Уроки подлинной "Солидарности"

Недавнее празднование 25-летия "славной победы над коммунизмом" польского профсоюза "Солидарность" закончилось замечательным хэппи-эндом. На знаменитой проходной Гданьской судоверфи, где и развернулись основные события июля—августа 1980 года, через четверть века, 31 августа сего года, было подписано решение о создании Международного центра "Солидарности" (МЦС). Свои подписи под документом поставили действующий и бывший президенты Польши Александр Квасьневский и Лех Валенса, польский премьер Марек Белька, президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу, представители Ватикана и Европарламента, нынешний лидер профсоюза "Солидарность" Януш Снядек, а также 21 президент, премьер и вице-премьер, представляющие практически все основные страны как Западной, так Центрально-Восточной Европы. От Украины подпись поставил Виктор Ющенко.

По замыслу идеологов этого действа МЦС должен служить трем главным задачам — изучить, проанализировать и модифицировать идеи и опыт "Солидарности", чтобы распространять их в современном мире и сделать пригодными для утверждения свободы, солидарности, социальной справедливости и повышения благосостояния всех людей. "День 31 августа 1980 года должен присутствовать всегда в Европе и мире", — сказал легендарный руководитель "Солидарности" Лех Валенса. Для пущей убедительности и он, и его "сменщик" Снядек подписывали решение о МЦС той же большой красно-белой ручкой, которой был подписан знаменитый 21 пункт требований рабочих, которые в социалистической Польше выступили не только за удовлетворение экономических требований, но и за право на свои объединения, освобождение политзаключенных, свободу слова и информации и т. д.

Однако все не так радужно в жизни "Солидарности", как это могло показаться на торжествах. Один из основателей еще "того" профсоюза Богдан Борусевич сразу после юбилея рассказал журналистам, что и красно-белая ручка была не "та самая", а ее современный заменитель. Такая же, но не та.

И что сам МЦС будут создавать не высокие "подписанты" в складчину, а власти Гданьска. Если изыщут средства из небогатого городского бюджета. И если помогут центральные власти…

Короче, с "Солидарностью" продолжают происходить метаморфозы, совершенно несвойственные, собственно, профсоюзу. Им, как и всегда, продолжают манипулировать ловкие (и не очень) политики. Ему приписывают не те функции, ради которых он задумывался и создавался из локального одноименного гданьского профсоюза судостроителей как всепольское объединение рабочих, защищающих свои права. В широкое движение масс за гражданские права, катализатором которого стала "Солидарность" и которое было совершенно оправданно и уместно в борьбе с коммунизмом, сегодня пытаются вложить новый — геополитический — смысл, совершенно извращая социальную суть профсоюза в условиях наступившего в Польше капитализма. Подпортил праздник и сам Валенса, заявивший в его преддверии о своем выходе из "Солидарности" из-за "идеологических расхождений с его нынешним руководством". "Мой профсоюз был иным как в количественном, так и в качественном смысле. Я не говорю, лучше он или хуже, он другой. Я всегда говорил, что я — скорее революционер, что я для этого профсоюза не слишком подхожу. Я принял решение — нам нужно расстаться. Мы отдалились друг от друга и больше не составляем хорошую пару", — заявил Валенса.

Торжественность праздника несколько сгладила остроту противоречий и проблем. Все каялись друг перед другом в былых обидах и обвинениях, взаимно признавали правоту, рисовали новые планы, говорили о радужных перспективах в новых условиях и т. д. Однако фанфары умолкли, и наступила жизнь. С ее нерешенными проблемами.

Профсоюз и политика

До сих пор продолжаются споры, чем же быть "Солидарности" — "чистым" профсоюзом или неким широким политическим движением. И у каждой из сторон — свои неопровержимые аргументы, ибо "Солидарность" изначально была обречена играть в истории Польши не чисто профсоюзную роль. Предопределил это тот факт, что движение рабочих за свои экономические права возглавили и направляли политические диссиденты социалистической Польши.

