Сообитатели

Чтобы меня не обвинили в излишнем скептическом критицизме, скажу сразу: равняться на Россию предложил не я, а президент Украины Виктор Ющенко. И не где-нибудь, а в прямом эфире трех украинских телеканалов, когда отвечал гражданам, которые могли задать главе государства любые вопросы без купюр. Так вот: когда Ющенко спросили, готов ли он решать евроинтеграционные вопросы путем всеукраинского референдума, он ответил утвердительно.

А потом добавил: "На западный рынок Россия продает 55% того, что она продает. Я спрашиваю вас и себя: почему бы нам не повторить эту российскую динамику? Россия стоит на грани подписания соглашения о зоне свободной торговли с ЕС. Россия разрабатывает договор о четырех пространствах и потому, я подчеркиваю, отвечает украинским интересам – проводить политику евроинтеграции в экономической, гуманитарной, социальной сфере".

Другими словами, президент фактически посоветовал своей стране брать пример с России. И, казалось бы, причем здесь Россия, которая, как известно, в отличие от Украины, провозгласившей евроинтеграцию стратегической целью, никогда не заявляла о своем желании стать членом ЕС? Однако дело-то в том, что Ющенко еще раз признал, что Россия в вопросе реального, а не декларативного продвижения на европейские рынки далеко опередила Украину. По очень простой причине: Украина только декларирует "интеграцию" и обижается, что за эти декларации ей не дают "пряники", а Россия спорит с Европой по любому поводу, но делает дело – торгует с ЕС, подгоняет под европейские стандарты свое законодательство в социальной сфере и нормативы производства, согласовывает планы своего экономического развития с потребностями и возможностями партнеров на объединенном континенте и т. д. И ничуть при этом не жалуется на "непонимание". В отношениях России и Европы правят бал капитал и выгода, а не эмоции, как это имеет место в отношениях Киев – Брюссель. И соотношение в торговле соответствующее: Россия продает на Запад от 55% до 60% своей продукции, а Украина – всего около 40%. Зато до 60% украинского товарооборота завязано на России…

Дорожные карты

А еще президента Ющенко, видимо, очень впечатлили итоги саммита Россия – ЕС, который состоялся в Москве 10 мая сего года. Это мероприятие было 15-м по счету (с момента подписания в 1997 году между Россией и ЕС Договора о партнерстве и сотрудничестве) и уже получило самые противоречивые оценки СМИ, политиков и специалистов. От восторга по поводу создания "подлинного стратегического партнерства" и возможности "создания неформального Российско-Европейского союза" до определений типа "Россия и ЕС: два актера в поисках роли" и "неискренние соглашения Москвы".

Однако факт остается фактом. На саммите, проходившем в традиционном формате (от России – президент Владимир Путин, со стороны ЕС – председатель Европейского совета, премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер, председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу и Генеральный секретарь совета Евросоюза, высокий представитель ЕС по общей и внешней политике и политике в области безопасности Хавьер Солана), был подписан 60-страничный документ о принятии "дорожных карт" по формированию четырех общих пространств сотрудничества между Россией и ЕС – экономического, внутренней (свобода – правосудие – справедливость) и внешней безопасности, гуманитарного (научно-исследовательской работы – культура – образование).

Именно этот момент позволил оптимистам восторгаться безмерно. Уже упомянутый премьер Люксембурга Юнкер заявил: "Россия и Евросоюз пока не начали свой медовый месяц, но это настоящая любовь. Мы уезжаем, будучи твердо убежденными в том, что президент Путин является другом Европы". Вторил ему и Путин: "Результаты саммита показали, что при наличии соответствующей политической воли и России, и Евросоюзу вполне по плечу находить взаимоприемлемые решения любых, даже весьма сложных проблем".

