Движущие силы "оранжевой" революции

Когда события, развернувшиеся после второго тура президентских выборов 2004 года, называют революцией, добавляя различные дефиниции – оранжевой, каштановой, мирной и т.д., то для этого есть гораздо больше оснований, чем может показаться на первый взгляд и даже больше, чем вкладывают сами авторы подобных определений.

Эта статья – не претендует ни на всеобъемлющий, комплексный, ни тем более на окончательный анализ происходящего – она не более чем авторская попытка в первом приближении оценить ситуацию не только с точки зрения текущего момента, но и скрытых на первый взгляд закономерностей и процессов.

Эмоциональный накал, связанный с решением текущих политических вопросов, зачастую не оставляет времени основным игрокам увязывать происходящее с первопричинами этих событий. Это создает риск того, что политические элиты, сосредоточившись на достижении тактических политических преимуществ, могут проиграть стратегически, не конвертировав позитивный гражданский импульс в структурную модернизацию украинского общества и государства.

Истоки

В 1991 году, после распада Советского Союза, перед Украиной встали две основные задачи – формирование конкурентной рыночной социально ориентированной экономики и полноценной демократической политической системы. Последняя предполагает не только создание структурных составляющих собственной государственной машины, но и формирование полноформатного гражданского общества, механизмов широкого гражданского участия и контроля, эффективной партийной системы и процедурной демократии, независимость средств массовой информации, других базовых элементов.

На то время, кроме "свалившейся" независимости, объективных предпосылок для безотлагательного решения этих задач не было. Де-факто, предстояло осуществить переход от системы, близкой по своей управленческой структуре феодальному абсолютизму, к демократической форме организации власти. И если при "естественном" формационном переходе внутри "уходящего" социального уклада уже содержатся элементы, как нового экономического базиса, так и надстройки, то Украина в этом смысле вынуждена была начинать с нуля.

В экономическом плане она представляла из себя, технологически не самый худший, пусть и в масштабах СССР, обломок планово организованного народного хозяйства сформированного на основе т.н. социалистического разделения труда. Ни производительных сил ( имеются ввиду не их единичные образцы, а массовое внедрение) нового поколения, ни производственных отношений рыночного типа не было и в помине. Не было и конструкционных элементов новой политической надстройки: отсутствовали многопартийная система, гражданские институты, ощущался острый дефицит политиков и управленцев, знающих и усвоивших современный политический менеджмент, а тем более имеющих опыт современного государственного управленея. Последнее тем более важно, что, даже памятуя о классическом определении политики, как концентрированного выражения экономики, необходимо учитывать, что в моменты общественных переломов политика становится первичной по отношению к организации экономической жизни, поскольку сама ее и формирует. В результате становление отечественного рынка началось не со структурных трансформаций, а с неконтролируемого и социально неамортизированного процесса т.н. "дикого" первоначального накопления капитала со всеми его негативными эффектами и постэффектами, которые ощущаем по сей день.

Резюмируя, можно констатировать, что спустя 13 лет с момента обретения независимости, ни одна из основных задач, поставленных на старте, не выполнена в полном объеме - ни в политической, ни в экономической сферах.

Рынок "ручного управления"

Те экономические институты, которые были созданы за предшествующие годы, не могут быть названы рыночными, а являются скорее проторыночными. И дело даже не в том, что отсутствует цивилизованная конкуренция, что некоторые субъекты получают необоснованные преференции, а многие решения принимаются исходя не из экономических закономерностей, а руководствуясь исключительно частными интересами отдельных лиц. Хуже то, что эти институты не смогли трансформироваться в целостную и самоорганизующуюся социально-экономическую систему рыночного типа.

Причины этого лежат отнюдь не в экономической плоскости. То, что произошло, не вина, а беда отечественной экономики, в основу которой изначально закладывались все-таки рыночные принципы, и которая на протяжении последних лет демонстрировала постоянную интенцию развития именно в этом направлении. Нормальное экономическое развитие тормозилось неадекватной политической надстройкой и административной системой государственного управления.

Сегодня названное противоречие приобретает еще более острый характер. Это связано с тем, что в ходе процесса стихийного первоначального накопления капитала со всеми его издержками уже в достаточно массовом порядке сформировались и такие самостоятельные субъекты экономической деятельности, которые в ресурсном и профессиональном плане созрели и "перезрели" для перехода от существующего "базара" к цивилизованному рынку. Они сегодня не только остро нуждаются, но и активно требуют прозрачных и стабильных "правил игры". Таким образом, тезис о необходимости безотлагательной рыночной трансформации носит уже не столько характер теоретического постулата, сколько практической позиции реальных экономических агентов.

