Бой - дама

Бой-дама Президента Виктора Ющенко (это ласковое прозвище Вера Ульянченко получила отнюдь не случайно) пыталась убедить журналистов "Киевского телеграфа" в том, что она — простой работник президентского аппарата. Старалась разрушить свой собственный имидж. Похоже, имидж все-таки устоял.

Вера Ивановна, скажите честно: предлагали вам возглавить Секретариат Президента или это слухи? И если речь идет о слухах, то откуда у них "растут ноги"?

— Отвечаю по порядку. Первое: главой Секретариата я не буду. Никто со мной ни о чем таком не говорил и кресло не предлагал. Второе: разговоры эти пошли не случайно. Думаю, кому-то выгодно рассорить команду Президента Ющенко. Команду крепкую, сбитую, члены которой понимают друг друга с полуслова. Например, давно кому-то хотелось, чтобы в аппарате Президента не появился Иван Васюнык… Да еще в Кабмине нас пытались разъединить — увести Наталью Зарудную в одну сторону, Олега Рыбачука — в другую, Веру Ульянченко — в третью. Уже было время, когда в Секретариате Президента рядом с Ющенко не было команды, с которой он прошел выборы, оппозицию. Сейчас предпринимается попытка исправить ситуацию. Поймите: Секретариат — это не коалиция, которая формируется на период президентства Ющенко. Если Виктор Андреевич считает, что Олег Рыбачук должен занимать другой пост, — это его право, поскольку Секретариат является рабочим органом главы государства. Его состав может меняться, и ничего странного или страшного в этом нет.

Говорят, недавно прошло совещание Секретариата с участием Президента, в ходе которого Виктор Андреевич нещадно "вломил" своему рабочему органу…

— Было такое. Но делать из этого сенсацию не стоит. В любом коллективе руководитель вправе собирать подчиненных и давать им чертей. У нас произошла примерно такая же история. У Президента появилось недовольство действиями Секретариата. Он увидел ряд нерешенных проблем, связанных с нынешней политической ситуацией. Как известно, грядет коалиция со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот он и предпринял упреждающие шаги. Просто Виктор Ющенко не проводит таких разборов полетов часто, поэтому подобные события вызывают дрожь в руках и ногах у сотрудников Секретариата. Это, кстати, и хорошо, поскольку работники аппарата Президента должны привыкнуть к тому, что не глава государства их обслуживает, а совсем наоборот.

У нас очень многие считают, что минимум раз в неделю должны встречаться с Президентом. На мой взгляд, если Виктор Андреевич будет встречаться со всеми своими советниками, то пострадают интересы государства. Знаете, это рецидив бывшей Страны Советов. Все знают, что делать, только сделать ничего не могут. У меня по этому поводу всегда возникает вопрос, адресованный советникам: почему Президентом Украины является Ющенко, а не вы?

Вы не любите словосочетание "окружение Виктора Ющенко". В чем, на ваш взгляд, состоит разница между "командой Президента", "окружением Президента" и "советниками Президента"?

— Для меня команда главы государства — это не обязательно люди, которые находятся на высоких должностях. Они могут быть разбросаны по разным местам, однако всегда точно знают, что работают на Президента Украины. Они выбрали себе этот путь. Они шли вместе с Ющенко не ради должностей. Они прекрасно понимают, что Виктор Андреевич никогда не станет поощрять чрезмерные личные амбиции. Это и есть команда Президента.

А окружение…. Это люди, которые окружают Ющенко. На мой взгляд, "команда" и "окружение" — совершенно разные понятия. Хочу, чтобы все понимали: для Президента важно его окружение, поскольку это информация. Отгораживать его членами команды от окружения нецелесообразно, поскольку эти люди могут быть необъективными по отношению к Виктору Андреевичу. Мы уже душой приросли к нему, к его идеям и настроениям. Кроме команды и окружения есть штат сотрудников, нанятых на работу. В данном случае речь идет о людях, выполняющих свои функциональные обязанности. Они не всегда видят Ющенко "вживую". Не принимают решения, а просто являются частью бюрократической машины.