Однако свои резоны есть и у более сдержанных в оценках политиков, и даже у скептиков-спецов. В частности, Солана на итоговой пресс-конференции заявил: "Мы обсудили наше взаимодействие по созданию четырех общих пространств между Россией и ЕС. Главное, что нам необходимо сделать сегодня, это воплотить на практике все наши договоренности чем скорее, тем лучше". Вот в этом – в наполнении "дорожных карт" реальным смыслом и выполнении задуманного – и кроется главная проблема. Документ о четырех пространствах – это всего лишь рамочная концепция, которая нуждается в конкретизации по каждому из обозначенных направлений. И на эту конкретизацию отведено 8 лет. За это время власти ЕС и России должны перейти от слов на бумаге к делам на практике.

С этим могут быть проблемы хотя бы потому, что, несмотря на все заявления о преданности "общим ценностям и идеям", существует разница в их понимании. К примеру, руководитель курса Россия/СНГ во Французском Институте международных отношений (ИФРИ) Томас Гомарт в газете "Liberation" обращает внимание на то, что у России и ЕС разное понимание проблемы безопасности. "Москва рассматривает свою безопасность с точки зрения территориальной целостности, а Брюссель говорит о проецируемой безопасности. ЕС имеет в виду внешнюю безопасность", – уверен Гомарт. Кроме того, по его мнению, если ЕС проповедует сдержанность в применении силы для обеспечения безопасности и старается обеспечить ее сетью договоров и привлечением к ее созданию всех возможных участников, то Россия готова отстаивать свои интересы любой ценой, в том числе, и военными методами.

Существует и проблема разного восприятия России у разных стран ЕС: у так называемой "старой" Европы (Германия, Франция, Италия) и у "младоевропейцев" (стран Центральной и Восточной Европы, которые вошли в Евросоюз в мае прошлого года). Россия тоже относится к ним по-разному. Если со "стариками" ведет себя вежливо и предупредительно, то "евромолодняк" ровней себе не считает. Что и подтвердил спор вокруг празднования 60-летия победы во Второй мировой войне. Страны Прибалтики и Польша потребовали, чтобы Россия как правопреемница СССР извинилась за оккупацию своих территорий советскими войсками в 1939-1941 годах. Путин "послал" однозначно и не очень вежливо: мол, сами просились в СССР, а потом мы вас еще и оккупировали? Не будем извиняться – достаточно того, что один из первых Съездов народных депутатов СССР фактически дезавуировал секретный протокол Молотова–Риббентропа от 1939 года и признал его ошибкой.

И хотя президенты Польши Александр Квасьневский и Латвии Вайра Вике-Фрайберге прибыли в Москву на празднование 60-летия Великой Победы, поляки массово вернули билеты на концерт Большого театра, посвященный этой дате, а Латвия приняла одностороннюю декларацию к латвийско-российскому договору о границе, в которой практически выдвинула территориальные претензии к России (Пыталовский район Псковской области Рига считает "своим"). Это сорвало подписание упомянутого договора. Вопреки обещаниям Москвы. "Мы готовы к подписанию соглашения о границе с Эстонией и Латвией, но надеемся, что они не будут сопровождаться дурацкими по своему содержанию требованиями территориального характера. Сегодня в Европе, в XXI веке, когда одна страна предъявляет территориальные претензии к другой и одновременно хочет подписать договор о границе – это полная чушь, сапоги всмятку", – образно сказал Путин. Однако уже на следующий день после саммита в Москве Европарламент принял резолюцию, в которой сказано, что для "некоторых стран завершение Второй мировой войны означало возобновление тирании сталинского Советского Союза". В этом документе приветствуется освобождение стран Восточной Европы, так как они теперь, дескать, могут сами решать свою судьбу после нескольких десятилетий "угнетения и советской оккупации". К тому же ЕС так и не пошел навстречу России в смягчении визового режима, как ни настаивала на этом Москва.