После подавления силами армии и полиции рабочих восстаний 1970 и 1976 годов, когда трудящиеся разгромили и сожгли несколько помещений коммунистических парткомов, один из основателей диссидентского Комитета обороны рабочих (КОР) Яцек Куронь выдвинул лозунг "не жгите комитеты, а создавайте свои". Диссиденты бросили свои силы на соответствующую идеологическую обработку рабочих активистов, и летом на Гданьской судоверфи имени Ленина возник первый локальный профсоюз "Солидарность". Он выступил против очередного повышения цен на продукты, неоправданного увольнения активистов (в частности, рабочей-крановщицы Анны Валентынович, которую обвинили в воровстве, а она всего лишь собирала на верфи воск на свечи для поминания рабочих, расстрелянных в декабре 1970-го). Правительство пошло им на уступки, и забастовка могла сойти на нет. Однако к рабочим на верфь проникли уже упомянутый Борусевич, Богдан Лис, Анджей Гвязда (активисты КОР), другие оппозиционно настроенные представители интеллигенции и поддерживающий их Лех Валенса. Они-то и помогли бастующим составить упомянутый 21 пункт с политическими требованиями. Впервые рабочие требовали не только улучшения жизни, но и медленной трансформации всей системы власти и общественных отношений в социалистической Польше. И впервые был поставлен под сомнение статус Польской объединенной рабочей партии (ПОРП), которая, как и все компартии соцлагеря, претендовала на роль единственной представительницы не только рабочего класса, но и всего польского общества.

Такой подход получил поддержку всех слоев польского населения, супервлиятельной Католической церкви во главе с поляком Папой Римским Иоанном Павлом II, что позволило мирным путем свергнуть власть ПОРП. Особенно когда 17 сентября "Солидарность" стала общепольским профсоюзом. Это название придумал диссидент Кароль Модзелевский, а советниками Валенсы стали Тадеуш Мазовецкий, Бронислав Геремек и другие польские интеллектуалы.

Сегодня легендарные вожди того движения, в том числе и Валенса, говорят, что они изначально боролись против социализма и за капитализм. Однако историческая правда несколько иная. Хотя бы потому, что в уставе той "Солидарности" был сохранен пункт о признании социалистического строя и необходимости улучшения жизни рабочих в условиях тогдашней системы. Революционеры "Солидарности" говорят, что пошли на это ради официальной регистрации профсоюза 10 ноября 1980 года. Однако фактом остается и то, что многие из 10 млн. членов профсоюза изначально хотели лишь удовлетворения экономических требований и о свержении социализма и не помышляли. И только неумелые действия польских властей по управлению экономикой, военное положение и репрессии против активистов "Солидарности", общий кризис социалистической системы хозяйствования привели к тому, что вопрос о смене строя решился положительно. Это произошло на круглом столе в 1989 году, который принял решение о проведении первых свободных выборов в Сейм по формуле "ваш президент — наш премьер". В том же году антикоммунисты, ведомые "Солидарностью", выиграли парламентские выборы, сформировали первое некоммунистическое правительство во главе с Тадеушем Мазовецким. Но, как признал в своей книге "Семилетка, или Кто украл Польшу?" уже покойный Яцек Куронь, многие диссиденты вынуждены были баллотироваться в парламент, изготовляя предвыборные плакаты, на которых они были сфотографированы вместе с Валенсой — это гарантировало почти 100-процентный успех у избирателей. Такова была популярность тогда этого лидера. Однако до 1990 года президентом Польши оставался Войцех Ярузельский, глава ПОРП. И только на первых свободных президентских выборах Валенса стал во главе всей страны.

