Аминахтун Карим Шахарудин: "Мы достигли успеха вовсе не случайно"

В последний день лета свой национальный праздник отмечает один из "азиатских тигров" — Малайзия. Уникальная во многих отношениях страна сумела добиться впечатляющих успехов как в экономике, так и в социальной сфере. Малайзия — один из крупнейших в мире производителей компьютеров, пальмового масла, каучука и древесины. У них даже есть своя "национальная" модель автомобиля. А о потенциале туристического бизнеса вообще отдельный разговор. Хотя, конечно, остаются и нерешенные проблемы. Одна из них — как сохранить стабильность при растущих религиозных противостояниях и огромном разрыве в уровне жизни между различными этническими группами. Об этом и о многом другом накануне Дня независимости страны рассказала журналистам "Киевского телеграфа" Чрезвычайный и Полномочный Посол Малайзии Аминахтун Карим Шахарудин.

Госпожа посол, скажите, пожалуйста, какова на сегодняшний день динамика украинско-малайзийских отношений? Какие есть пути интенсификации этих отношений, улучшения торговых связей, возможно, взаимного обмена инвестициями?

— Дипломатические отношения между Малайзией и Украиной стали налаживаться в 1991 году, вскоре после того как Украина стала независимой. Посол Малайзии в Варшаве был одновременно аккредитован и в Украине, в то время как украинский посол в Таиланде одновременно аккредитован послом в Малайзии. Впоследствии, в 2002 году, Украина открыла свое посольство непосредственно в Куала-Лумпуре, а затем — в октябре 2004 года — было открыто посольство Малайзии в вашей стране. Должна сказать, что наши государства успешно сотрудничают на мировой арене, поскольку у нас много общих взглядов на некоторые международные проблемы. Двусторонние украинско-малайзийские отношения развиваются, отличаясь теплотой и радушием. За последние несколько лет произошел обмен визитами представителей наивысших уровней. Например, в 2003 году тогдашний премьер-министр Малайзии в сопровождении ряда министров, включая министров иностранных дел, образования и обороны, посетил Украину. Со стороны Украины тогдашний вице-премьер Олег Дубина в 2002 году посетил Малайзию, и тогда обе стороны подписали двустороннее торговое соглашение. В настоящее время мы ведем переговоры относительно нескольких весьма важных двусторонних соглашений. Например, о частичном упразднении визового режима, об инвестиционных гарантиях и избежании двойного налогообложения. Что касается визового режима, то на сегодняшний день украинские граждане могут посещать Малайзию без виз на период до 30 дней. Таким образом, для нас очень важно заключить данное соглашение как можно скорее.

Неплохо развиваются и наши торгово-экономические отношения. В 2004 году объем двустороннего товарооборота составил $105 млн. Для сравнения: в 2003 году он насчитывал всего $86 млн. Тем не менее, я считаю, что мы еще далеки от реализации потенциала наших экономических отношений. Мы продолжаем прилагать усилия для расширения двусторонней торговли. В мае этого года Украину посетила делегация малайзийских производителей и экспортеров пальмового масла. Был проведен семинар с представителями украинских компаний по вопросу поиска путей сотрудничества в данной сфере. На октябрь 2005 года планируется визит еще одной торговой делегации Малайзийского совета по деревообрабатывающей промышленности. Она пробудет в Киеве шесть дней, и 10 октября будет проведен семинар для украинских компаний, работающих в этой отрасли.

Одним из важнейших компонентов наших отношений является сотрудничество в сфере образования. На сегодняшний день в Украине учатся более чем 1500 малайзийских студентов. В основном они получают медицинское образование, которое у вас на довольно высоком уровне. В общем, чтобы подытожить сказанное, хочу отметить, что украинско-малайзийские отношения динамично развиваются. Мы с нетерпением ждем обмена визитами между двумя странами на наивысшем уровне и надеемся, что Президент Украины или хотя бы премьер-министр смогут в ближайшем будущем посетить Малайзию.

Что представляет экономический интерес для Малайзии в Украине? Какие товары являются предметом экспорта и импорта?

— Прежде всего, главными экспортными товарами Малайзии в Украину являются сырая нефть и очищенное рафинированное пальмовое масло, маргарины и масла, телекоммуникационное оборудование, пластик. Из Украины мы импортируем железо и сталь, алюминий, удобрения. Как я уже упоминала, наши торгово-экономические отношения, в общем-то, еще не на самом высоком уровне — у нас очень большие перспективы. Например, Малайзия является крупнейшим экспортером кондиционеров и полупроводников — это тоже может стать значительной статьей экспорта в Украину. А в целом на данный момент торговое сальдо в пользу Украины: то есть вы экспортируете в Малайзию больше, чем мы вам.

