Средство от головной боли

Межведомственный плюрализм в стране набирает силу. Совсем недавно Фонд госимущества официально приостановил приватизацию крупных объектов и создание новых субъектов хозяйствования. Теперь комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку предлагает прямо противоположное: срочно продать все миноритарные госпакеты акций предприятий на фондовой бирже. Причина проста – оставаясь в "акционерном меньшинстве", государство не может защитить свои интересы и все чаще оказывается в роли проигравшего…

С предложением к Кабинету министров продать все принадлежащие государству пакеты акций (в размере до 25%, а то и до 40%) уставного фонда предприятия на фондовой бирже выступил председатель ГКЦБФР Анатолий Балюк. На инвестиционной конференции в Киеве он пояснил, что процессы размывания государственной доли в акционерных обществах путем проведения дополнительной эмиссии в последнее время стали слишком массовыми. "Идет хаотическое размывание многих государственных пакетов", – сказал он. При этом руководитель "фондового ведомства" напомнил, что Фонд госимущества не имеет средств для участия в допэмиссиях и сохранения своей доли в капитале акционерных обществ.

Стоит признать, что г-н Балюк во многом прав. Ввиду отсутствия законодательной защиты прав "акционеров-меньшевиков", владельцы контрольного пакета акций могут попросту "плевать" на их интересы. Многочисленные скандалы на эту тему между собственниками различных объектов уже набили оскомину журналистам и карманы адвокатов. В принципе, "большевики" могут принять решение о выпуске дополнительных акций, потом скупить их и стать собственниками уже не 55% акций предприятия, а всех 90%. При этом хозяева обесцененного пакета будут долго бегать по судам, доказывая, что их фактически обокрали (на сумму рыночной стоимости пакета акций), но добиться справедливости им вряд ли удастся.

Нередко в качестве такого бедолаги оказывается государство. Притчей во языцех стала дополнительная эмиссия акций на ОАО "Ингулецкий горно-обогатительный комбинат", в результате проведения которой доля государства сократилась с 50% приблизительно до 38%. Дело рассматривалось в разных судах, которые попеременно принимали решения то в пользу государства, то в пользу "эмиссионеров".

Аналогичный конфликт имел место вокруг допэмиссии на "Укртатнафте". Но там ситуация оказалась еще более запутанной. Татарские акционеры подписали договор, предполагающий, в частности, инвестиции в модернизацию Кременчугского НПЗ в размере $200 млн. Правда, при этом они надеялись приобрести украинский госпакет в размере 43%. Однако ФГИ Украины так и не выставил свой пакет на продажу. А украинские госпредставители в течение двух лет бойкотировали голосование по допэмиссии, опасаясь размывания своей доли. В результате начать запланированную четыре года назад реконструкцию Кременчугского НПЗ так и не успели, опоздав к введению ужесточенных требований Евросоюза.

Это что касается "диагноза". Теперь о способе лечения, предложенном г-ном Балюком. Он считает, что возиться с небольшими пакетами акций не нужно: необходимо от них просто избавиться. По его словам, в конце 2004 года правительство вдвое сократило перечень предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики Украины. В связи с этим Балюк выразил надежду, что госпакеты акций предприятий, исключенных из перечня стратегических, будут проданы через фондовый рынок.

Действительно, Кабинет министров постановлением от 23 декабря 2004 года сократил перечень предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности государства, с 894 до 424. По сравнению с предыдущим аналогичным постановлением (от 29 августа 2000 года) из перечня выведены такие крупные нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие предприятия, как ОАО "Укрнафта", "Нафтохимик Прикарпаття", "Нефтеперерабатывающий комплекс "Галичина", "Херсоннефтепереработка", "Одесский нефтеперерабатывающий завод", АХК "Укрнафтопродукт" и ОАО "Азмол".

Постановление предусматривает, что ФГИ не должен оставлять в госсобственности акции предприятий, не вошедших в перечень, кроме случаев, предусмотренных законодательством. Однако Фонд государственного имущества приостановил приватизацию крупных объектов и создание новых субъектов хозяйствования. Мораторий будет действовать до формирования нового состава Кабинета министров вообще и назначения нового главы ФГИ в частности. Хотя формальная причина моратория в том, что Фонд госимущества сейчас вводит в действие новое положение о приватизационных конкурсах, по которому должны проводиться торги.

Более того, в декабре ФГИ остановил конкурс по продаже 92,41% акций крупного производителя масел и смазок завода "Азмол" (Бердянск Запорожской области), а в январе снял с аукционных торгов на Украинской межбанковской валютной бирже 39,91% акций угольной компании "Краснодонуголь" (Луганская область).

Проблема усложняется еще и тем, что вопросы, кто будет продавать, кому и на каких условиях, несомненно связаны со сменой власти. Например, одновременно с заявлением Балюка появилось интервью Петра Порошенко британской газете "Файнэншл таймс", в котором утверждается, что "чиновники незаконно приватизируют государственные активы и раздают собственность в долгосрочный лизинг". Особое беспокойство общественности, отметил Порошенко, вызывает недавняя приватизация завода минеральных удобрений "Азот" в Северодонецке. При этом были нарушены важнейшие правила, касающиеся совместных предприятий, поскольку частный инвестор получил 60% всех его акций, но никаких денег государство не получило.

Поэтому говорить о том, что на фондовый рынок в ближайшее время будут массово выкинуты "миноритарные пакеты", с целью избавления государства от головной боли, пока рано. Для начала придется разобраться с уже проданным имуществом, а уж потом реализовывать смелую идею "фондовиков".