Уроки кидалова

Один заядлый болельщик как-то "свинтил" гениальную фразу. Если исключить из нее непечатные слова, она звучит примерно так: дай дураку в руки стеклянный предмет, он предмет разобьет и руки порежет. Это обо мне. Сегодня перепады с курсом доллара нанесли непоправимый ущерб моему семейному бюджету. С утра я прихватила 100 у.е., чтобы поменять их на гривны. Поскольку обменки были закрыты, поменяла на руках и… В общем, меня кинули на 85 баксов. По классической схеме. Наверное, стыдно в таком возрасте попадать в подобные ситуации. Но будем считать, что указанную сумму я заплатила за курсы повышения квалификации для лохов…

Сначала о том, как все происходило. Часов в 12 пополудни я вышла из здания офиса на Льва Толстого с заначкой в кармане и стала рысцой оббегать окрестные "currency exchange". Все они, как сговорившись, выставили таблички "не работаем" или "технический перерыв". Возле одного окошка с подобной табличкой я и столкнулась с "охотником за лохами". Человек, избравший меня жертвой, выглядел вполне прилично: с сумкой на боку, в очках. По виду такой себе нервный "ботаник". Хотя по профессии, как выяснилось, обычный "кидала". Впрочем, не совсем обычный. Операцию по обмишуриванию автора этих строк он провел настолько блестяще, что я до сих пор не понимаю, как у меня в руке вместо стопки 50-гривневых купюр оказалась тонкая пачка "пятерок".

В общем, встречаюсь с ним у киоска. Он спрашивает, хочу ли я сдать доллары. И получив утвердительный ответ, предлагает свою помощь. Излишняя суетливость типа в очках меня не смутила. С одной стороны, срочно были нужны гривны, с другой – мало ли чего человек дергается. Может, его в детстве корытом по голове огрели. Забегая вперед, замечу, что теперь я сомневаюсь, кого из нас двоих на самом-то деле огрели: его или меня. Судите сами.

Мистер Кидала как минимум дважды себя выдал, но я упорно не обращала внимания на знаки судьбы. Первый раз – когда отказался взять протянутую ему зеленую "сотку", а предложил для начала пересчитать гривны. Свои действия он сопроводил словами: я никогда не беру у клиентов доллары вперед. Что означает, что меняет он часто, профессионально. Второй раз, когда я уже прятала деньги в карман, он остановил меня и предложил пересчитать еще раз. При этом он явно тянул время. Только позднее я поняла, что в эти несколько секунд и завязывался фокус.

Ассистентом фокусника оказался полубандитского вида "паря", внезапно появившийся из ниоткуда. Размахивая красной "корочкой", купленной, по всей видимости, в подземном переходе, он строго накричал на нас, прервав процесс повторного пересчитывания денег. Ассистент, изображавший нечто среднее между стражем порядка и охранником обменного пункта, посоветовал нам не менять деньги на руках, а направиться поискать открытый пункт.

Тут к нашей троице прибавилась еще одна пара. Мимо пробегал мой коллега-журналист криминальной хроники со своим приятелем. Заслышав разборку, они подошли узнать, не обижают ли меня, и сыграли роковую роль в судьбе 85 долларов. Когда наша компания увеличилась до пяти человек, я перестала обращать на гривневые купюры, зажатые в ладони, всякое внимание.

– Чего он на тебя кричит, – спросил мой приятель?

– А кто это вообще? – спросил его спутник

– Не знаю. Какой-то хмырь. Наверное, не знает, что в уголовном кодексе больше нет 80-й статьи за "валютные операции", – проявила я свою недюжинную интуицию.

– Ты что меняла доллары на улице? – изумился репортер криминальной хроники. – Что, совсем с ума сошла?

– А где еще поменять, все обменки закрыты, – ответила я.

– Нет, не все, – великодушно сказал мой обидчик, рассматривая 100- долларовую купюру, – там дальше еще меняют.

С этими словами он скрылся, а мы еще перекинулись парой фраз, смысл которых был весьма схож с объявлениями, которые часто вешают на обменные киоски "Не меняйте деньги у посторонних людей на улице". С полной уверенностью, что данные предупреждения меня не касаются, я попрощалась с коллегами, вошла в подъезд дома, где находится редакция и, сев в лифт, развернула пачку денег. В первую секунду я почувствовала предательский холодок под ложечкой, потом мне стало неудержимо смешно: в моей руке были купюры, номиналом в 10 раз меньше. Понятно, что кидок произошел в момент вмешательства ассистента – он отвлек мое внимание, и меняла заменил пачки. Причем, так ловко и быстро, что я ничего не заметила. В цирке ему, сволочи, работать. А мне… Мне, наверное, подошла бы специальность, которую в детском саду воспитательница охарактеризовала как "гав ловить". Помню, в нежном возрасте я все хотела увидеть, как ловят "гав". Можно считать, моя мечта сбылась.

На работе, куда я влетела с лицом, как у Ющенко на трибуне Верховной Рады, коллеги не стали ни учить меня жизни, ни смеяться. Они просто удивились моей глупости, поскольку трюк с "охранником" считается такой затертой классикой, что попадать в данные ситуации просто банально.

Мой приятель-криминалист, оказавшийся, как всегда, правым, развернулся с пути, вернулся к злополучному киоску и с присущей ему прямотой поинтересовался у девицы, меняющей валюту, не состоит ли она в доле с "кидалой". "Нет, – ответила девица, – мы их сами гоняем…".

Наконец, одна моя задушевная подруга, дабы поднять подупавшее настроение, прислала цитаты, выбранные из резюме придурошных соискателей работы. Больше всего мне понравилась следующая характеристика: "Творческая и добродушная натура приятной внешности. Стойко переношу тяжести и лишения, связанные с работой. Дыроколом владею на уровне пользователя. А временные помутнения в мозгу случаются со всеми…".