Полуюбилей определения

Год 2004 жители Китайской Народной Республики по праву могут назвать "политически юбилейным". Посудите сами: 22 августа – 100-летие со дня рождения любимца нации, патриарха китайских реформ Дэн Сяопина, 15 сентября – 50 лет со дня образования Всекитайского собрания народных представителей, 20 сентября – полвека первой Конституции, 22 сентября – 55-летие Народного политического консультативного совета, ну и конечно 1 октября – красный день календаря для всех китайских граждан, ибо 55 лет назад было объявлено об образовании КНР.

Немудрено, что нынешний национальный праздник и причитающуюся по этому случаю законную выходную неделю жители страны отмечают с особым размахом. Знаменательные даты обозначили не только очередными экономическими рекордами и успехами в социальном строительстве, но и расстановкой точек над "і" в вопросах строительства государственного и внутрипартийного.

За две недели до национального праздника в Пекине был созван 4-й пленум ЦК КПК 16-го созыва, который войдет в историю как окончательно завершивший переход власти в стране в руки четвертого поколения китайских политиков. Действующий Председатель КНР и Генсек ЦК Компартии Китая Ху Цзиньтао сменил своего предшественника на этих должностях Цзян Цземиня также на посту председателя Центрального военного совета (ЦВС) КПК. Этот пост единственный из трех ключевых оставался в руках бывшего руководителя государства и партии после поэтапной передачи власти нынешнему лидеру в ноябре 2002 и марте 2003 годов соответственно.

Еще в начале осени никто даже представить себе не мог, что главнокомандовавший китайскими ВС с ноября 1989 года 78-летний Цзян Цземинь, срок пребывания на посту председателя ЦВС которого истекал лишь в 2007 году, добровольно уйдет. Хотя накануне ежегодной встречи партэлиты в западных СМИ появились спекуляции о том, что не то сам Цзян попросился на покой, не то его попросили, и о возникшей в последнее время напряженности между двумя руководителями. Ведь в стране сложилась несколько двусмысленная ситуация существования как бы двух центров власти, а такое, как свидетельствует история, долго длиться не может (стоит вспомнить хотя бы председательство в КПК Мао Цзэдуна при главенстве в государстве Лю Шаоци, что привело, среди прочих причин, к "культурной революции", а разделение трех главных постов между Дэн Сяопином, Ху Яобаном и Чжао Цзыяном, как утверждают некоторые аналитики, – к трагическим событиям на площади Тяньаньмэнь). Как бы там ни было, но пленум "высоко оценил незаурядные подвиги Цзян Цземиня перед партией, государством и народом", а материковые издания разместили массу фотографий двух ослепительно улыбающихся политиков, сердечно пожимающих друг другу руку. В коммюнике по итогам пленума подчеркивается, что назначение Ху Цзиньтао на высший военный пост "соответствует принятым фундаментальным принципам и системе абсолютного партийного руководства над военным, а также полезно для укрепления процесса революционизации, модернизации и упорядочения военного руководства".

Уже после завершения пленума в печати появился текст заявления об отставке, поданного 1 сентября. В нем автор характеризует Ху Цзиньтао, которому в декабре исполнится всего 62, как молодого и энергичного лидера, обладающего богатым опытом управленческой работы и отличными профессиональными качествами. Опыта работы в ЦВС Ху не занимать, ведь он являлся зампредом Совета с 1999 года. Спустя столько времени после установления "двоевластия" Цзян Цземинь, наконец, осознал, что "система совмещения "трех в одном" не только необходима, но и является наиболее приемлемой альтернативой для такой большой партии, как КПК, и такой большой страны, как КНР". "Теперь я выполнил свою историческую миссию", – комментирует бывший китайский лидер свое нынешнее решение.

Бывшего шанхайского мэра Цзян Цземиня, пришедшего на смену президенту Чжао Цзыяну, проявившему излишнюю симпатию студентам-демонстрантам в 1989-м, почти все рассматривали как фигуру переходную. И вряд ли кто мог предполагать тогда, что этот человек будет стоять у руля самой большой нации более 10 лет. Цзян, бывший "красный директор" и "технократ советской школы", был мало кому известен, когда Дэн Сяопин назвал его своим наследником. Тем не менее, он смог проявить себя на родине как борец с бюрократией, а зарубежные коллеги попали под шарм этого вовсе не харизматичного лидера после исполнения им на английском языке песен Элвиса Пресли на встрече в Маниле. (К слову, встречи в неформальной обстановке с украинскими и российскими президентами заканчивались как правило совместным исполнением песен на русском языке). И что бы ни говорили злопыхатели, но именно при Цзяне Китай стал 7-й экономикой в мире и все годы его правления демонстрировал миру одни из самых высоких и стабильных показателей роста, стал членом ВТО, чего добивался 15 лет, и получил право на проведение Олимпиады в 2008 году.

