Украинский Верещагин

В кабинете нового руководителя Государственной таможенной службы полным ходом идет ремонт — даже сквозь плотно прикрытые двери доносится жужжание дрели и стук молотка. На стенах нет пока ничего, кроме бархатного штандарта с эмблемой Гостаможни: на зеленом поле скрещенные ключи от всех "ворот" страны. Сам Владимир Скомаровский, новый хозяин кабинета, хочет оформить рабочее помещение креативно. В частности, повесить на стену картину, на которой будет изображена сцена из фильма "Белое солнце пустыни" с таможенником Павлом Верещагиным. "Таможня дает добро", "Была у меня таможня, были контрабандисты…", "Я мзду не беру — мне за державу обидно" — ну кто же не помнит эти крылатые фразы?

Впрочем, Скомаровский намерен не только чтить традиции, но и проводить радикальные изменения в системе Таможенной службы. Прежде всего, эту самую службу узаконить, а также повысить зарплаты сотрудникам — чтобы было меньше искушений запускать руку в государственный карман. Уже запущена программа "единого окна", работают телефоны доверия, по которым каждый может позвонить и рассказать о случаях нарушений, обновлены кадры. И хотя Владимир Скомаровский стал главным таможенником Украины менее трех месяцев назад, реформы идут полным ходом. Конечно, полностью перекрыть контрабандные потоки не удалось — систему, которая выстраивалась за последние годы, так быстро не поломаешь. Да и лоббисты контрабандных схем пока еще не перевелись — что в государственных органах, защищающих права граждан, что на железной дороге, что в правоохранительных структурах. Но самое главное, по мнению "хозяина таможни", сделать все же удалось — изменилась психология людей. Владимир Владимирович, как реализуется широко разрекламированная программа "Контрабанда — стоп!"? Есть уже результаты деятельности "секретных групп", которые тайно проверяют работу таможен?

— Никаких "секретных агентов" у нас нет, работают сами таможенники. А те группы, которые должны работать за пределами таможни, сегодня не провели ни одного задержания. Другими словами, мы вместе с пограничниками пресекаем любые попытки контрабанды еще в зоне таможенного контроля. Результаты есть. В основном сейчас задерживаем машины с мясом. Но и контрабандисты не дремлют. Ищут новые схемы. Например, пытаются организовать липовый транзит мясной продукции на Молдову.

Кроме того, мы фиксируем случаи незаконного ввоза-вывоза долларов. Поскольку гривня укрепилась, то стало выгодно покупать в Украине доллары США. Мы это знаем, потому и проявляем особое внимание. Хотя, конечно, с уверенностью говорить, что уже есть стопроцентный результат программы "Контрабанда — стоп!", пока рано. Тем более что по технической оснащенности таможенных пунктов мы пока отстаем. Из бюджета нам должны были выделить на эти цели 43 миллиона гривен, но пока не получили ни копейки. Я общался по данному поводу с министром финансов Виктором Пинзеником и первым вице-премьером Анатолием Кинахом, который твердо пообещал выделить средства из резервного фонда Кабмина на закупку рентген-установок и другой техники.

Если же говорить о технической помощи со стороны Еврокомиссии по программе "Тасис", то приведу вам всего пару примеров: разговоры о строительстве таможни в Яготине ведутся уже три года, а заложен только фундамент. В Раве-Русской только начали строительство, хотя разработан этот проект еще 4 года назад… Мы были в представительстве Евросоюза с вице-премьером Олегом Рыбачуком, где нам пообещали выделить двадцать миллионов евро на обустройство границ. Потом выяснилось, что выделять средства начнут в 2006 году, а поступят они в Украину не раньше 2008-го… Я им говорю: если так долго ждать, так у нас к тому времени, может, и границ не будет! Ведь таможня в день "пополняет" государственный бюджет в среднем более чем на 100 миллионов гривен.

А как "поживают" веб-камеры и прочие чудеса техники, которые должны помогать следить за нарушителями?