Многие хотят попасть в так называемый "ближний круг Президента". Как в Секретариате решается проблема доступа к "главному телу страны"? Ведь некоторые склонны злоупотреблять своей близостью к главе государства…

— Наверное, дело здесь не в Ющенко, а в нашей ментальности. Мне недавно рассказали потрясающую историю о земельной тяжбе в Глевахе. Там еще психиатрическая лечебница находится… Так вот, представитель одной из фирм намекал судьям: "Ребята, ведите себя аккуратно, поскольку я знаком с Верой Ивановной". А я даже не очень точно себе представляю, где эта Глеваха находится. Не говоря уже о том, что не имею ни малейшего представления о сути земельного конфликта. Люди где-то слышали мою фамилию и попытались использовать эти знания в своих корыстных интересах. Вот что я имею в виду под нашей ментальностью. Близость к власти — это как хроническая болезнь, которую вылечить невозможно.

Но, тем не менее, команда Ющенко считает, что нельзя делать тройной заслон, с помощью которого "фильтровать" людей, которые стремятся встретиться с Президентом. Это приведет к проблемам при принятии решений. Например, до Президента может не дойти какая-то важная информация. На основе данного принципа работает и глава Секретариата Олег Рыбачук. Очень редко бывает так, чтобы он один заходил к Ющенко в кабинет. Как правило, Рыбачук заходит туда вместе с заместителями, помощниками или советниками. Делается это для того, чтобы Президент получил все "срезы" обсуждаемого вопроса.

Конечно, нельзя сказать, что дверь в кабинет Президента распахнута настежь. Президент встречается с членами правительства, народными депутатами, представителями бизнеса, руководителями общественных организаций. Наш Президент — демократ. Он может запросто сесть и поехать туда, куда считает нужным. Он доступен, умеет общаться с абсолютно разными людьми. Например, недавно вечером успел заехать в спортивный магазин, или как любителя работать на земле его отлично знает персонал в сети магазинов "Эпицентр".

Президент является почетным главой партии "Наша Украина". Нет ли конфликта между членами политсовета НСНУ и Секретариатом? Например, во время парламентских выборов в штабе "Нашей Украины" народ буквально выл, поскольку Секретариат рулил в одну сторону, а политсовет — в другую. Партия власти пытается использовать Ющенко в своих узкопартийных целях?

— Ха! Думаю, в партии вытье поднялось именно по этому поводу. Многим членам НСНУ было сложно перестроиться на модель работы, когда Виктор Ющенко — Президент всей страны, а не лидер одного партийного блока. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Президент, который провозгласил демократию и всему миру пообещал сделать все, чтобы в Украине на выборах не использовался админресурс, просто не мог быть лидером отдельной политической силы. Да, он почетный глава НСНУ, и ему бы очень хотелось, чтобы партия стала проводником его программы, которую мы все вместе писали, еще пребывая в оппозиции. Но Ющенко не давал "Нашей Украине" клятвы с утра до ночи выполнять ее партийные поручения. Понятно, что если бы Президент возглавил избирательный список НСНУ, то в избирательном штабе работать было бы одно удовольствие. Не надо было бы даже из Киева выезжать.

Однако я считаю, что Виктор Андреевич поступил правильно, отказавшись баллотироваться по списку "Нашей Украины". Конечно, намного тяжелее быть пропрезидентской партией, когда Президент не стоит на трибуне и не ездит в избирательные туры. Я не обвиняю НСНУ. Просто констатирую: в таких условиях намного сложнее выигрывать. Пропрезидентская политическая сила берет на себя вину за разочарование в обществе, невыполнение обязательств в регионах, непопулярные решения, неэффективную работу власти на местах, непрофессионализм отдельных чиновников и т. п. А конкурентам легче: пообещал — выполнять не обязательно. Словом — в оппозиции быть намного легче… Естественно, был ропот: не помогли, не сделали чего-то вместо тебя. Думаю, "Нашей Украине" хотелось бы иметь в своем распоряжении и более активных губернаторов, и Секретариат, работающий на пользу партии. Однако есть воля Президента, и Секретариат работал на честные демократические выборы. Поэтому если кто и роптал по поводу недостаточной помощи НСНУ, то речь идет лишь о партфункционерах, а не политиках уровня Романа Безсмертного, Петра Порошенко или Николая Мартыненко. И почти 14% голосов, которые партия получила на выборах, — это не победа. Мы расстроены таким результатом, но при этом понимаем, что в условиях естественного разочарования общества получить больше очень сложно. За один год чудо происходит только в сказках. Тому же Сингапуру на это потребовалось 100 лет.