После победы

Уже в 1995 году Валенса проиграл выборы ставленнику левых Александру Квасьневскому. Потому что реформы, проведенные правительствами "Солидарности", не были успешными, поспешная и не очень удачная приватизация привела к развалу крупной госпромышленности, на предприятиях которой и существовал профсоюз, выросла безработица, бесконтрольно усилилась эксплуатация работающих и т. д. Идеи "Солидарности" политики доэксплуатировали до того, что в 2001 году партия "Акция выборча "Солидарность" (АВС) вкупе с другой правой партией "Уния вольнощи" (УВ) вообще не попали в Сейм, в котором победили левые. А Валенса на 20-летний юбилей своего детища публично заявил: "В те годы "Солидарность" была инструментом борьбы против коммунизма. Сегодня все, что осталось от "Солидарности", — это несколько третьесортных активистов, которые делают все, чтобы сохранить "теплые местечки". Это — олигархи, разложившаяся бюрократия, которую можно найти во всякой системе". Как видим, взгляды Валенсы не изменились и сейчас, когда, по общему мнению, поляки "наелись" экспериментов левых и готовы на выборах в Сейм в этом году отдать свои голоса за правых.

Есть и другие проблемы. Сегодня Польша — уже член НАТО и ЕС. Однако проблемы незащищенности рабочих, безработицы 20% трудоспособного населения и невозможности для профсоюзов выполнить свою защитную функцию в условиях капитализма остаются. Нет ни соответствующих законов, ни сильных профсоюзных структур, в том числе и "солидаристских". А к тому, чтобы профсоюз "Солидарность" забыл о политике и начал защищать социальные права трудящихся, его основателя Валенсу, тогдашнего лидера Мариана Кшаклевского и нынешнего — Снядека еще в ноябре 2003 года призывал Иоанн Павел II. По словам Папы Римского, политизация профсоюза привела к его ослаблению. "Если "Солидарность" действительно желает служить народу, то она должна вернуться к своим корням профессионального союза", — сказал он.

И сегодня Валенса порывает с "Солидарностью". Но о возвращении к ее профсоюзным истокам говорили даже на 25-летнем юбилее. Среди здравиц и далеко идущих радужных перспектив идей "Солидарности" отрезвляющим диссонансом прозвучали слова мэра Будапешта Габора Демски. В прошлом поклонник "Солидарности" и активист венгерского диссидентского движения, он напомнил, что поводом для возникновения "Солидарности" стало повышение цен и общее ухудшение экономического и социального положения рабочих. А потом предложил всем, прежде чем говорить о походе идей "Солидарности" по либерально-демократической планете, ответить на вопросы: "Добились ли мы того, за что боролась "Солидарность"? Дают ли либеральные демократии подлинную солидарность? Гарантируют ли они права человека или возможность их защитить?". Вопросы, что называется, зависли. А значит, предложил Демски, нужно заботиться не только о прекрасных идеях для людей, но и о хлебе насущном для них же, об их правах и нуждах. Иначе можно дождаться реинкарнации новой "Солидарности". Уже в новых условиях и не в той роли, которую ей хотят отвести, а в прежней — времен борьбы за права людей…

На службе геополитики

"Солидарность" изначально не рассматривалась в мире как что-то серьезное, что может угрожать могуществу мировой коммунистической системы. В этом на юбилее профсоюза признался не кто иной как экс-советник президента США по вопросам нацбезопасности Збигнев Бжезинский. По его словам, после вооруженного подавления венгерской революции 1956 года и "пражской весны" 1968 года с помощью войск Варшавского пакта, усмирения польских рабочих восстаний в 1970 году силами польской армии в Белом доме царили пессимизм и апатия: казалось, что СССР с сателлитами закрепились в мировой истории навсегда. Более того, многие в Белом доме сравнивали события в Советском Союзе с образованием США и призывали не мешать "естественным процессам". Американцы думали лишь о том, чтобы склонить "кремлевских старцев", стремящихся зафиксировать статус-кво, хотя бы к формальному признанию необходимости соблюдения прав человека. Это и было сделано в 1975 году, когда в разгар холодной войны был подписан Заключительный акт СБСЕ в Хельсинки, а СССР согласился соблюдать права человека.