Скажите, пожалуйста, наблюдаются ли какие-либо перспективы в туристическом бизнесе между Украиной и Малайзией? Вообще, в каком состоянии сейчас туристические связи? Сколько украинцев едет к вам за экзотикой и наоборот?

— К сожалению, сейчас к нам из Украины приезжает не так много туристов, как хотелось бы. Но есть хорошая возможность увеличить их число. Последние годы Малайзия активно развивается как туристическая страна в Северной Америке, Западной Европе и Азии. И сейчас, когда открыто Посольство Малайзии в Украине, мы планируем активно рекламировать свою страну украинцам. Мы уже участвовали в украинских международных туристических выставках в мае и октябре прошлого года и будем участвовать в 12-й Международной туристической выставке "Экспо-2005", которая пройдет в октябре этого года в Киеве. Мы также хотим пригласить украинских журналистов, пишущих о туризме, посетить нашу страну с ознакомительными турами, которые ежегодно проводятся организацией "Туризм—Малайзия", чтобы ближе познакомиться с Малайзией, больше узнать о ее культуре, людях, истории и достопримечательностях. Это будут двухнедельные поездки, все расходы по организации которых берет на себя малайзийская сторона.

Что касается посещений нашими гражданами Украины, то, откровенно говоря, серьезным препятствием является визовый режим. Мы надеемся, что необходимость для малайзийцев получать визу будет вскоре упразднена и с украинской стороны. Это позволит большему количеству наших граждан посещать Украину, особенно зимой. Хочу напомнить, что в Малайзии не бывает зимы. Снег и холод для нас — экзотика, и мы хотим это прочувствовать. Кроме того, украинские горнолыжные курорты намного дешевле, чем в Швейцарии и Австрии. Так что Карпаты могут стать хорошим вариантом для отдыха малайзийцев.

Малайзия относится к так называемым восточно-азиатским "тиграм". В чем секрет успеха вашей страны?

— Позвольте мне процитировать нашего министра международной торговли, которая отметила, что мы достигли успеха вовсе не случайно, а благодаря тяжелому труду. Когда в 1957 году Малайзия стала независимой, нашим главным источником дохода был экспорт основных сырьевых ресурсов страны, таких как каучук, жесть и пальмовое масло. Однако начиная с 70-х годов мы изменили свою экономическую политику, переориентировав ее на индустриализацию и развитие производства. Важным фактором явилось стабильное правительство и стабильная политическая ситуация. Руководство страны имело четкое видение целей и сформировало политику, направленную на развитие экономики в разных отраслях. Мы разработали различные стратегии для привлечения прямых иностранных инвестиций посредством стимулирующих пакетных мер. Медленно, но уверенно экономика развивалась и становилась более разносторонней. Малайзия выросла от страны с экономикой, основанной на сырьевых ресурсах, до государства с развитым производством и торговлей. В то же время успех Малайзии связан и с прекрасными отношениями с соседними странами, в частности в рамках АSЕАN, или Ассоциации государств Юго-Восточной Азии. Тесное сотрудничество стран АSЕАN на политической и экономической арене гарантировало стабильность в регионе, и в частности в Малайзии.

В чем, на ваш взгляд, секрет привлекательной инвестиционной политики Малайзии?

— Прежде всего хочу подчеркнуть: отчасти наш успех обусловлен тем, что в стране существует развитая административная система. Чтобы было более понятно, хочу обратиться к истории. Когда Малайзия получила независимость от Великобритании, наша административная система, по большому счету, была копией британской. Однако со временем Малайзия методом проб и ошибок сформулировала свой собственный стиль администрирования. Правительство понимало значение вклада частного сектора в развитие страны и основало агентство для привлечения иностранных инвестиций с целью развития экономики параллельно с местными инвестициями. Таким образом, в конце 70-х было основано Малайзийское агентство индустриального развития (МАИР) для инициирования процесса индустриализации посредством привлечения инвестиций и учреждения совместных предприятий, а также предоставления возможным инвесторам информации и помощи. С тех пор МАИР является единым центром как для локальных, так и для международных инвесторов.

Говорят, что малайзийская экономика очень сильно зависит от китайской. Правда ли это? Как вам удается поддерживать равноправные отношения с таким мощнейшим партнером? Кто является основным партнером в торгово-экономических связях Малайзии?