Вы настойчиво и последовательно рекламируете идею союза НСНУ и Партии регионов…

— Неправда. Не рекламирую я такого. Но все время "двигаю" идею создания широкой парламентской коалиции. Это разные вещи.

А в чем разница-то?

— В том, что в широкой демократической коалиции должно быть четыре политических силы: "Наша Украина", Партия регионов, БЮТ и СПУ. А если мы говорим о союзе НСНУ и Партии регионов, то это всего лишь две политические силы. Мне бы хотелось, чтобы была коалиция четырех.

Не так давно вы лично были готовы порвать "регионалов" на куски, а теперь хотите с ними объединяться. Даже несмотря на ряд неразрешимых вопросов. Например, о статусе русского языка.

— А я не уверена, что он такой уж и неразрешимый. Как и другие так называемые принципиальные вопросы: вступление в НАТО, создание Единого экономического пространства. Например, Президент нигде не говорит, что выступает против ЕЭП. Наоборот, именно при нынешней власти было подписано более двадцати документов, касающихся налаживания сотрудничества в сфере Единого экономического пространства. Все, что не противоречит Конституции в плане ЕЭП, нами учтено и завизировано. Поэтому нельзя говорить о том, что Ющенко и его политическая сила выступают против ЕЭП. Что же касается Партии регионов, то не думаю, что они будут против европейской интеграции. Еврорынки для них очень важны. Скажу так: именно "регионалы" больше всех выиграли от интеграционной и экономической политики, проводимой новой властью. Мы получили возможность развивать торговые отношения с ЕС, поскольку сняты противоречия, которые годами мешали налаживанию нормального товарооборота. Что же касается вопросов статуса русского языка и НАТО, то я абсолютно уверена: для ПР они являются политтехнологическим трюком, рассчитанным на завоевание голосов русскоязычных избирателей. Это дешевый политический маневр. Если мы сядем говорить о серьезных перспективах, о коалиции, то именно по этим проблемам мы найдем с Партией регионов полное взаимопонимание. И даже сможем говорить о том, чтобы отдельные политические фигуры из "бело-голубого" лагеря не занимали серьезных публичных постов.

Составите такой себе черный список?

— Какой черный список? Просто я не уверена в том, что Евгению Кушнареву мы станем предлагать какие-то руководящие должности. Также не думаю, что Ринату Ахметову будет предложено кресло министра промышленности. Это и есть переговорный процесс.

А кто может стать премьером в широкой коалиции?

— Не знаю.

Сформулируем вопрос иначе: у Президента есть параметры относительно будущей кандидатуры премьера? Это должен быть "рабочий конь с плугом"? Или публичный, сильный политик, который, возможно, составит Ющенко конкуренцию на следующих президентских выборах? Виктор Андреевич боится такой конкуренции?

— Виктор Ющенко из тех политиков, которые уже доказали, что никакой конкуренции не боятся. И не боятся политической борьбы. Но для него важно, чтобы человек, который придет на должность премьера, не забывал о том, что он работает именно премьером, а не будущим президентом. Если даешь обещания, то должен их выполнять, поскольку премьер-министр коалиционного правительства — это немножко другое, чем было раньше. Есть определенные обязательства перед коалицией. Следовательно, необходимо выписать по максимуму все параметры, которые будут устраивать членов будущего парламентского союза, даже если мы говорим о коалиции трех. Как нам в этом формате соединить стремление Юлии Тимошенко к реприватизации, позицию Александра Мороза не превращать землю в товар и либеральную экономику "Нашей Украины"?

Мы же говорим о политической ответственности, о том, что создаем коалицию на пять лет, а не на один год или три месяца. Значит, из всего спектра вопросов необходимо выбрать те, которые нас объединяют и которые мы будем решать. У премьера в таком случае уже не будет возможности сказать: мне не дали этого сделать, не тех людей назначили в правительство… Есть перечень вопросов, которые правительство должно решить. Точка.

В таком случае необходимо выписывать гарантии и премьер-министру, и коалиции, поскольку они нуждаются друг в друге. Иначе мы просто дурим народ, занимаясь словоблудием. Вот Юлия Тимошенко любит приводить в качестве примера европейские коалиции. Однако я не помню, чтобы в Германии или Франции они менялись каждые три месяца. Там все выписано до мелочей: это делаем в течение пяти лет, а эти вопросы откладываем на потом. И все спокойно живут. А у нас сегодня подписали коалиционный договор, а завтра вышли и рассказали о коррупционном скандале… Поэтому премьер, конечно же, может быть политической фигурой, но все равно он должен держаться в рамках выполнения задач коалиции.