Предпосылки революции

Главным фактором сдерживания поступательного национального роста стало отсутствие в Украине полноценной демократической политической системы, адекватной требованиям современного социально-экономического развития.

Безусловно, отечественная политическая система прошла немалый путь. Одним из значительных достижений, стало формирование многопартийной системы. Да, отечественные партии в основе своей являются скорее "электоральными машинами", чем полноформатными политическими партиями европейского образца, а их количество заставляет заподозрить наличие среди них "мертвых душ". Но, и при этом, упреки в том, что количество членов украинских партийных структур настолько невелико, а доверие к ним граждан не так высоко, что ставит под сомнение возможность реализации ими своих функций, являются в корне неверными. Кстати, априорное доверие к партиям со стороны населения невысоко во многих странах. Достаточно сказать, что три четверти граждан Германии не верят, что политические партии представляют их интересы. Тем не менее, именно партии были и остаются оптимальным инструментом репрезентации интересов в демократическом обществе. Их значимость и влиятельность выражается не в количестве членов, а в способности сформулировать и реализовать максимально широкий спектр глубинных общественных интересов и настроений при максимально широкой публичной поддержке граждан.

К безусловным успехам отечественной демократии можно также отнести закрепление Конституцией демократических принципов и стандартов государственного строительства, формирование фундамента гражданских структур, приобретение первого опыта формирования и деятельности коалиционного правительства и многое другое.

Однако, речь в данном случае идет не о форме – самом наличии демократических институтов, юридически закрепленных прав и свобод граждан - а о реальном содержании процесса принятия и реализации решений на всех уровнях государственного управления.

Мутация политического режима от советского тоталитаризма через этап фактической анархии, а впоследствии авторитарности, привела к формированию кланово-олигархической системы, которая окончательно утвердилась за последние годы. Ситуация усложняется тем, что сложившийся режим чрезвычайно тесно сросся с государственной бюрократической машиной, в результате чего постоянно воспроизводится и разрастается административно-командная модель государственного управления. Именно это злокачественное новообразование стало основным тромбом на пути дальнейшего социально-экономического развития и реализации конституционных прав и свобод граждан, в том числе и 21 ноября.

Таким образом, необходимо подчеркнуть, что сегодня мы имеем дело не с отдельными издержками в той или иной сфере, а с общесистемным кризисом в Украине – политическим, экономическим, социальным. В его основе лежит острый конфликт между экономическим базисом, который в основе своей имеет рыночную природу, и принципиально несоответствующей ему политической надстройкой в виде кланово-олигархического режима и командно-административной системы управления. Именно этот базовый конфликт обусловил создание революционной ситуации и является фундаментальной причиной событий, развернувшихся вокруг нынешних президентских выборов.

Проблема выбора

Понятно, что базовое противоречие рано или поздно должно быть разрешено, ибо система не может долго находится в ситуации серьезного дисбаланса. Фактически страна оказалась перед дилеммой. Вариант первый - привести политическую надстройку в соответствие с требованиями дальнейших рыночных и демократических трансформаций. Вариант второй – путем не хитрой модернизации существенно укрепить и ужесточить сложившийся политический режим (или его представителей) для того, чтобы можно было и дальше "лепить" под него экономический базис путем окончательного присвоения собственности узким кругом лиц, закрепления внеэкономических инструментов регулирования и непрозрачности принимаемых решений.

После неудачных предварительных попыток решить назревшее противоречие в обход электоральных процедур, через инициирование перехода сначала к президентской, а после - к определенной конфигурации парламентско-президентской республики, на нынешних выборах мы стали свидетелями очередной попытки части элит реализовать именно второй сценарий. Можно, абсолютно однозначно утверждать, что его успех означал бы фактическое сворачивание демократии, даже в том случае, если отдельные ее внешние признаки, такие, например, как периодическое проведение формальных избирательных кампаний, были бы сохранены. Ведь в подобной системе честно проведенные выборы и соответственно приход новых (незапланированных) людей во власть, создавали бы угрозу перманентного передела собственности.