Еще большие "непонятки" у ЕС и России существуют в отношении стран СНГ. Евросоюз предлагает им (в том числе, и Украине) политику "нового соседства". Чтобы, значит, демократизировать по-своему и привлечь к новой системе коллективной безопасности в Европе. А Россия видит в них потенциальные сателлиты и союзников для восстановления своего статуса если не сверхдержавы, то, во всяком случае, признанного и единственного регионального лидера. И сегодня Россия, используя экономические рычаги и зависимость стран СНГ от своих энергоносителей, пытается оказывать давление на соседние страны. Вопрос военных баз и поддержка сепаратистских режимов в непризнанных Абхазии и Южной Осетии в Грузии, проблема Приднестровья в Молдове, влияние на президентские выборы в Украине, поддержка президента Александр Лукашенко в Беларуси – все это проявления центростремительной политики Москвы на постсоветском пространстве, которая беспокоит Европу. И приводит к срыву намеченных двухсторонних мероприятий, как это случилось на ноябрьском саммите Россия – ЕС 2004 года в Гааге, когда европейские политики попытались "повоспитывать" Путина за то, что тот поддержал кандидата в президенты Украины Виктора Януковича, а не Ющенко, а до этого не очень полюбил лидера еще одной "цветочной революции" – президента Грузии Михаила Саакашвили. Путин практически хлопнул голландскими дверьми и уехал в Москву. ЕС приехал туда сам…

Саммит сообитателей

И, в принципе, не мог не приехать. Потому что ЕС понимает важность в решении еще одной проблемы – трехсторонних отношений Россия – США – Евросоюз. Точнее, нахождения разумного и выгодного баланса в "заклятой дружбе" и сосуществовании этих мощных мировых субъектов современной геополитики. Четче всего мысль европейцев относительно еврозадач на оси Москва – Брюссель высказала комиссар ЕС по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер. Та, которая, как мы помним, посоветовала Киеву и не соваться в Брюссель со своими заявками на членство в ЕС – все равно не примут. Так вот, накануне упомянутого саммита в российской столице грозная "комиссарша" опубликовала статью в испанской газете "El Mundo" с более чем красноречивым названием – "Укреплять Россию, чтобы самим стать сильнее". А в статье сказано: "ЕС взял на себя обязательство придерживаться позитивного и широкого взгляда на сотрудничество с наиболее выдающимися соседями Европы. Как говорил Отто фон Бисмарк: "Секрет политики? Заключить хороший договор с Россией". Именно за этим мы туда и направляемся".

Но вот что удивительно: г-жа Ферреро-Вальднер уже откровенно говорит, что отношения нужно строить не между отдельной страной (Россией) и содружеством стран (ЕС), а между… "двумя глобальными державами"-сообитателями Европы. "Говорят, что Европа "была создана Историей". В то время как здесь оседает пыль холодной войны, две глобальные и сильно различающиеся ДЕРЖАВЫ выступают основными СООБИТАТЕЛЯМИ этого континента. Речь идет о России и Европейском Союзе", – написала она. А одна из главных задач, которая, по мнению Ферреро-Вальднер, стоит перед Евросоюзом, заключается в том, что "наши шаги оказались бы действеннее, если бы мы сумели добиться совпадения идей, посылаемых из столиц отдельных стран, с позицией ЕС. В интересах более эффективных отношений все, я говорю о столицах и России, и Европейского Союза, должны взять на себя обязательства". Другими словами, Объединенная Европа должна забыть о разных подходах к России и выступать консолидировано, ибо "ЕС может и должен делать многое для изучения нашего потенциала в области внешней политики. В процессе создания более последовательной внешней политики ЕС может укреплять свою роль державы посредством ясных обращений к нашим союзникам". По мнению комиссара, "существует три аспекта наших отношений, заслуживающих особого внимания. Это уважение к нашим ценностям, касающимся демократии и прав человека, управление общей зоной и извлечение наибольшей возможной выгоды из потенциала ЕС на внешнеполитической арене".