— Чтобы купить веб-камеры, необходимо провести тендер, написать план расходов, в общем, сплошная "головная боль". Поэтому мы пошли другим путем: договорились, что нам выделят 5,8 миллиона гривен, а технические специалисты ведущих фирм сейчас готовят предложения, чтобы через спутник смотреть видеокартинку. Это значит, что в каждой зоне таможенного контроля мы разместим по шесть видеокамер. И тогда в режиме он-лайн можно увидеть, что делал тот или иной сотрудник таможни в любой период времени. Вот возьмем, к примеру, переход на Белгород-Днестровской таможне… Я выставляю на телевизоре у себя в кабинете дату, время и получаю цифровой файл с необходимой видеоинформацией. Уже дал задание специалистам создать такую качественную систему наблюдения, чтобы можно было определить, какие доллары: нового или старого образца. Ну и, естественно, лица людей, берущих взятки. Очень часто бывает, что взятки дают пограничникам, а затем валят все на таможенников. Мы хотим раз и навсегда разобраться с этим: виновных наказать, но и огульно обвинять всех сотрудников Гостаможслужбы не позволим. Поэтому нужны камеры, которые видят все и всех. Ведь даже без звука можно определить, доволен человек общением с таможенниками или нет. Мы хотим, чтобы сотрудники таможни с душой относились к каждому гражданину. Буквально как к родному брату.

Да, многие пришли работать в нашу структуру по протекции и, как говорится, корысти ради. Мы же хотим сделать так, чтобы таможенники ценили и уважали свое дело.

Говорят, что сейчас размеры взяток сотрудникам таможни возросли: они берут дополнительно "за риск"…

— Да, было такое. Например, на пункте пропуска Краковец. Брали, так сказать, напоследок. Мы там полностью заменили руководство и даже название поменяли! Это сделано для того, чтобы в новую структуру набрать новых людей. А то создается впечатление, что люди живут лишь одним днем, не думают о своей репутации, о будущем. Только о деньгах. Я не понимаю, ну куда столько?! Их, наверное, Бог должен покарать… К сожалению, это пока распространенное явление. Вот сейчас мы проверяем информацию, поступившую из Чопа: один из таможенников сел в автомобиль и вместе с его владельцем переехал границу без всякого контроля. Разберемся и накажем.

Правду ли говорят, что при вашем предшественнике можно было за деньги вносить изменения в электронную базу данных?

— Да, такие случаи были, и мы проводим соответствующее расследование. Бывшие руководители таможни поступали следующим образом: направляли предварительное уведомление о поступлении груза, а потом его из базы "вытирали", и машина уже шла своим ходом куда надо. Кстати, это был один из путей ввоза контрабандного мяса. Мясная проблема, к сожалению, так и не решена: есть запрещающая ставка, а заводы-то работают, им надо сбывать свою продукцию в Украину. Думаю, что парламент примет решение, которое урегулирует данный вопрос. Моя точка зрения: необходимо вводить квоты. Их купят серьезные, надежные компании. А контрабандистам, частным предпринимателям и мелким фирмам квоты не нужны. Они их и покупать не станут. С нарушениями будем беспощадно бороться.

Конечно, сразу психология не поменяется. Но когда повсюду будут установлены видеокамеры, которые в любую минуту может включить председатель Государственной таможенной службы, то нарушать закон станет куда сложнее и опаснее. Кроме того, у нас есть проблемы и с частными лицами, которые провозят бензин и сигареты в ту же Венгрию, Польшу. Потому что очень велика разница в цене на эти товары в Украине и в восточноевропейских странах. А как им иначе заработать деньги? Надо обустраивать границы, вводить новые пропускные пункты. Мы сейчас решаем проблемы своими силами, не ожидая, пока о нас вспомнят и помогут. Очень активно сотрудничаем с губернатором Закарпатья, с министром транспорта, которого беспокоит проблема узких транспортных коридоров. Я всегда говорю, что полагаться надо на себя и свои возможности. Необходимо вкладывать деньги в границу, а не "закапывать" их в землю, не раздавать на второстепенные проекты.

А сколько вам нужно денег на таможню для полного счастья?

— Мне хотя бы на Яворивской, Рава-Русской, Волынской, Мостицкой и Приднестровской таможнях установить рентген-установки, способные полностью сканировать проезжающие машины. Надо поставить видеокамеры на ключевых таможенных пунктах, а их, между прочим, 250. Правда, не через все идут грузовые потоки, но все равно как минимум четыре десятка камер наблюдения установить необходимо. Министерство финансов обязалось нам выделить средства для закупки систем контроля. Это около 900 тысяч гривен. Поскольку на реализацию программы "Контрабанда — стоп!" предполагается выделить 200 миллионов, то этих денег вполне достаточно, чтобы я спал спокойно… Кстати, поступления в госбюджет от работы обновленной таможни увеличились вдвое! А если бы еще и видеокамеры стояли… Мы бы ежедневно пополняли казну на 200—300 миллионов! Знаете, очень легко говорить, что мы все вместе будем бороться с контрабандой. Но, может, не надо всем миром ловить нарушителей, а достаточно просто поставить специальную технику, которая выполнит эту работу? Почему машина ГАИ должна стоять за пунктом пропуска день-деньской? Что, сотрудникам милиции больше нечем заняться? А работники Службы безопасности? И все равно есть утечка информации: один телефонный звонок — и контрабандисты знают, что на работу можно не выходить. А вот когда будут установлены системы контроля, то такой номер не пройдет. Мы точно так же делали во время президентских выборов — установили видеокамеры на всех избирательных участках в Винницкой области, и что в результате? Виктор Ющенко набрал в области более 84% голосов!