Однако дальнейшее возникновение "Солидарности", превращение ее в мирное массовое движение, угрожающее основам соцлагеря заставили американскую администрацию пересмотреть свои взгляды. Бжезинский рассказал, что руководство США еще при Джеймсе Картере и особенно при Рональде Рейгане медленно, но уверенно вернулось к поддержке антисоциалистических и демократических движений. Сначала это была политическая поддержка антисоветского сопротивления в Афганистане, а потом она переросла во всестороннюю помощь как "душманам", так и польской "Солидарности". В США поверили, что так можно мирно и ненасильственно, на основе массового пробуждения сознания людей, разрушить социалистический монолит. "Солидарность" даже начали сравнивать с движением ненасильственного сопротивления Махатмы Ганди в Индии. И главное, что США удалось, — это предотвращение военного вторжения Советов в Польшу для подавления "солидаристов". "Солидарность" превратилась в мощный фактор решения геополитических проблем.

Потом действительно все пошло как по маслу. Продолжением идей и практики "Солидарности" стал круглый стол в Польше, "бархатные революции" в Чехословакии, Венгрии, Болгарии, падение Берлинской стены и объединение Германии.

Сейчас Бжезинский вновь призывает к реанимации опыта польского сопротивления для дальнейшей демократизации мира и построению "глобального гражданского общества на основе идей глобальной солидарности". И модель профсоюза, который превратился в общегосударственное движение, свергнувшее казавшийся незыблемым строй, как никогда подходит. По мнению Бжезинского, сейчас в мире нет места империализму, но прогрессивные страны должны поддерживать внутренние демократические движения в странах, страдающих от авторитаризма и тоталитаризма. "Демократию нельзя развивать по одной модели. Ее нельзя набрасывать извне. Но нужно развивать ее разновидности изнутри", — таков главный вывод автора "Большой шахматной доски".

Еще дальше пошла экс-госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Она тоже заявила, что "демократия — это не растворимый кофе, она требует более длительного распространения и укрепления". И призвала вновь воспользоваться идеями солидарности в тех странах, где сегодня государственный строй определяют "принуждение, коррупция и бездеятельность". К принуждению, по мнению мадам Олбрайт, относятся давление на оппозицию со стороны правящих режимов, агрессия, террор против несогласных. Коррупция, сказала она, "лишает демократию доброго имени", но мир сегодня таков, что даже демократы бывают автократами в борьбе за свою власть. И коррупционерами. "Демократия не должна быть синонимом жадности, рвачества и обогащения", — афористично заметила она. Ну, а бездеятельность — это, по Олбрайт, уже равнодушие окружающих к недемократическим деяниям в соседних странах. Поэтому "железная леди Америки" призвала нынешние демократические правительства во всем мире "бороться с фундаментализмом, уничтожая фундамент". И поддерживая умеренных радикалов в борьбе с суперрадикализмом. А вот здесь и нужна "солидарность — основа демократии". Солидарность общая — внеклассовая, наднациональная и внеконфессионная.

Среди стран, которые нуждаются в демократическом улучшении, традиционно названы, разумеется, Беларусь, Россия, Китай, Зимбабве, Куба, Северная Корея, постсоветские страны Средней Азии. "Иногда не нефть — главное, а сильное грамотное управление", — с явным намеком сказала Олбрайт.

"Солидарность" и "цветные революции"

А сказано все это было потому, что идеи "Солидарности" опять востребованы геополитикой. В новых условиях, когда миру, только-только отошедшему от прежней холодной войны и раскола на два непримиримых лагеря, опять угрожает новое противостояние с мировым терроризмом: деление на бедных и богатых — на "золотой миллиард" и "остальное население планеты" — и дает людей в поясах шахидов. Американцы, похоже, все больше и больше разочаровываются в силовом варианте "экспорта демократии" на авторитарные пространства. Опыт Сербии, Афганистана и особенно Ирака учит, что если демократические преобразования не вызрели внутри стран, если у них нет сторонников в обществе, то их и нельзя "осчастливить демократией" насильно. Нет, официальный Вашингтон еще не раскаивается в содеянном и считает свои шаги по свержению режимов Слободана Милошевича в Югославии, талибов в Афганистане и Саддама Хусейна в Ираке правильными. Но человеческие потери в двух последних странах угрожают серьезной коррекцией расклада в политической элите в самих США, война в неимоверном количестве пожирает их материальные и финансовые ресурсы, рождает настроения тотального антиамериканизма во многих странах. Даже среди союзников по всевозможным международным организациям. А это однозначно (и объективно!) не тот результат, который хотела бы получить даже единственная на сегодня супердержава планеты. Кроме того, вряд ли возможно, что НАТО или США отважатся еще кого-то бомбить в Европе или даже в Средней Азии и вводить туда свои войска…

