Борьба с фантомом

Американцы, похоже, всерьез взялись за нашу коррупцию. Уже третий раз подряд они выделяют крупную сумму денег на программу по борьбе с этим злом. А также приглашают на антикоррупционную стажировку высокопоставленных лиц. Насколько эффективными окажутся западные вливания и не станут ли они сами источником коррупции при распределении финансовой помощи, зависит от контроля за деньгами…

Расхожая фраза "бабло побеждает зло" вполне применима к данной проблеме. Во всем цивилизованном мире борьба с коррупцией финансируется на уровне борьбы с терроризмом или отмыванием грязных денег. Кроме правительственных программ, на это благое дело щедро ссуживают деньги всевозможные организации и фонды. Насколько эффективно – вопрос другой. Поскольку бороться деньгами против денег (которые соблазняют нечестных чиновников) дорого и трудно. Одна из причин неэффективности капиталовложений в некоррумпированность власти заключается в том, что эти деньги тратятся на неэффективные (порой фиктивные) программы, формальные исследования, а также на нужды самих доноров помощи. Поэтому пока в столичных кабинетах подсчитывают размер траншей на те или иные антикоррупционные программы, на низовом уровне как брали взятки, "крышевали" бизнес и устраивали родственников должностных лиц на хлебные должности в коммерческие структуры, так и продолжают этим заниматься.

А чем шире коррупция, тем больше средств могут выколотить из государственных бюджетов общественные организации и специализированные фонды. Один мой американский знакомый сказал, что в западном мире есть традиция: кто приносит вред, должен отстегивать часть доходов на его нивелирование. Так, табачные кампании финансируют программы по лечению раковых заболеваний у курильщиков, химические предприятия участвуют в экологических проектах, а правительство выделяет деньги (а также поощряет частные инвестиции) на борьбу с коррупцией.

В результате спектр структур, которые занимаются выявлением и оценкой уровня коррупции в различных странах, довольно широк. Это и международная организация "Transperency International", хорошо знакомая читающей публике по ежегодным рейтингам "индекса коррупции", но менее известная в качестве спонсора многочисленных антикоррупционных семинаров. И фонд "Индем", работающий под крылом Совета по внешней и оборонной политике Еврокомиссии, систематизирующей примеры ущерба, наносимого коррупцией. Этот фонд не предоставляет грантов, но охотно нанимает специалистов для исследовательских работ в разрабатываемых странах. Можно также упомянуть малознакомый нам американский институт "Эмеральд", который на деньги правительства США реализовал довольно удачный проект борьбы с коррупцией в ряде российских городов. Официально этот институт привозит специалистов по борьбе с коррупцией из-за рубежа, обучает местных борцов, финансирует создание центров, которые собирают важную информацию о "чиновниках-плохишах" и консультирует честную власть, как их поймать на "горячем". Неофициально, скорее всего, собирает информацию о высокопоставленных коррупционерах для Госдепа.

Наконец, деньги в рамках программы по предупреждению коррупции предоставляет Фонд "Евразия" и USAID. Финансирование могут получить местные организации на проведение семинаров, исследований, социологических опросов и обработку общественного мнения, чересчур благодушного по отношению к коррупционерам.

Поэтому, возможно, я ошибусь, но рвение, с которым Минюст во главе с Сергеем Головатым сейчас взялся за сотрудничество с USAID (как во время его первого министерского срока – за так и не реализованную программу "Чистые руки") очень напоминает попытку "откусить" крупный грант. И попытка эта уже удалась.

6 июня Агентство США по международному развитию USAID и Минюст (в лице соответственно директора региональной миссии USAID Эрла Гаста и министра юстиции Сергея Головатого) подписали соглашение, в рамках которого мы получим техпомощь в размере $13,4 млн. на противодействие коррупции и обеспечение верховенства права.

По словам Головатого, это первый договор Украины о сотрудничестве с USAID, который подписывается в формате соглашения об исполнении стратегического задания. Он сообщил, что такие соглашения подписываются USAID с правительством принимающего государства для предоставления средств для исполнения масштабных программ, которые имеют большое значение для экономического и политического развития.

Впрочем, есть глубокие сомнения, что стратегическое задание будет в итоге выполнено. Хотя бы по двум причинам. Во-первых, деньги выделены на разработку проектов изменений в законодательстве в сфере верховенства права и борьбы с коррупцией, на повышение квалификации судей и предоставление технической и организационной помощи судебным учреждениям, но и законодательство у нас самое передовое, и судьи (как и чиновники) знают весь перечень должностных преступлений. Но это никого не останавливает от "великих свершений". Во-вторых, ранее США выделяли $4,9 млн. на программы по реформе правоохранительных органов и укреплению верховенства права и $2,7 млн. непосредственно на ловлю коррупционеров. Но, как видите, воз и ныне там.

К слову, двустороннее сотрудничество между Украиной и США по линии Агентства США по международному развитию активировал еще предыдущий министр юстиции Роман Зварыч. Он собирался направить американские деньги на создание "Кодекса чести государственных служащих" и программы "Чистые руки". Пакет документов регулирующего характера, которые касаются программы "Чистые руки", завизировал еще Кабинет Юлии Тимошенко. Но из-за длительной процедуры согласований условий гранта подписание документа о финансовой помощи затянулось на несколько месяцев.

Кроме этого, 5 июня отбыл в США для изучения американского опыта борьбы с коррупцией первый замглавы Секретариата Иван Васюник. Во время поездки Васюник встретится с представителями корпорации "Вызов тысячелетия", чтобы обсудить программы борьбы с коррупцией в Украине. По всей видимости, у него есть шанс выбить из них деньги тоже.

Так что с финансированием у нас все о’кей, осталось решить, как грамотно тратить деньги. Переписывать законодательство? Но это все равно, что делать ремонт в отремонтированной квартире. Украина одной из первых в СНГ приняла закон "О борьбе с коррупцией". В нем предусматривается ответственность за получение "должностного вознаграждения" не только в виде денег, но и в виде акций, путевок, товаров ширпотреба и даже… скидок. Дать деньги работникам спецподразделений правоохранительных органов? Они тоже вроде бы не нуждаются: ловят по мере сил мелких коррупционеров, возбуждают уголовные дела, пишут протоколы, в общем, формально трудятся, не покладая рук.

Можно, конечно, учесть, что в Украине отсутствует орган, занимающийся конкретно выявлением и борьбой с коррупцией и одно время предполагалось возложить функции такого органа на еще несозданное Национальное бюро расследований. Вот тут проблема с финансированием есть: когда НБР уже существовало, но поскольку средства на его функционирование не выделялись и в штате числились лишь директор (Василий Дурдинец), водитель, помощник и секретарша, бюро существовало исключительно на бумаге. И так же на бумаге было расформировано. Но, как нам пояснили специалисты, грантом финансирование НБР не предусматривается. Тогда остается читать лекции судьям, как надо "отшивать" коррупционеров (типа они сами не знают), давать им новые компьютеры и верить, что главное "достижение демократии" – наша великолепная судебная система, способная за небольшое вознаграждение обуть любого транснационального инвестора, изменит вектор?

В общем, не хочу, чтобы меня считали пессимистом, но я не верю, что операция "Чистые руки" и прочие существующие лишь на бумаге щедро финансируемые проекты приведут к последствиям, которые можно было бы назвать "Быстрые ноги". Когда реальные (а не мнимые) коррупционеры будут наказаны или сбегут от греха подальше. Не верю, и все…