Бич реформы

Несмотря на стремительно приближающееся начало регистрации кандидатов в президенты Украины, страна по-прежнему продолжает погружаться в пучину политической неопределенности. Главным образом потому, что до сих пор остается неясным не то, кто может возглавить государство, а правила, по которым он будет работать. Все дело опять в порядком всем надоевшей конституционной реформе, ведущей к изменению всей политической системы Украины. Точнее, в том, что реформа фактически началась (принят закон о пропорциональной системе выборов, модифицирован в соответствии с ее требованиями закон о выборах президента и т. д.), но ее окончательное оформление "зависло", так как Верховная Рада провалила голосование по этому вопросу.

Именно поэтому реформа и висит дамокловым мечом над головами украинских политиков. Как провластных, так и оппозиционных. Они не знают, что делать, а это страшно, так как можно ошибиться в самый неподходящий момент и в одночасье лишиться всего — политперспективы, имущества. Даже "хатынку" в каком-нибудь уютном месте сменить на нары. И не исключено, что нары не обязательно американские, с горячим душем и телеком. Возможен Житомирский СИЗО, вряд ли навевающий приятные воспоминания многим "сильным мира сего"…

Действующий глава государства Леонид Кучма на недавнем круглом столе "Политический процесс в Украине: ключевые вопросы и противоречия" по поводу политической неопределенности из-за незавершенности преобразований сказал так: "Если мы реформу не реализуем, главным будет не то, кто станет новым президентом, а то, что он получит. Президент получит абсолютно неструктурированный парламент. Это означает, что Украина зайдет в тупик".

И самое интересное — нарисованная Президентом перспектива имеет под собой все основания. Независимо от того, что это сказал Кучма. Самый простой анализ показывает, что если реформа будет окончательно провалена, то возможны два сценария взаимоотношений между главой страны и парламентом, которые по-любому негативно скажутся на развитии страны и общем состоянии стабильности в ней. Причем варианты эти возможны независимо от того, кто победит — провластный или оппозиционер. Первый: победитель при нынешних президентских полномочиях постарается получить все. То есть перекроить парламент по-своему, чтобы с его помощью путем принятия нужных законов назначить своего премьера, осуществить передел сфер влияния и собственности, провести кадровую чистку на местах и т. д. Разумеется, это вызовет сопротивление проигравших. И хорошо, если они постараются всего лишь мирно вписаться в новую систему координат через какие-то закулисные уступки, торги и договоренности. А если нет? Если начнется бегство капитала, воздействие на страну различных агентов влияния по просьбе "обиженных" и прочее, что только отрицательно скажется на общем имидже страны и ее пресловутом инвестиционном климате.

Второй: нового президента силы, сосредоточенные в ВР, не воспримут сразу. И сразу начнут ставить палки в колеса любому его начинанию. Например, не захотят утвердить его кандидатуру премьер-министра, а захотят поставить и в конце концов поставят своего. Президенту ведь не останется ничего другого, кроме как либо согласиться с кандидатурой депутатов, либо править экономикой в ручном режиме, назначив "вечного" и. о. главы кабинета как минимум до парламентских выборов 2006 года. А как живет страна и работает ее экономика, когда в ней борются между собой Президент, парламент и правительство с несбалансированными властными полномочиями, гражданам Украины, наверное, рассказывать не надо — это наш недавний горький опыт.

Если же реформа завершится успешно и полномочия будут переделены и сбалансированы по-новому, то тоже возможны два варианта развития событий, но уже более предсказуемые и отвечающие новым правилам игры. Президент, какие бы силы он ни представлял, в любом случае для начала должен будет формализовать и наладить свои отношения с депутатским корпусом. Хотя бы для того, чтобы страна получила нового премьер-министра. И тогда в ВР, во-первых, может формализоваться нынешнее полуразваленное парламентское большинство (ПБ) и попытаться при помощи своих новых прав максимально минимизировать последствия президентских выборов и сохранить привычный статус-кво. Во-вторых, депутаты под воздействием "стимулов" нового президента могут создать новое ПБ. Но опять же с целью сохранить прежние расклады в экономике и бизнесе. И не дать победителю — или оппозиционеру, или представителю "своих", который по степени жадности может оказаться не хуже оппозиционера, — осуществить вожделенный "деребан" всего, что под руку подвернется и на глаза попадет.

Еще одним проявлением политической неопределенности является неуверенность в собственных силах, царящая в противостоящих лагерях власти и оппозиции. Ни так называемый единый кандидат от власти премьер Виктор Янукович, ни даже его политвизави и "мессия" оппозиции Виктор Ющенко уже не верят в свою безоговорочную победу. Не говоря уже о других потенциальных соискателях президентского кресла. Не верят в это и социологи, а только "рубят капусту" за нужную правду. К примеру, за месяц у фонда "Демократические инициативы" и его партнеров Ющенко и Янукович трижды менялись по рейтинговым показателям. И сейчас Янукович снова позади. Но ведь время-то и деньги у заказчиков есть — все может поменяться. Так, как нужно, поменяться…

Эта неуверенность кандидатов и их команд привела к тому, что все больше и больше политиков смотрят на реформу как на действительно новые правила игры, по которым будет легче и предсказуемей играть, когда таки закончится, по словам спикера парламента Владимира Литвина, "эпоха Кучмы". Но чтобы получить некую передышку и не лопухнуться с постреформенной потерей полномочий раньше времени (а вдруг рейтинг не просто вырастет в соцопросах, но и наяву, более того, закрепится в высшей, победной точке, а ты взял и сам себе все обрезал), украинские политики в обоих лагерях все чаще и чаще говорят о переносе рассмотрения вопроса реформы на осень, ближе к выборам. Нет, Александр Мороз по-прежнему настаивает на том, чтобы его проект-близнец закона №4105 рассмотрели и утвердили еще на этой сессии. Но его действия напоминают поведение слабого просителя: мол, попрошу побольше, чтобы получить хоть что-то. Большинство же политиков (в том числе Кучма) соглашаются с рассмотрением реформы осенью. И в виде законопроектов №4180 (проект Гавриша—Богатыревой) и №3207 (проект Мусияки—Матвиенко—Мороза).

Более того, политики хотят сделать так, чтобы решение о реформе было, как бы это мягче сформулировать, всеобщим. То есть поддержанным и центристами, и левыми, и даже "нашистской" оппозицией. И для этого используют реформу как политический бич, которым запугивают кандидатов: мол, как только вырвешься вперед без достаточных гарантий безопасности всем остальным участникам процесса, мы тебе и обрежем. Разумеется, президентские полномочия при помощи изменений в Конституцию. Такая перспектива любого кандидата может сделать сговорчивым. Еще бы: вбухал столько денег в одну должность до реформы, а получил после нее другую...

А есть же еще такие пугала для кандидатов, их сторонников и спонсоров, как возможный третий срок президентства Кучмы с реформой или без нее, бесконтрольное, но четко направленное использование админресурса, юридически обоснованное снятие с предвыборной гонки самых рейтинговых кандидатов — Ющенко и Януковича, фактор Мороза, который может сыграть роль "третьей силы" после ухода с арены двух указанных выше фаворитов-первачей. Но это, как говорится, предмет другого увлекательного разговора. Сейчас все ждут, как щелкнет конституционный бич. И в чьих руках.