Гарантийный талон

Любой относительно дорогой бытовой прибор (унитаз, тостер) комплектуется гарантийным талоном. С этой бумажкой, украшенной печатью и оснащенной отрывными купонами, можно пойти в сервисный центр "покачать права". Если возникнет потребность: вода не спускается, а гренки горят, как шведы под Полтавой. Конечный продукт народного волеизъявления — новый президент — "изделие" более чем дорогостоящее. С сантехникой ни в какое сравнение не идет. Оно (изделие) должно комплектоваться целыми томами гарантийной документации. Это в теории. А на практике никто ничего не гарантирует. Наглядное подтверждение — все более популярной становится практика раскладывания яиц в разные предвыборные корзины. Все не перебьют. Хоть одно уцелеет. И то хорошо.

Зачастую гарантии путают с договоренностями. Ребята, это совершенно разные вещи. В принципе, договориться могут все субъекты политического процесса: Ющенко с Кучмой, Янукович с Медведчуком, Мороз с Симоненко. Разве что лидер "Нашей Украины" никогда не станет иметь дела с главой администрации Президента. Но в данном случае речь скорее идет о физиологии, а не о политике. Допустим, договорились. А кто будет играть роль гаранта сделки? Практическая ценность категории "доверие" в схеме "президентские выборы" стремительно приближается к нулю. Всем хочется получить предоплату сто процентов с неизбежными откатами. Так не бывает. Уникальность системы, созданной Леонидом Даниловичем, заключается в том, что он поддерживал необходимый уровень баланса между всеми группировками. И поэтому ценность достигнутой при нынешнем главе государства договоренности заключалась в проведении небольшого соревнования: кто быстрее добежит в кабинет с диваном Мельниченко и расскажет гаранту Конституции все?

За несколько месяцев до выборов ни оппозиции, ни провластным силам не удалось договориться даже по минимальному кругу вопросов. Например, кто баллотируется, а кто воздерживается. Антивластной коалиции нет, а провластная существует в виртуальном режиме. Я уже не говорю о геополитическом раскладе сил. Переговоры на западном и восточном "фронтах" завершились победой… Леонида Кучмы. Он снизил уровень своего невосприятия в США до вполне приемлемой величины. А судя по интенсивности визитов американских чиновников в Украину, они едут договариваться к действующему Президенту. Ему удается удачно строить отношения с Москвой. Напрямую. Следствие — Восток и Запад не используют Ющенко и Януковича в роли "передаточного звена".

Договоренностей нет, а гарантий, кроме Кучмы, никто пока предоставить не в состоянии. Но срок полномочий Леонида Даниловича истекает. Ситуация усложняется. Западу и Востоку необходимы во многом взаимоисключающие гарантии. Основные финансово-экономические группировки заинтересованы в сохранении своих экономических позиций и боятся передела собственности. Леониду Даниловичу нужны политические гарантии спокойного отхода от дел. Кто способен решить такую задачу? Вопрос, не имеющий пока однозначного ответа. Решили подождать до осени и договориться в самый последний момент, основываясь на результатах социологических замеров рейтинга популярности. Подход изначально бесперспективный, поскольку систему гарантий в таких экстремальных условиях просто невозможно "нарисовать". Стали появляться совершенно фантастические проекты. Например, в качестве "гарантийного талона" должна выступать собственность конкурирующих финансово-промышленных группировок. Составляется соответствующий договор, и если его условия нарушаются, то наступает ответственность в форме лишения имущества в особо крупных размерах. Юридически данную схему формализовать можно, а практически ее ценность невелика.

Идем дальше. Договор о коллективной безопасности в форме конституционной реформы почти провален. Во многом благодаря методике его реализации. Гарантии неприкосновенности бизнеса, оппозиции и отдельных политических образований, прописанные в новой редакции распределения властных полномочий, — спорная, но все же вполне дееспособная технология обеспечения всеобщей безопасности. После выборов.

Как вариант можно рассматривать идею предварительного распределения должностей после победы одного из кандидатов. На уровне одной политической силы данная схема работает. Сто "нашеукраинцев" терпеливо ждут прихода "мессии". Но как только речь заходит о конвергенции двух или больше группировок, пусть и близких по ориентации, вычислить приемлемую конфигурацию заполнения будущих вакансий не под силу даже суперкомпьютеру. В более выгодном положении находится Виктор Янукович. Он пока может подкрепить обещания делом. Провести ротации в Кабмине. Договориться о смене губернаторов. Но впереди выборы, и гарантировать победу никто не может. Да и перестановки накануне времени "Х" вызывают не очень хорошие ассоциации. Что-то вроде "пира во время чумы". Во всяком случае, они не добавляют уверенности тем же губернаторам. Кто гарантирует, что и их не заменят в последний момент? Кадровый обмен способствует лишь кратковременному улучшению настроения договаривающихся сторон. Не более того.

В результате приходим к следующим, во многом неутешительным, выводам:

— в случае победы любого потенциального претендента (кроме Леонида Даниловича) система олигархических сдержек и противовесов будет нарушена и восстановить ее не удастся. Появятся жертвы. И не одна;

— договориться о гарантиях за два месяца до выборов — задача почти невыполнимая. Почему почти? В жизни всегда есть место подвигу…

— никакие секретные протоколы и приложения к коалиционным договорам не решат проблему дефицита доверия.