Можно ли считать такой фигурой Юрия Еханурова? Возможно, именно его следовало бы назначить премьером в январе 2005 года?

— Может быть. Как говорится, большое видится на расстоянии. Сегодня ситуация с определением кандидатуры премьера очень серьезная. Он не просто "рабочая лошадка", которая выполняет указания. Глава правительства должен учитывать наличие оппозиции. Не надо спускать ее с цепи, как бешеных собак, которые затем станут гонять по всему полю и топтать всех подряд. Ситуация следующая: мы либо делим Украину по Днепру, либо должны приостановить разделение на друзей и врагов. Иначе мы никогда страну не соединим. Я понимаю, что механическим сложением фракций она тоже сразу не объединится. Но допустить дальнейший раскол мы не должны — слишком высока цена политических игр. Следует начинать думать над тем, что мы хотим сделать и за что готовы отвечать.

Вы не боитесь федерализации Украины де-факто, учитывая результаты выборов в областные советы?

— Не боюсь. Если мы говорим о широкой коалиции, то во всех регионах будем реализовывать положения, записанные в коалиционном договоре. Кстати, Евгений Кушнарев в одном из своих интервью открыто заявил, что если Партия регионов сядет за стол переговоров с "Нашей Украиной", то они смогут объяснить своим избирателям такую позицию. Если мы садимся за стол переговоров, то, значит, готовы брать ответственность за глобальные вопросы, волнующие все общество, и прежде всего за целостность государства.

В качестве кого вы себя лучше чувствуете: политика, экономиста или управленца?

— Я себя очень хорошо чувствую в роли классного аппаратчика, профессионального бюрократа. Когда внедрялась система госсекретарей в 2003 году, я была ее ярой сторонницей. Многие, кто приходил работать в Кабмин, сразу начинали мнить себя великими политиками. Мне же кажется, что быть хорошим управленцем — классно. Это очень хорошая профессия, она требует коммуникабельности, ты должен быть неконфликтным человеком. Но у нас в стране нигде не учат на бюрократа.

Как вы относитесь к термину "любі друзі"? Он вас раздражает, забавляет, мешает?

— Мне лично не мешает. Скорее, забавляет.

Слухи о том, что "любі друзі" держат Президента, а не он их, имеют под собой почву?

— Вы что, всерьез думаете, что Президент тратит свое время на развенчивание подобных слухов? О чем мы говорим?

Мы говорим об имидже Президента и о людях, которых он назначал и которые его компрометируют.

— Виктор Андреевич много времени потратил на то, чтобы каждый из тех, кто занял высокие должности, понял, насколько большая ответственность на него ложится. Главное — не полюбить себя во власти, а помнить, что мы живем в первый после победы год. Президент не устает это объяснять. У него терпения — вагон и маленькая тележка.

Насколько Ющенко умеет быть самокритичным, признавать свои ошибки? Не изменилось ли его состояние после занятия президентского кресла?

— Знаете, что изменилось? Президент перестал улыбаться. Мы ему об этом очень часто говорим. Мне кажется, произошло это потому, что Ющенко почувствовал тот груз ответственности, который на него лег. Он очень много работает. Не могу сказать, что он был очень самокритичным, а сейчас стал менее самокритичным. Ему, как и любому из нас, ничто человеческое не чуждо: наверное, Ющенко не слишком приятно слушать постоянную критику в свой адрес. Но Президент нормально на нее реагирует.

Каково отношение Президента к тем "оранжевым", которые не прошли в парламент?

— Я полагаю, что с Юрием Костенко обговаривались вопросы сотрудничества в политической и управленческой сферах. Тем более что в западных регионах Украины Блок Костенко—Плюща получил весомую поддержку в облсоветах. Думаю, Президент не хотел бы потерять те политические силы, которые не прошли в ВР.

Это значит, что их представители могут оказаться в исполнительной власти?

— Безусловно.

И напоследок: вам не кажется, что большая часть БЮТ ведет себя, скажем так, излишне агрессивно?

— Что касается немного нервного состояния, в котором находится политическая сила Юлии Тимошенко, так я их понимаю: счастье было так возможно…

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко, Александр Юрчук