— Хочу отметить, что Малайзия поддерживает хорошие отношения со всеми странами, а не только с Китаем. Возможно, вы не знаете, но Малайзия занимает 18-е место среди крупнейших торговых наций мира. Как было сказано раньше, мы тесно сотрудничаем с нашими соседями через АSЕАN. Кроме того, в 80-х годах Малайзия проводила политику под названием "взгляд на Восток", в рамках которой мы развили более тесные двусторонние связи с Японией и Южной Кореей. Одновременно АSЕАN также росла и укреплялась, расширяя свои политические и экономические связи с Восточной Азией. Данное образование впоследствии было формализовано как АSЕАN + 3, где тройка — это Япония, Китай и Южная Корея. Что касается конкретно Китая, то АSЕАN сейчас ведет переговоры о подписании соглашения по свободной торговле. В то же время у Малайзии значительное количество программ по двустороннему сотрудничеству с Китаем, которые включают в себя такие сферы, как торговля, инвестиции, туризм и культуру. Мы рассматриваем Китай не как угрозу, а как важного партнера.

И Китай с этим согласен?

— Я уверена, что Китай с этим согласен. В прошлом году мы праздновали 30-летие со дня установления дипломатических взаимоотношений между Малайзией и Китаем. Обмен визитами происходит ежегодно если не на правительственном, то, по крайней мере, на министерском уровне. Существует тесное сотрудничество между деловыми кругами в рамках Малайзийско-китайского торгового совета и обмена между торгово-промышленными палатами как на национальном, так и на государственном уровнях. Ежегодный обмен туристами между нашими странами достигает 2 млн. человек. В связи с интенсивным развитием туризма в наших государствах малайзийские дипломатические представительства в Китае расширились. Кроме посольства в Пекине, в Китае у нас также есть четыре консульских отдела — в Шанхае, Гонконге, Гуанчжоу и Куньмине. Китай в свою очередь имеет посольство в Куала-Лумпуре и консульские отделы в Пенанге, Кучинге и Кота-Кинабалу.

Малайзия — это страна, в которой живут представители многих национальностей. В чем секрет политического мира и стабильности? Существует ли какая-то специальная программа по их обеспечению в рамках одной страны? И нет ли почвы для межэтнических, межконфессиональных конфликтов?

— Да, Малайзия — многонациональная страна и различные этнические группы исповедуют разные религии. Из 25 миллионов населения 55% — малайцы, являющиеся мусульманами. Около 30% — китайцы. Также в стране большое количество индуистов, чуть меньше сикхов, даяков, кадазан и других этнических групп. Хотя Малайзия является исламской страной, Конституция четко оговаривает свободу вероисповедания для всех национальностей. Рядом с мечетями построены церкви, буддийские и индуистские храмы. Малайзия признается ООН и международными организациями страной, являющейся примером национальной и религиозной гармонии, где мирно живут разные этнические группы.

Вообще правительство Малайзии состоит из членов так называемой Баризан Националь — коалиции 14 многонациональных и мультирелигиозных политических партий. Эта уникальная политическая формула правления внесла свой вклад в политическую стабильность Малайзии и поддерживает нацию в союзе и гармонии со времен ее независимости. Подобным образом строятся и отношения Малайзии с другими странами. Мы верим, что все вопросы могут быть решены дипломатическим путем. Возникающие проблемы должны решаться посредством консультаций и переговоров. В рамках АSЕАN, к примеру, страны придерживаются политики невмешательства и уважают суверенность и территориальную неприкосновенность друг друга.

Но, тем не менее, это неспокойный регион. Каково официальное отношение Малайзии к проблеме международного терроризма — как внутреннего, регионального, который есть во многих странах, так и глобального, международного?

— Малайзия строго осуждает международный терроризм во всех его формах и проявлениях, поскольку террористы склонны к беспорядочному насилию и жестокости. Они приносят смерть и разрушения, невзирая на святость человеческой жизни или ценность имущества. Таким образом, на глобальном уровне война против террора требует как можно более широкого взаимодействия между всеми нациями. Это может быть достигнуто путем международных конференций, предпочтительно под эгидой ООН.

Малайзия всегда поддерживала международные усилия по преодолению угрозы. Как вклад в глобальную войну с террором Малайзия основала Восточноазиатский региональный центр противодействия терроризму, главная задача которого — предотвращение террористических действий. Терроризм не является новым феноменом. В истории он имел много проявлений и совершался как светскими, так и религиозными группами. Но те, кто совершает подобные действия, прикрываясь своей религией, неправильно истолковывают собственную веру. Ни одна из мировых религий, включая ислам, не потворствует терроризму ни в каких формах или проявлениях. Таким образом, нам было бы полезно знать мотивы террористов для распознавания главных причин их действий. Это может быть политическая несправедливость, отрицание прав человека, бедность или другие причины. Мы должны бороться с источниками подобных проблем. Если даже и возможно опознать, поймать и убить отдельных террористов, то не установив источника и не разрешив проблемы, получим новых наемников, которые будут занимать место убитых лидеров или уничтоженных групп. Необходимо установить мотивирующие силы отдельных террористических групп, чтобы соответствующие меры были приведены в действие. Не существует единого решения, применяемого для всех случаев.