Революция или эволюция

Сейчас некоторые политические игроки пытаются навязать тезис о недопустимости революционного характера обновления, которое, по их мнению, приведет к социальной дестабилизации и экономическому коллапсу, противопоставляя этому пути декларации о необходимости "сохранения стабильности и преемственности власти", ее постепенного реформирования.

Такое противопоставление, на наш взгляд, ошибочно не только содержательно, но и методологически. Дело в том, что парным понятием противоположным революции, которая определяется в широком философском плане как глубокие качественные изменения, скачок в новое состояние, является не реформа, а эволюция, представляющая собой результат более или менее длительных и постепенных изменений в рамках существующей системы. В свою очередь, реформа это лишь инструмент, который может носить как эволюционный, так и революционный характер. Чтобы в этом убедиться, достаточно привести словарное определение этого понятия. Реформа - это структурное преобразование в обществе, осуществляемое государственной властью либо в интересах сохранения основ данного строя, либо под давлением народных масс в интересах изменения этих основ.

К сегодняшнему дню в стране вызрел запрос именно на революционные изменения практически во всех сферах общественной жизни. Критическая масса задач, которые не были решены с 1991 года, определила ситуацию, когда в той или иной форме эти неразрешенные проблемы должны были "прорваться". Поэтому, хотя прямым поводом "оранжевой революции" послужили конкретные факты фальсификаций и неуважения реального выбора граждан, ее причины и предпосылки на самом деле имеют глубинный объективно обусловленный характер.

Кризис затянувшегося ожидания

Нарастающее обострение, латентных до этого времени общественных противоречий, было продиктовано целым комплексом взаимосвязанных и взаимообусловленных моментов нашего общественного бытия. Среди них следовало бы отметить такие.

Во-первых, кризис легитимности существующего политического режима, заключающийся в беспрецедентно низком уровне доверия к власти.

Во-вторых, кризис управления, обусловленный отсутствием политически ответственной институциональной инфраструктуры, обеспечивающей постоянное взаимодействие власти и народа, устойчивость правительственного курса и общественный консенсус.

В-третьих, кризис участия граждан в делах государства, связанный с отсутствием эффективной системы реализации быстро расширяющегося спектра общественных интересов.

И, наконец, в-четвертых, это кризис идентичности, проявившийся в неспособности государства создать необходимые условия для того, чтобы граждане осознавали себя как единое политическое сообщество.

Все эти сигналы бедствия не были адекватно восприняты представителями действующей власти. Более того, многие их действия и ранее и особенно накануне и во время избирательной кампании объективно вели к прямо противоположному результату.

Социальные детонаторы

Непосредственным катализатором событий, начавшихся 21 ноября, стало прямое и грубое нарушение Конституции, законов Украины некоторыми политэкономическими группами, выступающими от лица государственной власти. Их действия не соответствовали не только духу, но и букве законов, на чем, собственно, и базировались известное решение Верховного Суда Украины.

Большей частью избирателей такая ситуация была оценена как попытка определенных финансово-промышленных групп, сросшихся с политическими и государственными институтами, провести фактическую приватизацию государственной власти, выхолащивая демократические ценности и избирательные процедуры.

Кроме этой отправной точки, среди основных узловых моментов, обусловивших активную гражданскую реакцию, нельзя не назвать следующие:

- игнорирование властью потребности общества в артикуляции и трансляции своих интересов, то есть сознательное блокирование формирования гражданского общества;

- высокий уровень гражданской потребности в свободе слова на фоне манипуляций и обмана со стороны власти. Информационный вакуум и, видная невооруженным глазом, заангажированность значительной части СМИ, вызвали в результате полное неприятие происходящего у многих граждан;

- резонансные события, которые стали факторами делегитимации власти и глубоко отпечатались в "народном бессознательном" как комплекс вины власти. Тут можно вспомнить публикацию "пленок Мельниченко", "дело Гонгадзе", акции "Украина без Кучмы", столкновения 9 марта 2001;

- стилистика, поведение и методы команды кандидата от власти и самой власти, которые вызвали острое неприятие у большинства лидеров общественного мнения, прежде всего, интеллигенции;

- политическая несамостоятельность, граничащая с предательством национальных интересов, продемонстрированная некоторыми, в том числе и высшими должностными лицами государства;

- готовность значительной части людей, традиционную позицию которых можно условно обозначить как "нейтрально конформную", встать на сторону "оранжевой революции". Это коснулось и тех, кто, работая "на" и "во" власти, жили с глубоким внутренним моральным конфликтом.

