно поступить и наоборот, отобрав у комитета ключевую функцию, и тогда его ценность упадет на глазах.

С другой стороны главы комитетов довольно часто рассматриваются как первые кандидаты на занятие вакантных должностей в исполнительной власти. Так что это отличная ступенька для тех, кто не останавливается на достигнутом. Весь вопрос в том, смогут ли комитетчики с помощью своих фракций полностью использовать возможности завоеванной в нелегких торгах должности. Как показывает опыт предыдущих созывов, это удавалось далеко не всем и тут многое зависит от рамок, в которые попадают "парламентские министры".

Поэтому пока в зале шумели мегафоны и бушевали "прокинутые оранжевые", опытные люди составляли проект постановления "О перечне, количественном составе и предметах ведения комитетов Верховной Рады пятого созыва". На голосование 7 июля было поставлено два проекта постановлений: тройки оппозиционеров (Зварыч, Винский и Турчинов) и спикера Александра Мороза. Победил проект Мороза, и формирование комитетов пошло по ранее анонсированному плану разделения полномочий, скажем, правовых комитетов. От комитета по правовой политике отделили вопрос назначения судей и вывели это в отдельный комитет по правосудию. Также будут два разных комитета по вопросам обеспечения деятельности правоохранительных органов и по борьбе с организованной преступностью. Раньше этим занимался один. И тут самое время рассказать о комитетах и главных комитетчиках подробнее…

Юридический профиль

Вопросы правовой политики достались фракции регионов и Евгению Кушнареву. Там же будет работать и Виктор Янукович. На первый взгляд, Евгений Петрович попал не в свои сани: по образованию он инженер-строитель, по специализации в политике – региональный менеджер: городской голова Харькова (1994 – 1998), глава Харьковской облгосадминистрации (2000-2004). Два года (1996 – 1998) возглавлял Администрацию президента. Однако если внимательно вчитаться в полномочия комитета, становится понятно, что они как раз по плечам такому бойцу как Кушнарев. К исключительной компетенции комитета относятся вопросы внесения изменений в Конституцию, оценки соответствия законопроектов Конституции, все, что связано с правовым статусом Конституционного суда (включая назначения и увольнения судей) и т.д.

Дело в том, что коалиция вообще и регионалы в частности не заинтересованы в хирургических процедурах с Конституцией. В то время как пропрезидентские силы хотели бы перекроить Основной закон заново. Поэтому на посту главы комитета нужен человек, на которого можно положиться и который ни при каких обстоятельствах не пойдет на коллаборационные договоренности с окружением главы государства. На Евгения Петровича в этом плане можно рассчитывать. Его недолгое, но памятное пребывание под арестом за "сепаратизм" гарантирует аллергическую реакцию на любые предложения об измене идеалам партии. Кроме того, Кушнарев, возможно, будет способствовать приведению в соответствие с Конституцией законодательства о языках, расширении прав регионов и т.д.

Представитель "регионов" Сергей Кивалов получил комитет по правосудию и теперь будет заниматься вопросами избрания судей, предоставления согласия на привлечение их к уголовной ответственности, деятельностью адвокатуры, судебных экспертиз и исполнительной службы. В комитет поэтому записались Дмитрий Притыка (бывший глава Хозяйственного суда) и Андрей Портнов (адвокат, близкий к группе "Приват", которая занимается бизнес-аннексией именно через судебные схемы). Бывший председатель Центральной избирательной комиссии Украины и глава Одесской юракадемии таким образом серьезно упрочил свои позиции в судейском мире. Тем более, что не за горами избрание нового главы Верховного Суда, и важно иметь влияние на формирование судейского корпуса ВСУ, дабы свести к нулю шансы того же Василия Онопенко, старательно пропихиваемого Юлией Владимировной.

Как мы уже сказали выше, с комитетами важно не название, а круг полномочий. Как говорил один фотограф, главное, не какая мартышка, а что она умеет. "Нашеукраинцу" Владимиру Стретовичу достался комитет законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, но его рамки в этом созыве сведены к штопанью законов о деятельности силовиков. Миссия благородная и для бывшего юрисконсульта колхоза "Дружба", ставшего в начале 90-х старшим научным сотрудником Института государства и права, вполне почетная. Более того, как народный депутат и президент Фонда содействия правовым и политическим реформам, Стретович приложил немало сил для налаживания работы правоохранительных органов. Он трудолюбиво писал многочисленные запросы на тему коррумпированности тех или иных прокуроров, милицейских начальников, спецслужбистов и может делать это дальше. Но формально эти вопросы из его компетенции уходят в комитет по борьбе с коррупцией, которую возглавил регионал Николай Джига.

Милицейский генерал, занимавший пост первого замминистра внутренних дел, начальника Национального центрального бюро Интерпола в Украине, а в последнее время ректора Киевского юридического института МВД Украины к вопросам коррупции будет подходить с позиции академичного следователя. По идее, теперь ему должны сносить весь тот компромат на должностных лиц, который поступал к Стретовичу и позволял ему время от времени давить, например, на Генпрокуратуру. Вес обоих руководителей комитетов будет определяться главным вопросом – их возможностью влиять на назначения в правоохранительной сфере. Понятно, что у Джиги позиции в этом вопросе посильнее. Стретович, возможно, противопоставит ему разоблачительную активность…

Неплохой компенсацией за пост секретаря Совбеза стала для Анатолия Кинаха должность главы комитета по обороне и безопасности. Его назначение туда означает, что вопросы, относящиеся к компетенции главы государства, в том числе организация деятельности Минобороны, СБУ, разведки, ВПК осталась в руках президентской фракции. Однако при всей звучности полномочий специализация у комитета скорее теоретическая. Основной практический вопрос, курируемый Кинахом, – это получение согласия Верховной Рады на отправку миротворцев в горячие точки далекого зарубежья. Но и он довольно важен, особенно, если станет предметом политического торга.

Продолжение следует