Психоанализ

В ближайшие три дня министра обороны Евгения Марчука могут уволить. За Мелитополь. Произойдет это на заседании Совета национальной безопасности и обороны, которое должно было состояться еще на прошлой неделе. Но не состоялось. Источник информации – сам Евгений Кириллович. И это, честно говоря, настораживает. По одной простой причине – министра обороны трудно заподозрить в желании отказаться от власти. И если спустя несколько недель после взрывов Марчук начинает говорить на отставочную тему, то можно по-разному трактовать это в высшей степени странное заявление.

Версия первая: упреждение. Это самое простое объяснение. Евгений Кириллович почувствовал, что кресло под ним начинает дымиться, и выступил с упреждающим заявлением. Взял инициативу в свои руки, чтобы сформировать образ "несправедливо обиженного". В пользу данной гипотезы свидетельствует тональность текста, озвученного министром:

* "Есть порядок, то есть можно без расследования принимать любые меры в отношении министра, независимо от того, без году неделя (он находится на посту) или 10 лет". Явно "читается" следующий подтекст – увольнение, если оно состоится, будет несправедливым, поскольку не прошло и года после моего назначения главой оборонного ведомства (25 июня 2003 года). Кроме того, обратите внимание на следующий пассаж: "без расследования принимать любые меры". Подсознательно Евгений Кириллович ставит под сомнение справедливость возможной отставки и качество проведенного расследования. Его как бы и не было, а министра уже увольняют. Таким образом, если СНБО рекомендует президенту уволить главу военного ведомства, то заранее понятно, что в отставку отправили невинного человека, не проведя при этом тщательного и объективного выяснения причин взрывов на артиллерийских складах.

* "Знаете, может для кого-то это и проблематично, а я был уже в разных ипостасях и поэтому для меня это (отставка) не является большой проблемой". Другими словами, демонстрируется высокий боевой дух субъекта отставки, готовность принять любое решение с высоко поднятой головой. Евгений Кириллович абсолютно прав, когда говорит о разных ипостасях. Он побывал на многих постах, но после отставки с должности премьера ему все трудней и трудней стало сохранять образ "спокойной силы". Слишком много усилий и нервов приходилось сжигать, чтобы вернуться во власть. В своем последнем заявлении Марчук как бы подчеркивает, что готов пережить эту неприятность (увольнение) и вернуться победителем.

* "Было предпринято достаточно много усилий по реформированию Вооруженных сил, однако неподъемность проблемы не сопоставима с усилиями одного министерства обороны". Отчетливо звучит тема "размывания ответственности", характерная для потенциальных отставников. Что я мог сделать, если вокруг работают такие жалкие, ничтожные люди, которые не осознают всю глубину наших глубин?

* "Дело в том, что многие вещи я не только развернул и впервые показал. Я сейчас могу утверждать со всей ответственностью: ни государственные руководители, ни общество не знали правды о Вооруженных силах. Вы знали, что у нас на 1000 военных больше всего генералов в мире, что из 5300 полковников 3 тыс. не имеет высшего образования, что из 3,5 тыс. выпускников (военных училищ) 2 тыс. мы не можем устроить по специальности, что у нас 47 тыс. бесквартирных офицеров, что Украина занимает 126 место в мире по затратам на одного военнослужащего?". Прошу прощения за столь массивную цитату, но она имеет принципиальное значение для выявления психологического подтекста последнего заявления Евгения Кирилловича. Четко выражена тема личных заслуг объекта нашего анализа. Выстраивается следующая, достаточно логическая цепочка: как можно отправлять в отставку человека, который стал пионером в деле реформирования армии, не побоялся вступить в тяжелый бой с системой? Если отставка произойдет, то пострадает человек выдающихся морально-политических качеств, который стремился навести порядок. Это явная "прокладка" перед отставкой.

Таким образом, анализ тональности заявления Марчука, а также используемых им тем ("размывание ответственности", "прокладка", "поспешное решение") позволяет говорить о том, что субъект действительно взволнован перспективой отставки. Впрочем, подобные обороты характерны для подавляющего большинства выступлений министра обороны. Но до последнего времени он не акцентировал внимание на отставке. А в этом случае вся конструкция заявления базируется именно на данном понятии.

Версия вторая: отвлечение внимания на негодный объект. Евгений Кириллович четко знает, что в отставку его не отправят. Но, будучи человеком опытным в таких делах, предвидит, что подобное позитивное решение Совбеза вызовет негативную реакцию у значительной части политикума. Левые так точно не согласятся с подобной концовкой взрывной серии. Поэтому Марчук решил усложнить сюжет и запустил информацию о своем увольнении. Заинтересованный народ обрадовался. Наконец-то справедливость восторжествовала. Министр уже на подходе. Пойдут публикации на тему "правильное решение, правильное решение!". А Совбез взял и не отправил человека на заслуженный отдых. Что произойдет? Правильно, во всем виновато СНБО. "Клиент" на всех углах кричит, что "созрел", а его действия "покрывают". Негатив "валится" на Совет национальной безопасности и обороны, который спас Евгения Кирилловича от неминуемого увольнения. Просто, но эффективно.

Версия третья: экзотическая. Заявление Марчука неизбежно стимулирует рассуждения на тему его возможного преемника на посту министра обороны. Поскольку, как правило, кадровые ротации на таком уровне проводятся по схеме "кадровая карусель", то в мыслительный процесс оказываются втянутыми достаточно значительное количество участников. Что такое "кадровая карусель"? Пример (взятый с потолка): на место Марчука назначается секретарь Совета национальной безопасности и обороны Владимир Радченко – на должность Радченко приходит глава администрации президента Виктор Медведчук – вакантное место шефа президентской администрации заполняется с помощью Васечкина, заменой которого становится Петров или, в крайнем случае, Сидоров. Преемник Евгения Кирилловича автоматически попадает под подозрение. А вдруг это "третья сила"? 4 июля (День независимости Америки) начинается официальное выдвижение кандидатов в президенты Украины. Новый министр обороны становится вероятным соискателем президентского кресла.

Следующий момент. Мыслительная активность, спровоцированная заявлением Марчука, неизбежно начинает биться над решением следующего вопроса: а что будет дальше делать Евгений Кириллович? Первое, что приходит на ум – будет баллотироваться в президенты. И это правильный ответ. На кого станет работать новоиспеченный отставник: на Януковича, Ющенко или "третью силу? Появляется готовый кадр для новой "каневской четверки": Мороз, Тимошенко, Ющенко и Марчук. Только генерала армии не доставало для восстановления до боли знакомого формата.

Какая из версий является единственно правильной, мы не знаем. Может быть, первая. Или третья. Или же четвертая, о который еще только предстоит написать…

P.S. Пока же спецкомиссия, которая расследует ЧП в Запорожской области, предлагает уволить начальника Генштаба Затыйнако, главнокомандующего сухопутными войсками Шуляка и объявить выговор Марчуку. Так сказал премьер Виктор Янукович. Интрига, конечно, остается, поскольку рекомендации – это одно, а решение Совбеза – совсем другое. Тем не менее, Евгений Кириллович уже выполнил программу максимум: первый сообщил в нужном информационном ключе о своей возможной отставке.