Средний класс

Отдельным социальным параметром, обусловившим то, что гражданский протест приобрел настолько острый и массовый характер, является несформированность в Украине среднего класса.

Нормальное функционирование рыночной экономики и связанное с ним высокое качество жизни, обеспечивает именно средний класс, который в развитых странах составляет 2/3 общества, а в некоторых, например, Швеции, Норвегии, Нидерландах доходит до 75%. Именно эта часть населения составляет базу социальной стабильности и устойчивого функционирования демократической политической системы. В результате, создается триединая взаимосвязанная структура: рыночная экономика – средний класс – демократическая политическая система, которая, в свою очередь, гарантирует наилучшее развитие рыночной экономики, высокий уровень жизни граждан. Подобная модель исторически доказала свою действенность, как с точки зрения социально-экономической эффективности, так и демократической устойчивости.

Украина начала третьего тысячелетия живет иначе. Реальностью для нас является жесткое социальное расслоение, при котором единицам сверх богатых противостоит подавляющее большинство населения страны, жизненный уровень которого находится фактически на уровне выживания. Поэтому, анализируя феномен широкой массовой поддержки "оранжевой революции", можно говорить о том, что приоритетную роль здесь сыграло наличие этого массового социального конфликта, а симпатия к определенному кандидату носила все-таки вторичный характер.

Гражданская революция

"Оранжевая революция", начальная фаза которой пришлась на период с 21 ноября по 8 декабря 2004 года, попадает под классическое определение революции не по всем параметрам. С одной стороны, она была в большей мере инициирована и проведена "снизу", а, с другой - пока не привела к радикальной смене элиты и механизмов легитимации.

До 8 декабря, когда в Верховной Раде был проголосован известный конституционно-избирательный "пакет", в значительной степени можно было говорить не столько о политической, сколько о гражданской революции. Если первая подразумевает широкую элитно-классовую ротацию и структурно-институциональную трансформацию, то вторая предполагает, в первую очередь, изменение качества самого общества. Подтверждением адекватности такого суждения, является то, что участниками событий "на майданах" стали практически все слои населения. При этом они ориентировались не столько на программно-идеологические, сколько на морально-этические позиции и возможность реализации своих конституционных прав.

В тоже время, старт конституционной модернизации, зафиксированный утверждением согласованного варианта законопроекта 4180, вывел общество на новую фазу своего развития – гражданская революция начала последовательно трансформироваться в политическую, что проявилось в революционных для Украины изменениях системы власти.

Промежуточные итоги

Первый и главный итог – сегодня очевидно, что Украина (общество, народ, нация) стали качественно иными. То, что считалось декларациями, затертыми штампами - ценности демократии, гражданского общества, свободы – получило новое, реальное звучание.

Второй - события ноября-декабря этого года катализировали процессы формирования украинской политической нации. Кроме того, были разрушены насаждавшиеся стереотипы и мифы о социальной пассивности и гражданской апатии.

Третий, очень важный в стратегической перспективе промежуточный итог – дан импульс переструктурированию политического поля и изменению формата политического процесса. "Оранжевая революция", возможно и не совсем в согласии с замыслами политических лидеров ее возглавивших, заставила консервативную в основной своей массе политическую элиту сделать пусть только первый, но очень важный шаг в направлении модернизации государственно-политической системы.

Четвертый - можно с достаточным основанием говорить о медийной революции, произошедшей в отечественном информационном пространстве. Политика в Украине никогда ранее не была настолько публичной.

И еще один очень важный итог - Верховным Судом Украины создан, без преувеличения, исторический судебный прецедент в постсоветском пространстве, когда решение такого уровня, несмотря на давление со стороны действующей власти, было принято исходя из духа закона, логики Конституции и верховенства права. Именно этот момент можно считать реальной датой начала формирования в Украине полноценной независимой ветви судебной власти – одного из базовых элементов в каркасе демократической системы.

Риски незавершенности

То, что по форме проявилось как поддержка кандидата в президенты Виктора Ющенко, по сути, в содержательном плане представляет собой попытку разрешить накопившиеся системные противоречия.

Такая взаимосвязь обусловлена тем, что кандидат от оппозиции и его команда, несмотря на имеющие место скептические оценки в отношении их реальных намерений и компетентности, объективно репрезентируют ту часть политических элит, которая ориентирована на демократические и рыночные ценности.