Международное общество должно принять тот факт, что борьба с терроризмом долговременна. Мы не можем себе позволить принимать специфические или краткосрочные решения. Мы должны искать пути и способы, как освободить мир от терроризма и террористов. Мы не сможем устранить террористов до тех пор, пока не будем знать, кто они, а также пока все страны не объединятся для сотрудничества по искоренению терроризма. Мы также должны покорить сердца и разум террористов, их сторонников и приверженцев. Мы сможем объявить победу только тогда, когда заставим потенциальных террористов признать тщетность и бесчеловечность терроризма.

А существует ли в Малайзии проблема исламского фундаментализма, который везде сейчас поднимает голову? Ведь у вас в стране основная религия — ислам. Есть ли радикалы, которые поддерживают, например, "Аль-Каиду"?

— Прежде всего, я бы хотела подчеркнуть, что есть существенная разница между фундаментализмом и экстремизмом. Пока мусульмане в Малайзии придерживаются своих канонов, они не являются экстремистами. Большинство мусульман в Малайзии — "умеренные", и в стране не было ни одной серьезной угрозы со стороны исламских экстремистов. А как я уже сказала раньше, политика правительства направлена на поддержание мира и гармонии среди всего многонационального населения страны.

Наш премьер-министр — проповедник "исламского хадхари", или цивилизованного ислама с долгосрочным национальным подходом, направленным на обеспечение социально-экономической справедливости и честности по отношению к гражданам разных национальностей и религий. Мы хотели бы показать и уже показали на своем примере, что исламская страна может быть современной, демократичной, толерантной и экономически конкурентоспособной. Политическая стабильность и экономический рост Малайзии за последние несколько десятилетий подтверждают это.

Малайзия хорошо знакома с терроризмом и провела длительную войну против одной из его версий, использующей террористическую тактику для запугивания людей и свержения правительства. Может быть, вы знаете из истории, что в начале 60-х годов мы столкнулись с коммунистическими террористами (КТ). Они сжигали дома и каучуковые заводы, пускали под откос поезда, атаковали полицейские участки и убивали невинных людей. Нам понадобилось более 20 лет, чтобы наконец побороть террористов и добиться их капитуляции. Важный урок, который нужно вынести из нашего опыта, — это то, что война была выиграна не только военными средствами. Мы работали над тем, чтобы покорить сердца и умы террористов, членов их семей, приверженцев и соратников. Мы искренне старались понять причины недовольства, лежащие в основе действий КТ. Победа была обеспечена психологической стратегией, а также военными действиями. Этот успех является основой того, почему Малайзия призывает к пониманию причин терроризма.

Расскажите, пожалуйста, как устроено ваше государство? Как, например, избирается верховный правитель?

— В стране практикуется парламентская демократия, хотя по устройству она является конституционной монархией с Его Величеством янг ди-пертуан агонгом (королем) во главе государства. Янг ди-пертуан агонг избирается на престол на пятилетний период из наследных руководителей или султанов девяти штатов федерации. Янг ди-пертуан агонг действует согласно рекомендациям парламента и кабинета министров. Законодательная власть принадлежит парламенту, который состоит из двух палат — сената и палаты представителей. Исполнительная власть принадлежит правительству во главе с премьер-министром, который назначается янг ди-пертуан агонгом.

А девять мини-королей — это наследственные монархи?

— Да, султан каждого из девяти штатов — наследный правитель. Султаны действуют по рекомендации ментари бесара, или главного министра, и исполнительного совета штата. Султаны разных штатов встречаются по меньшей мере два раза в год на конференции правителей, где они обсуждают насущные для подчиненных им штатов вопросы — как религиозные, так и касающиеся земель штата. Премьер-министр и ментари бесар каждого штата посещают конференцию руководителей как советники.

И завершающий вопрос. Каковы три ваши главные задачи в Украине? Что вы для себя определили в качестве приоритетных целей?

— Первой моей задачей будет работа с украинским правительством и соответствующими органами для усиления и расширения двусторонних отношений между Малайзией и Украиной в политической, экономической и социально-культурной сферах. Во-вторых, я хочу донести как можно больше информации о Малайзии до украинцев, а также до малайзийцев об Украине. Я хочу, чтобы ваши граждане больше знали об истории, людях, культуре и достижениях Малайзии. В-третьих, я бы хотела увидеть еще больше контактов между украинцами и малайзийцами в деловых предприятиях, инвестициях, образовании и туризме. В некотором отношении это будет лучшим механизмом построенного моста к более полному взаимопониманию между двумя народами с абсолютно разными историческими и культурными традициями.

Беседовали Злата Лебеденко, Владимир Скачко, Александр Юрчук