Сколько времени понадобится на переоборудование таможенных пунктов?

— Думаю, что уже до осени полностью оборудуем ключевые таможенные пункты. Особенно те, которые находятся на границе с Приднестровьем, чтобы прекратить разговоры о том, что именно оттуда идет основной поток контрабанды оружия с заводов, которые последний патрон выпустили десять лет назад. Все будем записывать на видео и предъявлять в ответ на выдвигаемые претензии.

Продолжат ли свое существование магазины, в которых продается добро, конфискованное таможенниками? Поражают воображение истории о Мерседесах, купленных там чуть ли не за копейки…

— Что касается машин, то конфискованные авто мы будем передавать службам ГАИ и другим подразделениям, которые нуждаются в обновлении автопарка. Конфискованное мясо, к примеру, сегодня продается через аграрное ведомство. Но вообще-то проблема конфиската — это еще одна "головная боль" для Таможенной службы. Товары конфискуются по решению суда, потом долго лежат на складах, за аренду и охрану которых надо платить немалые средства, затем решение об их использовании принимает специальная исполнительная служба при Минюсте. А когда дело доходит до продажи, то выясняется, что сигареты превратились в труху… Проходят годы, пока решат продать конфискат частным лицам, и бюджет в результате такого подхода получает "пшик", а не живые деньги. Мы предлагаем реализовывать конфискованные товары динамично и с выгодой для государства. Как в европейских странах. Если вас на территории Германии задержали, к примеру, с незадекларированными сигаретами, то немцы просто возьмут с вас отдельную плату и отпустят восвояси. Почему бы нам так не сделать вместо того, чтобы годами складировать конфискованную продукцию, содержать специальные службы для ее оценки, а потом тратить деньги на ее вывоз и уничтожение по причине непригодности?

Работает ли система "единого окна" — процедуры, связанной с упрощением оформления таможенных документов?

— С первого мая 2005 года она работает везде. Я поставил задачу до 1 июня проконтролировать, как проходит этот эксперимент. Но не просто вызвать начальника таможенного пункта и послушать его рапорт об успехах, а затем поставить галочку "успешно выполнено". Нет, мы пойдем другим путем: соберем общественный совет, представителей Европейской бизнес-ассоциации и зададим им ряд простых вопросов: как работает Винницкая, Одесская или Рава-Русская таможня? Как только поступит сигнал о нарушениях, на место выезжает наша комиссия и начинает тщательную проверку изложенных фактов. А заодно ставит ультиматум начальнику таможни: не можешь работать — уходи. У нас очень большой кадровый потенциал, много молодых перспективных сотрудников, работающих сегодня заместителями, директорами департаментов, инспекторами.

Что же касается самой процедуры "единое окно", то она позволила уменьшить пугающие показатели коррупции, которые были всего несколько месяцев назад. Судите сами: сегодня для быстрого оформления документов необходимо пройти всего три инстанции, причем без непосредственного контакта с чиновниками. А ведь до этого было 12 таких инстанций!

— Есть уже первые кадровые "наказания"?

— Конечно нет, ведь мы только закончили смену кадров. Почти на всех таможнях провели ротации: где назначили новых людей, где поставили исполняющих обязанности. Осталось лишь несколько "старых" начальников, потому что у них высокие показатели, они работают честно и профессионально. Зачем просто так "прессовать" человека? К слову, некоторых мы вернули на привычное место работы. Например, легендарного Рудкина перевели на Севастопольскую таможню, где он работал начальником более 30 лет. Это сильный специалист, порядочный таможенник. Мы его называем "наш Верещагин".

Что должен сделать таможенник, чтобы не "полететь" с работы?

— Требование номер один: исполнение "плановых" задач. Не выполнил "план" пополнения Госбюджета — свободен. И вы знаете, такие радикальные меры подействовали: те, кто с конца прошлого года не вытягивал "план", сейчас исправились. Конечно, "план" — это уже устаревшее понятие. Надо говорить — ориентировочные показатели поступлений. Мы же видим, как растет импорт-экспорт, и в соответствии с этим определяем показатели поступлений. Мы их не "рисуем от фонаря": кому — больше, кому — меньше.

Интересно, существует ли "план" задержания определенного числа контрабандистов?