Однако обращает на себя внимание то, что в актуальной политической риторике части оппозиционной коалиции, периодически происходит подмена понятий, при которой под властью понимается не сама система, а преимущественно ее персональные носители. Необходимо понимать, что простая смена главы и исполнителей при сохранении нынешней структуры властной пирамиды, которая выстроена под совершенно определенную задачу самосохранения себя любимой, не даст позитивного результата.

Сегодня Украина столкнулась с результатами серьезных мутаций, произошедших за последние годы в процессах государственного строительства. Если взять наиболее общее определение современного государства, то его можно обозначить как "аппарат управления плюс ассоциация граждан". В наших условиях ассоциация граждан, к сожалению, является, если использовать известную метафору, "собакой", которой пытается крутить собственный "хвост" в виде властно-бюрократического конгломерата, живущего на деньги налогоплательщиков и по своему функциональному назначению обязанного как раз волю этих самых граждан реализовывать, обслуживать и обеспечивать. То есть, мы имеем в системном плане перевернутую пирамиду. И, совершенно естественно, что сохранение подобного неравновесного положения в общественной структуре на протяжении длительного периода времени, было возможно только при использовании скрытого или явного принуждения. В результате, через 13 лет после развала Советского Союза, мы получили государственную конструкцию, строители которой руководствовались преимущественно ленинским пониманием государства, прежде всего, как аппарата насилия. Это убедительно демонстрируется огромным объемом реальных полномочий, материальных и человеческих ресурсов, сосредоточенных именно в репрессивном блоке государственной машины. Еще более опасным является то, что в целях принуждения и давления, прежде всего на бизнес, фактически используются институты, которые формально не имеют к этой функции никакого отношения – пожарная инспекция, санэпидемслужбы и т.д. и т.п. Названные и подобные им деформации ставят под угрозу возможность реализовать основную задачу демократического государства, закрепленную 3-й Статьей Конституции Украины – "права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства… Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства".

Опасность заключается в том, что система, ориентированная исключительно на собственное самосохранение, не способна действовать созидательно. Соединение кланово-олигархического режима с административным аппаратом имело своим результатом выстраивание государственной машины репрессивного типа. И смена тех, кто стоит за этим "станком", мало что даст. Нужно отдавать себе отчет в том, что гильотина, в чьих бы руках она не находилась, остается гильотиной, о чем убедительно свидетельствует опыт французской революции XVIII века.

Повестка дня

Исторические перемены требуют исторических решений. Известно, что прежде чем решать частные задачи, какими бы важными они не были, необходимо решить задачи общие. В противном случае, как говорил классик, вы бессознательно для себя будете натыкаться на эти общие вопросы, а ваша политика будет подвергаться худшим колебаниям и беспринципности. Поэтому сейчас недопустимо вновь наступать на исторические грабли, решая тактические задачи, и забывая при этом о тех насущных, глубинных задачах и проблемах, которые собственно и породили острый системный кризис в Украине. Нельзя, уже в который раз, сводить наши действия к печально известному пяти стадийному сценарию: шумиха, неразбериха, поиски виновных, наказание невиновных, награждение непричастных. Нужно бороться с причинами, а не со следствиями. Симптоматическое лечение, кроме очередных утраченных возможностей, нашей стране сегодня ничего не даст.

Реальные социальные и экономические сдвиги принципиально невозможны без масштабной политической и управленческой модернизации. Очевидно, что существующая система концентрации и осуществления власти в Украине является не фактором роста, а препятствием, которое не только сдерживает развитие, но и разлагает общественные отношения, порождает острые конфликты и противоречия. Необходимо четко уяснить, что разрешение системного социально-экономического кризиса в стране в принципе невозможно без решения задач политических.

Сейчас мы имеем уникальный шанс. Голосованием 8 декабря о внесении изменений в Конституцию Украины сделан первый шаг на пути системной общественной модернизации, конструктивизации политического процесса и консолидации общества.

Следующим шагом должно стать проведение честных демократических выборов, избрание легитимного Президента, формирование нового парламентского большинства и нового правительства. Если все это произойдет в рамках нормального политического процесса, мы, наконец, обретем твердую платформу для главного – разработки комплексной государственной программы модернизации и развития страны, которая, объединив широкий круг политических и общественных сил, позволит реализовать весь спектр социально-экономических реформ.