Товарищ Цзян фактически повторил шаг Дэн Сяопина, также сохранявшего за собой пост главнокомандующего после ухода с государственных и партийных руководящих постов, и также подавшего в отставку (в пользу Цзяна). При этом Дэн сохранял влияние на принятие всех решений в стране и пользовался безоговорочным авторитетом в массах вплоть до самой смерти в 1997 году. Останется ли Цзян Цземинь в сердцах своего народа, пока сказать трудно, хотя вписать свое имя в историю он постарался, внеся в Конституцию наряду с идеями Мао Цзэдуна и теорией Дэн Сяопина также свою идею о трех представительствах (открывшую двери в партию капиталистическим элементам).

Ху Цзиньтао также является выдвиженцем Дэн Сяопина. Это патриарх провел молодого подающего надежды политика в состав ПК Политбюро ЦК КПК в 1992 году (поговаривают, что он не забыл, что Ху стал первым провинциальным лидером, не замедлившим выразить поддержку центру после неоднозначных событий на Тяньаньмэнь). Преемника Цзян Цземиня на всех его постах наблюдатели увидели в Ху Цзиньтао тогда, когда последний фактически сделал его своим замом в марте 1998-го. Бросается в глаза стремительная комсомольско-партийная карьера Ху, равной которой, пожалуй, не было в истории Китая. В 1982 году, в возрасте 39 лет, он стал самым молодым кандидатом в члены ЦК КПК. В 44 он – самый молодой партлидер провинциального уровня в Гуйчжоу. В 1988 году, когда в Тибете вспыхнули массовые волнения, Ху был назначен секретарем парткома автономного района. С помощью военных он смог сохранить спокойствие в турбулентном регионе даже в горячие июньские дни 1989 года. Сегодня многие воздают ему должное за желание искоренить коррупцию и не дать разрастись до угрожающих размеров пропасти между богатыми и бедными. А победа в войне против атипичной пневмонии в начале 2003-го стала едва ли не звездным часом нового лидера.

"Абсолютизация" власти в руках Ху Цзиньтао знаменует окончательный уход с политической сцены третьего поколения китайских руководителей и первый в истории Нового Китая мирный переход власти. Вряд ли стоит опасаться сколь-нибудь существенных изменений во внутренней и внешней политике КНР. Здесь старательно подчеркивают приверженность принципам преемственности и последовательности. Сейчас руководящую партию беспокоят другие проблемы: как не ослабить лидирующей роли в массах, не утратить авторитет, "подмоченный" действиями отдельных "перерожденцев" и т.д. Не мудрено: несмотря на явные достижения и накопленный опыт, компартия до сих пор "страдает от некомпетентности руководящих кадров, недоработок в практике руководства и надзора, незрелости управленческого механизма". Эти слова принадлежат не злобному оппоненту, а директору департамента партийного строительства Партшколы КПК Лю Сяньфу. Проведенное недавно его школой исследование показало, что более чем у половины кадров уровня руководителя уезда и выше отсутствует способность "оценить ситуацию с научной точки зрения", в то время как треть партфункционеров "либо с трудом могут совладать с нестандартной ситуацией, либо вообще теряют голову".

Именно поэтому в центре внимания четырехдневного пленума стояло рассмотрение проекта решения ЦК КПК об усилении руководящего потенциала партии. Примечательно, что на нынешнем пленуме главная партия страны, ведущая свой народ к идеалам социализма уже более 80 лет, впервые определила эту тему в качестве главной. Говорили о необходимости повышать "авторитет, побудительную силу и директивность принимаемых решений", сконцентрировать внимание на повышении способности партии управлять, ведь это есть "стратегическое решение, связанное с судьбами дела социализма, перспективами китайской нации и длительной стабильностью партии и государства". Генсек признал, что в последнее время стали проявлять себя "укоренившиеся проблемы, грозящие подрывом социальной стабильности по мере дальнейшего продвижения государства по пути экономических реформ". Избежать худшего сценария можно лишь путем развития "политики социалистической демократии, строительства социалистической политической цивилизации и укрепления правовой системы".

Впрочем, у китайцев свое понимание демократии. Не далее как 15 сентября, выступая на торжественном собрании по случаю 50-летия ВСНП, Ху Цзиньтао отмел возможность проведения в стране демреформ по западному образцу, назвав этот путь "тупиковым для КНР". Выступая на юбилейной сессии НПКСК, президент заверил, что Китай будет продолжать 55-летнюю практику многопартийного сотрудничества и политических консультаций, что собственно и олицетворяет китайскую идею "социалистической политической цивилизации" и демократии.