— Да что вы! Пока я здесь нахожусь, ничего подобного не будет. Раньше действительно было распоряжение: каждая таможня обязана задержать пару-тройку нарушителей. Но какой в этом смысл? Если выполняются плановые поступления, то все нормально, падают эти показатели — значит, контрабанда растет. И должен вам честно сказать, что уровень контрабанды был не менее 50%. То есть половина денег идет в казну, половина — в личный карман. Но когда мы поставим видеокамеры, системы наблюдения, то все поймут, что все было еще хуже: лишь 30% доставалось государству, а все остальное уходило "налево".

Будут ли снижены ввозные пошлины на иномарки?

— В свое время правительство пошло на повышение ввозной пошлины, и таким образом был полностью блокирован ввоз в Украину б/у машин. Делается это, видимо, для того, чтобы защитить отечественного производителя. У нас реально доходы в госказну идут только от импорта новых иномарок. Думаю, этот вопрос будет подниматься, мы уже два письма направили премьер-министру, объяснив, что можем обеспечить казне как минимум два миллиарда гривен дополнительных поступлений. Кроме того, если мы вступим в ВТО, а такая цель правительством и Президентом поставлена, то нам все равно придется снижать ставки на б/у автомобили до 10—15%. Бороться надо не с импортом иномарок, а за качество украинских автомобилей. Пока, чего греха таить, "Таврия" — очень слабенькая машина по сравнению с европейской автомобильной продукцией. Надо ли защищать такой рынок? Наверное, нет. Другое дело, что некоторые финансовые группы хотят за короткое время заработать большие деньги без всякой конкуренции.

Кстати, о финансовых группах и их способах защищать свои интересы. Министр МВД Юрий Луценко в одном из первых своих интервью признался нам, что буквально через несколько дней после назначения его начали "атаковать" люди, пытавшиеся с помощью миллионных сумм решить свои вопросы. А начальнику украинской таможни кто-то пытался дать взятку?

— Скажу честно: были случаи, когда мне предлагали очень серьезные суммы за то, чтобы я оставил на рабочем месте того или иного руководителя. Я эти все материалы собирал, у меня даже есть специальная записная книжечка с "предложениями", которые исходили от очень высокопоставленных людей. В среднем, каждый день мне поступало не менее семи звонков с такими "просьбами". Предлагали большие деньги: до миллиона доходило. Естественно, что те люди, за которых просили, уже не работают в системе таможни и работать никогда не будут.

Говорят, что новая таможенная политика приведет к тому, что в Украину хлынут дешевые импортные товары в ущерб национальным производителям. Как соблюсти баланс?

— Мы работаем на защиту экономических интересов Украины, а не импортеров. Для меня как для главного таможенника на первом месте стоит отечественный производитель, а уже потом импортер.

Президент жестко требует от чиновников высокого ранга полностью порвать связи с бизнесом и посвятить себя государственным делам. Вы были владельцем одной из самых крупных в Украине транспортных компаний, названной вашим именем — "Владимир". Сейчас вы имеете отношение к управлению "Владимиром"? Или же компания переписана на ваших ближайших родственников?

— Я передал управление своей компанией юридической фирме, которая занимается аудитом. И хочу отметить, что с первых дней моего пребывания на этой должности фирма "Владимир" не ведет внешнеэкономическую деятельность: чтобы ничего не было даже косвенным образом связано с таможней. Что касается семьи, то жену и детей я забрал в Киев, они живут со мной в Конче-Заспе. Я обожаю свежий воздух, всегда сплю с открытым окном, по утрам делаю зарядку и пробежку.

Можно узнать, какая зарплата у "начальника таможни"?

— Невысокая для главного таможенника Украины — всего 2600 гривен. Но мне обещали, что зарплата правительственным чиновникам будет увеличена. Кстати, мы с 1 апреля в два с половиной раза подняли зарплату всем сотрудникам Таможенной службы. И это только начало. Сегодня средняя заработная плата по Таможенной службе составляет около двух с половиной тысяч гривен. Но в любом случае ссылаться на то, что раз небольшая зарплата, то можно брать взятки, не позволю. Если не устраивает размер зарплаты — ищи другую работу. Я не говорю, что взяточничество у наших таможенников в крови. Просто система позволяла. Этот сложный переходный период мы обязаны пройти. Не знаю, сколько времени на это потребуется — полгода, год. Но даже если улучшение наступит довольно быстро, понадобится еще время, чтобы поднять украинскую таможню на качественно новый уровень. И главное, люди это понимают. Я был поражен тем, что все одобряют реформы, начатые на таможне.

Беседовали Ирина Гаврилова, Александр Юрчук