И поэтому влиятельные "яйцеголовые" отставники и апробируют новые идеи в новых условиях. На юбилее "Солидарности" прямыми ее наследниками были провозглашены цветные революции — "розовая" в Грузии и "оранжевая" в Украине. А президентов этих стран Михаила Саакашвили и особенно Виктора Ющенко неизменно встречали аплодисментами и поздравляли как политиков, которые смогли организовать людей на широкую поддержку идей демократии, изменить их сознание и поменять власть в своих странах.

Следующим объектом, где мировым демократам хотелось бы видеть что-то подобное, похоже, выбрана Беларусь, где в следующем году состоятся президентские выборы и могут быть применены технологии по активизации масс в нужном — демократическом — направлении, опробованные в Грузии и Украине. В МИД Польши, например, журналистам прямо сказали, что эта страна отказывается от политики умеренного сдерживания "белорусского авторитарного режима Александра Лукашенко", который, однозначно, уступки себе и нежелание Варшавы применять к Беларуси любые санкции "воспринимает как слабость". Высокопоставленный чиновник МИД, пожелавший остаться анонимным, заявил, что Польша уже сейчас готова выделять средства на прорыв информационной монополии правящего режима, вводить более жесткие санкции против его деятелей и всесторонне поддерживать демократические организации в этой стране. "Если этого не делать, то в Беларуси возможен "андижанский вариант" борьбы с демократией в Узбекистане. А ответственность за это ляжет в том числе и на ЕС", — сказал источник.

И потому для западного мира, именуемого "демократическим" и "цивилизованным", так важен успех новых демократий и в Тбилиси, и в Киеве. Это и грузинским, и украинским властям адресованы все эти словесные пассажи о недопустимости коррупции, преследования оппозиции, ограничения свободы слова и других нарушений фундаментальных прав человека. Потому что провал демократических начинаний, во-первых, угрожает людям, поддержавшим демократию, возвратом к старым порядкам. Во-вторых, пример "цветочной демократизации" потеряет свою привлекательность и, разумеется, многочисленных сторонников там, где он действительно необходим…

…Однако сегодня у самой "Солидарности" есть проблемы. Ее бывший "исторический вождь" Валенса думает над тем, как "демократическим путем" отобрать даже ее, известный всему миру, символ — красные буковки с названием. Может быть, он хочет подарить его миру, который нуждается в демократии и солидарности. А может, и нет. А тем временем безработица в Польше остается на прежнем уровне, законодательство не позволяет разворачивать даже профсоюзную деятельность по защите рабочих. На Гданьской судоверфи, цитадели "Солидарности", где раньше работали десятки тысяч человек, сегодня работают только 3,6 тысячи рабочих. "Умер" социалистический рынок сбыта, а новый проявляется с трудом. Политики же все никак не могут поделить между собой наследство общей победы и обвиняют друг друга во всех смертных грехах. Уже упомянутые Валентынович, Гвязда и некоторые другие вожди "солидаристов" не пришли на официальный юбилей, а праздновали, что называется, в своем кругу. Возможно, у них другое видение роли "Солидарности" и ее предназначения в современном мире. Однако ЮНЕСКО в 2003 году оригинальную табличку с 21 пунктом требований гданьских рабочих вписала в реестр мировых исторических памятников…