Именно создание и реализация такой программы может стать для Украины консолидирующей идеей, что чрезвычайно важно. Ведь сегодня мы имеем фактически негативный общественный консенсус, сложившийся на базе широкого недовольства нынешней властью, и объединивший большинство граждан, независимо от политических убеждений и идеологических пристрастий.

Однако на новом созидательном этапе неизбежно будут актуализированы противоречия уже другого порядка – различное видение путей, способов и методов решения поставленных задач. Это - абсолютно закономерное явление. Цель не в том, чтобы все мыслили одинаково, а в том, чтобы все руководствовались национальными интересами и за счет этого двигались в одном направлении. Недопустимо втягивать общество в новую "спираль молчания", когда часть граждан, не согласных с мнением победителя, вынуждена скрывать свою точку зрения. Категории "победитель" и "побежденный" могут использоваться только в отношении определенных политиков или групп, но ни в коем случае не в отношении избирателей. В Украине не может быть проигравших избирателей, мнение всех граждан должно быть обязательно учтено и реализовано в политическом процессе. Новый, легитимно избранный Президент должен стать Президентом всего украинского народа, в том числе, и той его части, которая проголосует за другого кандидата.

Исходя из этого, необходимо выстроить такую систему, такой "политический параллелограмм сил", каркас которого в виде законов, процедур, норм и стандартов деятельности, будет способен обеспечить преобразование разнонаправленных социально-политических импульсов в результирующее движение общества вперед. Именно такая модель в ходе исторического развития была сформирована в тех государствах, которые мы называем демократическими.

Только на базе предметной программно-процедурной дискуссии можно выстроить реальный вектор движения вперед, даже при разногласиях и несходстве мировоззрений. Стратегическая комплексная программа должна быть создана при участии представителей законодательной и исполнительной власти, ученых и профессионалов-практиков и содержать в себе все элементы, которые позволят завершить затянувшийся на 13 лет переходный период. Такой комплексный документ может стать реальной Программой национального согласия.

Страна снова ждет перемен, но, в отличие от 1991 года, она к ним готова.

Вот несколько ключевых моментов, которые, как нам кажется, следовало бы иметь в виду, в случае подготовки и широкомасштабного общественного обсуждения такой программы.

Во-первых, необходимо процедурно-технологическое закрепление параметров политико-конституционной модернизации, дальнейшая оптимизация структуры власти, создание эффективной процедурно закрепленной системы сдержек и противовесов в отношениях между парламентом, правительством и президентом, между центром и местами, определение четких механизмов их функционирования, законодательного закрепления прав, обязанностей и ответственности и оппозиции, и парламентского большинства, и коалиционного правительства.

Во-вторых – представляется важным осуществление партийной и парламентской реформы, призванной обеспечить ответственность законодательной, а через нее и исполнительной власти, заложить основы здоровой политической конкуренции и прозрачности, базу для развития стабильных партийных и парламентских образований, имеющих широкую социальную поддержку и высокий профессиональный уровень. Помимо этого, необходимо кардинально перенести акценты в отечественном партийном строительстве: от создания массовых электоральных машин с преимущественно лоббистскими функциями, к профессиональным программно-ориентированным и ответственным кадровым партиям. Утверждение не только на правовом уровне, но и на уровне общественной морали, норм и практики принципов сменяемости и избираемости власти. Если политик или партия не оправдала доверия избирателей, они должны уступить свое место другим. И это не должно быть кризисогенным фактором для политической системы и общества в целом.

В-третьих – следует пересмотреть на системном уровне проблему разделения и профессионализации политического и управленческого труда, что должно привести к четкому разграничению, как процессов, так и субъектов "завоевания, удержания и использования власти". В основе этого пересмотра - проведение административной реформы, которая обеспечит разграничение политического и административного уровня государственного управления, отделит государственных служащих от бизнеса и политики, а также позволит перенести акценты в государственной политике от исключительно хозяйственно распорядительных функций к стратегическому планированию, прогнозированию и контролю. Аппарат должен заниматься исключительно задачами жизнеобеспечения общества и не может втягиваться в политическую борьбу. В качестве примера, пусть и не самого идеального, можно привести Италию, где правительственные и полические кризисы происходят достаточно часто, но, тем не менее, страна продолжает развиваться, поддерживаются на определенном уровне социальные стандарты и качество жизни. Кроме того, необходимо трансформировать всю систему государственного менеджмента: от механизмов селекции и рекрутирования, вплоть до карьерной мотивации и стиля поведения государственных управленцев и служащих.