И нужно отметить, что Ферреро-Вальднер в своем видении России и выгод от сотрудничества с ней не одинока. Это мнение многих европейских "стариков", кто не очень доволен попытками США по-прежнему диктовать волю Европе и возмущен тем, как Америка помыкает неофитами ЕС из Восточной и Центральной Европы. В первую очередь, это Франция и Германия, периодически демонстрирующие свой "антиамериканизм". Все помнят, как лидеры этих стран Жак Ширак и Герхард Шредер "одернули" Польшу, Чехию и других "молодых" за однозначную поддержку войны США против Ирака. А накануне встречи в Москве министр, курирующая вопросы ЕС во французском правительстве, Клоди Эньоре заявила, что Франция останется лидером во взаимоотношениях ЕС с Россией, при этом стараясь играть роль "катализатора внутри Европейского Союза".

И немецкий историк, специалист по вопросам безопасности Михаэль Штюрмер в интервью "Радио "Свобода" признал: "Европейский Союз раскололся на американской политике". Однако, подводя итоги московского саммита, г-н Штюрмер был далек от европейско-российского шапкозакидательства и заявил, что отношения между ЕС и Россией будут стабильны в одном случае: "если снимется напряженность в российско-американских отношениях – в них все еще ощущаются признаки взаимной подозрительности и недоверия".

А все потому, что все смешалось в российско-американско-европейском доме. Для Евросоюза Россия – это экономический партнер (энергоносители) и потенциальный союзник по ослаблению американского влияния, а США – гарант в вопросах безопасности и тоже экономический партнер. Для США ЕС – это союзник по демократическому преобразованию мира, военный и политический партнер и конкурент в экономике, а Россия – потенциальный соперник в борьбе за мировое влияние и частично экономический партнер. Для России же США – это конкурент в геополитике и экономический партнер одновременно, а ЕС, кроме выгодного экономического партнерства, – еще и вполне вероятный помощник и противовес в борьбе за восстановление статуса мировой супердержавы. И все эти параметры, линии соприкосновения, противостояния и сотрудничества, взаимоотношения как на многостороннем, так и на двухстороннем уровне, повторяю, переплетены самым причудливым и самым неожиданным образом, зависят и от планов каждого из тройки на далеко идущую перспективу, и от сиюминутной конъюнктуры. А проблем у каждого из них – воз и маленькая тележка. У США – война в Ираке и стремление сесть на все стулья мирового господства сразу, чему не рады все. У ЕС – принятие европейской Конституции, вступление Турции в союз и "переваривание" новых членов. У России – Чечня, "цветочные революции" в "подбрюшье".

Украинский баланс

И как в тот узел втиснуться Украине – это вопрос вопросов. Все перечисленные проблемы ее тоже касаются непосредственно, но вот разница только в том, что вес ее и потенциал не дотягивают до первоочередного внимания к собственной персоне. Вот заставляют ее европеизироваться по принципу "сама, сама". Однако прогресс все же есть. Он – в понимании новым руководством того, что, как и спасение утопающего, евроинтеграция – это дело самого интегрирующегося. То есть Украины. Президент Ющенко в том же прямом эфире заявил однозначно: "Политика евроинтеграции – это не политика против кого-то. Речь о том, что мы развиваем наши отношения с Россией, где есть одна механика, и с ЕС, где работают другие принципы. И главное, чтобы принципы организации одного рынка не противоречили принципам другого. Это суть организации этой политики. Я счастлив из-за того, что этот вопрос понимаем и в Москве, и в Киеве. Убежден, что это то, чего не хватало украинской политике. До этого украинская политика строилась по принципу "или – или", мы предложили другой принцип "и – и". Нам нужны стратегические отношения и с Россией, и с ЕС".

Хорошие слова. Осталось их воплотить в жизнь, как и было задекларировано, – не словом, а делом. И только не надо обижаться, как это получилось с реакцией МИД Украины на упомянутые слова Ферреро-Вальднер о ненужности подачи заявки на членство в ЕС. Чиновники, как дети малые, надули щеки и начали огрызаться: мол, не надо нас учить, мы – суверенные, сами с усами, знаем, что и когда кому подавать. Они там, в Европе, учили и будут учить. Если считают это правильным. А нам здесь, в Киеве, надо четко понимать, что на обиженных воду возят. И не только воду…