В борьбе за план

Нынешние парламентские выборы даже в большей степени, чем все предыдущие, являются борьбой людей, а не идей. Если раньше страна еще стояла перед пусть и абстрактным, но идейным выбором – возврат к коммунистическому прошлому или движение к туманным демократическим ценностям, то сейчас все по-другому.

Коммунисты, которые самим фактом своего существования помогли Леониду Кучме избраться на второй президентский срок, больше не являются политической силой первого эшелона. Всевозможные соцопросы отдают им 5-6% голосов, едва ли ленинцы перепрыгнут этот порог. Старая двухполюсная структура украинской политики (коммунисты и все остальные) разрушена, и на ее месте образовался вакуум. Вакуум сейчас пытаются заполнить новым суперпротивостоянием между "оранжевыми" и "голубыми", но получается плохо.

Когда в США условный республиканец Джордж борется с условным демократом Биллом, ни у кого не возникает вопроса, какую Америку они хотят строить – программы их партий написаны и обнародованы десятилетия назад, американцы знают об этих партиях с детства, политические пристрастия зачастую передаются по наследству.

У нас же перед избирателем выстроились почти полторы сотни партий, большинству из которых менее пяти лет. Ситуация осложняется отсутствием культуры программирования в украинской политике. В стране, где срок жизни правительства в среднем год-полтора, строить долгосрочные программы – занятие бессмысленное. Впрочем, некоторые правительства пытались готовить программы развития отдельных отраслей на пять-десять лет. Но поскольку программы эти инициировались отраслевыми лобби, при смене состава Кабмина они переставали выполняться, ведь менялись и приближенные к власти лоббисты. Так было с судо- и авиастроением, производством танков и многими другими отраслями. Ни одной последовательно выполняемой экономической программы украинская власть за годы независимости так и не смогла реализовать.

Неспособность власти мыслить и действовать программно заставляет избирателя голосовать за персоны, а не за желаемое направление развития страны. Последний пример – непонятная отставка министра финансов Виктора Пинзеника. 14 февраля поползли первые слухи о его уходе. На следующий день министр финансов отсутствовал на заседании правительства, а в четверг сам Пинзеник заявил, что уходит в отпуск до парламентских выборов (что, собственно, равносильно отставке). По неофициальным данным, причина – несогласие с украинско-российскими газовыми договоренностями. Пинзеник, министр финансов (!) относится к той части членов правительства, которая узнала о деталях газовых договоренностей из газет. По словам источников в Кабмине, он не захотел брать на себя ответственность за последствия чужих договоренностей. Совершенно очевидно, что в правительстве нет единства не только по стратегическим, но даже по тактическим вопросам управления страной. Теперь Виктор Михайлович наверняка сосредоточится на выборах и будет эксплуатировать образ обиженного профессионала, помогая блоку "Пора–ПРП".

Впрочем, ничем не отличается от власти и оппозиция. И "регионалы", и "нетаковцы" утверждают, что знают, как вывести Украину из кризиса, исправить ошибки "оранжевой" власти и сделать всех счастливыми. Однако ни одна из этих политических сил не потрудилась объяснить избирателям, КАК она собирается развивать страну. В лучшем случае создаются декоративные планы на одну-две странички, явно не рассчитанные на выполнение. Политики пока не расслышали общественного запроса на программное, а не ручное управление страной. Им еще только предстоит учиться жить "по расписанию", как это делается на Западе.

На фоне неповоротливых крупных партий некоторые менее рейтинговые структуры уже осваивают западные технологии политической борьбы. Например, партия "Вече", образованная в конце прошлого года из общественного движения "Вече Украины", создала и активно пропагандирует "План развития страны". Этот документ партийцы даже предлагали правительству принять за основу действий, но нынешняя власть "заточена" под другие технологии управления. Есть интересные наработки и у некоторых других партий, не относящихся к рейтинг-фаворитам, однако эти программы пока столь же невостребованы властью.

Западные политологи утверждают, что запрос на программное управление, как правило, формирует средний класс, осознавший свою заинтересованность в стабильном и прогнозируемом развитии. В Украине уже был Майдан, на котором средний класс впервые выразил свои политические интересы. Именно интересы, а не симпатии, о чем свидетельствует падение рейтинга команды Ющенко, не сумевшей доказать свою состоятельность в качестве "программистов". Согласно последним опросам общественного мнения, со средним классом себя отождествляет уже более 50% населения страны. Уже на этих парламентских выборах желающие голосовать умом, а не сердцем избиратели составят внушительную прослойку. А к следующим предвыборные спектакли вроде "борьбы хороших парней с плохими парнями" и вовсе превратятся в политический анахронизм. В дальнейшем власть будет падать в руки тех, кто сумеет овладеть новыми технологиями управления и борьбы за симпатии электората.