В-четвертых – дальнейшему развитию и осуществлению подлежат начатые "оранжевой революцией" коренные изменения в системе социальных ценностей и стандартов, как на правовом и институциональном уровне, так и на уровне культуры и моделей поведения. Речь идет о развитии гражданского общества, позитивной практики политического участия, преодолении глубокого отчуждения власти и общества, непрозрачности и кулуарности украинской политики. Должны быть сформированы эффективные, а главное - постоянно действующие механизмы гражданского контроля и участия.

В-пятых – безотлагательным представляется реформирование экономической базы на уровне устранения системных и структурных противоречий. Прежде всего, это ликвидация избыточных административно-репрессивных функций государства в отношении экономики, преодоление фискальных акцентов в налоговой политике, обеспечение реальной состязательности, прозрачности и ответственности в экономической деятельности, утверждение стратегической инновационной модели развития.

В-шестых - необходим пересмотр системы и принципов внешней политики: от многовекторной зависимости к политике выраженного национального прагматизма. При всех внешнеэкономических взаимосвязях, от которых мы не можем и не должны уходить, надо четко выйти на понимание того, что наше движение в Европу – это не только и, возможно, не столько завоевание европейских рынков. Речь должна идти, в первую очередь, о европейских демократических ценностях и социальных стандартах, на которые необходимо ориентироваться, и которые через соответствующие нормативно-правовые и политические решения должны быть реализованы в Украине.

В-седьмых – острой является проблема децентрализации, эффективной региональной политики и местного самоуправления. Инициированная частью административной элиты Юго-Востока Украины тема федерализации, которая подрывает нынешнюю форму государственного устройства и создает угрозу сепаратизма, помимо узко-корпоративных и политических интересов, имеет еще и целый ряд исторически сложившихся предпосылок. Прежде всего, это чрезмерная централизация власти, комплексные социокультурные различия, значительные региональные диспропорции и соответствующая бюджетная и экономическая дискриминация, отсутствие эффективного местного самоуправления. Проблема, таким образом, не может быть проигнорирована и сведена только к безответственности отдельных политиков и чиновников. Безусловно, радикалистские тенденции необходимо пресекать, но в целом этот вопрос нужно безотлагательно решать и решать на центральном уровне через комплексное проведение территориально-административной реформы, сглаживание региональной дискриминации, выстраивание эффективной системы межбюджетных отношений, прозрачных механизмов субсидирования и предоставления льгот, реформирование местного самоуправления, а также, в не меньшей степени, через преодоление проблемы социокультурных противоречий.

Аванс доверия

Мы стали свидетелями действительно революционных трансформаций в общественном сознании. "Оранжевая революция" положила начало необратимым изменениям в установках и ценностях людей. Символы свободы и социальной справедливости, рынка и демократии наполнились новым смыслом и стали значимыми как никогда, оттеснив на второй план ценностной иерархии насущные материальные потребности. Люди поверили в то, что они могут реально изменить к лучшему и свою жизнь, и свою страну.

Отсюда одним из основных уроков "оранжевой революции" должно стать понимание огромной ответственности лидеров. Если те, кто возглавили движение народа и заявили себя в качестве его представителей, обманут ожидания людей, если внутри коалиции возобладают амбиции и противоречия, то революционный романтизм может смениться беспрецедентной общественной депрессией, глубоким разочарованием и моральным надломом, которые в стратегическом плане будут иметь тяжелые последствия для Украины, как демократической державы. В этом случае мы рискуем утратить доверие людей к власти уже не только как к определенным персоналиям, которые ее осуществляют, но и к самим институтам представительской демократии.

Чтобы исключить возможность реставрации или вырождения революции в банальный "дворцовый переворот" сегодня уже недостаточно просто поменять конкретных людей и формальные правила игры. Необходимы системные изменения, как на правовом и институциональном уровне, так и в системе общественных норм и стандартов поведения.

Сейчас, как никогда, мы приблизились не просто к очередной постановке вопроса о необходимости проведения "комплексных социально- экономических и политических реформ", но и получили объективные предпосылки их успешности – на волне гражданского подъема и активности, институциональной готовности и высокого уровня доверия к лидерам. Всего того, чего раньше в полном объеме правители Украины не имели никогда.

Остается одно – объединив разум и волю миллионов граждан, энергично двинуться вперед.