Девальвация электоральных соглашений

Айзек Азимов придумал три закона робототехники, о которых многие впервые узнали благодаря американскому фильму "Я, робот". Первый закон гласит: робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред. Второй закон: робот обязан повиноваться командам человека, если эти команды не противоречат первому закону. Третий: робот должен заботиться о своей безопасности, если это не противоречит первому и второму законам.

Прапорщик Задирака творчески развил интеллектуальное наследие Азимова и применил его (наследие) к прямоходящим гуманоидам в кирзовых сапогах. Получилось всего два закона. Первый: командир всегда прав. Второй: если командир не прав, то смотри пункт первый. Есть еще отдельное приложение, базирующееся на следующей парадигме: "до… копаться можно ко всему, в том числе и к телеграфному столбу". Пример: почему стоишь в неположенном месте? Не покрашен? Гудишь не по уставу?

Продолжая славные традиции Азимова—Задираки, можно сформулировать три основных предвыборных политических закона, учитывающих национальные особенности. Закон первый: достигнутые договоренности выполняются, если в переговорном процессе принимает участие один кандидат. Поправка доктора Шизотикова: раздвоение личности приводит к нарушению соглашений между сознательной и бессознательной сферами головного мозга участника электоральной гонки. Закон второй: два и более претендента в состоянии договориться только по поводу борьбы с кем-то третьим. Поправка "22": этим третьим может оказаться один из двух или Леонид Данилович Кучма. Закон третий: после выборов ценность предвыборных соглашений равняется абсолютному нулю. Если, конечно, не выполнены требования первого закона.

"Каневская четверка" (Александр Ткаченко, Александр Мороз, Владимир Олийнык и Евгений Марчук) является классическим примером действия трех "кандидатских законов". Евгений Кириллович не снял свою кандидатуру в пользу лидера социалистов в обмен на пост секретаря Совета национальной безопасности и обороны. Перед вторым туром выборов 1999 года он призвал голосовать за Леонида Кучму и получил желанную должность (творческое развитие поправки "22" ко второму закону). В результате Мороз не стал спикером, Ткаченко — премьер-министром, а Евгений Кириллович — президентом.

Предварительные результаты кампании 2004 года свидетельствуют о том, что почти все основные кандидаты прекрасно усвоили принцип действия первого закона. Поэтому даже подписание ни к чему не обязывающих соглашений по поводу сотрудничества претендентов в сфере борьбы за честные выборы прошло по схеме "тихо сам с собою я веду беседу". Мороз подмахнул что-то с Петром Симоненко. Затем Сан Саныч договорился с Ющенко. В результате Симоненко заявил, что с Виктором Андреевичем ничего подписывать не будет, а Мороз своими действиями вредит левой идее. Имеется в виду присоединение к группе поддержки Александра Мороза объединенной компартии — клона-конкурента Петра Николаевича. При желании действия трех субъектов договоренностей (Симоненко—Мороз—Ющенко) можно интерпретировать как проявление второго избирательного закона. Петр Николаевич, умудренный опытом (в свое время он отказался участвовать в изначально провальном проекте "Каневская четверка"), наиболее технологично отыграл переговорный раунд.

Следующий момент. Угроза срабатывания третьего избирательного закона актуализирует значение поправки доктора Шизотикова. Виктор Янукович должен совершить целый ряд противоестественных действий: добровольно отказаться от значительной части своих полномочий в пользу премьера. Имеется в виду первый (по выражению Леонида Кучмы) тур выборов — конституционная реформа. Затем пообещать двум основным группировкам (днепропетровской во главе с и. о. лидера Сергеем Тигипко и киевской, которую репрезентирует господин Медведчук) удовлетворить их кадровые пожелания в полном объеме. При этом минимум один субъект договоренностей не верит в искренность намерений двух остальных. Остальные отвечают взаимностью, а Виктор Федорович переживает по этому поводу острое раздвоение личности. Он временами не чувствует себя единым кандидатом, поскольку периодически подозревает своих партнеров в двойной игре. Поскольку один из союзников Януковича ведет не двойную, а тройную игру, то может со спокойной совестью заверять премьера в своей преданности. Отношения высокие, но запутанные.

И, наконец, только один кандидат пошел на подписание коалиционного соглашения. Это Виктор Ющенко. В обмен на отказ Юлии Тимошенко баллотироваться в президенты он пообещал ей нечто. После своей победы. "Нечто" собираются делить пропорционально представительству фракций Тимошенко и Ющенко в Верховной Раде. Соотношение получается один к пяти в пользу Виктора Андреевича. Учитывая циничный прагматизм Юлии Владимировны, а также действие первого предвыборного закона, такой "дележ" ее не устроит. Скорее всего, она творчески применит третью разновидность нашего условного, но объективного "законодательства". Победитель получает все. Даже при наличии живого Петра Порошенко. В данном случае под победителем подразумевается сама Тимошенко, поскольку ее основная задача сегодня — доказать, что именно она способна "сделать" Ющенко президентом. Поэтому Тимошенко является главным лоббистом "грузино-югославского" сценария со всеми сопутствующими атрибутами. Сначала необходимо ввязаться в драку, а затем проявить свои способности кризисного менеджера, напрочь отсутствующие у остальных членов избирательного штаба Виктора Андреевича.

Упомянутая нами "законодательная триада" позволяет сделать следующие выводы:

— достижение договоренностей между кандидатами по поводу проведения честной электоральной кампании невозможно, поскольку само понятие демократических выборов стало главным элементом политической стратегии одного из претендентов;

— ни один из основных участников выборов не снимет свою кандидатуру в чью-то пользу (смотри закон первый);

— в соглашение по поводу справедливого распределения должностей после победы на президентских выборах верят либо романтики, либо клинические идиоты;

— договориться относительно проведения конституционной реформы даже теоретически невозможно, поскольку "предоплата" в виде обещаний не принимается. Это, как ни странно, увеличивает шансы на успешное завершение проекта. Ничто так не способствует объединению различных политических сил, как шанс подложить "свинью" другим (закон второй);

— координация действий различных кандидатов возможна лишь при условии, что максимальный урон от такой координации получает основной претендент на победу.

P. S. Спикер Владимир Литвин предложил всем кандидатам в президенты принять участие в открытии осенней сессии Верховной Рады. По мнению Владимира Михайловича, личные контакты претендентов должны способствовать снижению накала предвыборной борьбы. Но даже если запереть кандидатов в одной камере, то в итоге мы получим: побои средней тяжести, попытку использовать служебное положение, 52 варианта соглашения о честных выборах, шесть или семь случаев оскорбления действием.