Басаев против Путина

Почти легендарный чеченский полевой командир Шамиль Басаев взял на себя ответственность за убийство Ахмада Кадырова. В заявлении, опубликованном на сайте "Кавказ-Центр", говорится, что теракт 9 мая на стадионе "Динамо" был совершен в рамках так называемой операции "Возмездие". Естественно, столь же мрачное будущее Басаев обещает и другим чеченцам, сотрудничающим с федеральной российской властью. Кроме того, "многократный покойник" впервые выступил с угрозами в адрес семьи президента России Владимира Путина. А вообще, Шамиль Басаев – фигура неординарная во всех отношениях…

Как сообщает "Газета.Ru", убийство Кадырова, по словам Басаева, было осуществлено в рамках спецоперации "Нал-17". В ходе нее был успешно "приведен в исполнение приговор шариатского суда по отношению к национал-предателям и вероотступникам". Басаев дал понять, что устранение Кадырова было проведено с санкции и по поручению Масхадова: "…приносим извинения президенту ЧРИ Аслану Масхадову, что не смогли бросить голову Кадырова к его ногам, в буквальном смысле, как обещали месяц назад".

Заявив, что 9 мая стал настоящим праздником для боевиков, известный террорист призвал всех "мунафиков" (так боевики называют тех чеченцев, которые сотрудничают с федеральными властями) "перестать быть лакеями и пушечным мясом" федеральных сил. Басаев предложил им, пока не поздно, вновь перейти на сторону сепаратистов. И дал понять, что боевики намерены развить успех и собираются в ближайшее время провести спецоперацию "Херси-4", цель которой никак не пояснил. И предупредил чеченцев, сотрудничающих с федералами: "Девиз моджахедов в этом сезоне: "Каждому мунафику по ордену "Мужества" посмертно!".

В последней части заявления Басаев впервые за все время военных действий в Чечне открыто угрожает лично Путину. "Интересуемся, кого назначат премьером Русни, – Катю или Машу, если, Милостью Аллаха, мы успешно проведем спецоперацию "Моська-2". Как отмечает "Газета.Ru", о спецоперации "Моська-1" ничего до сих пор не было известно и, скорее всего, это заявление – просто словесный выпад в адрес российского президента, своего рода кураж после удачного убийства Ахмада Кадырова. Однако настораживает тот факт, что Басаев, в каких бы сложных ситуациях он ни оказывался и какие бы удачные акции ни проводил, до сих пор никогда не позволял себе упоминать в письмах с угрозами членов семьи президента и намекать на угрозу его устранения (о премьерстве одной из дочерей Путина Басаев говорит явно по аналогии с назначением Рамзана Кадырова вице-премьером Чечни).

Российские власти на письмо Басаева пока не отреагировали, зато у них есть весомые успехи в расследовании убийства чеченского президента, которые, при благоприятном стечении обстоятельств, могут вывести следственные органы непосредственно на Басаева.

Главным подозреваемым по делу о взрыве на стадионе в Грозном является каменщик грозненского СМУ-10 37-летний Ломали Чупалаев. Его задержали в ночь на 12 мая в собственном доме в селе Алхазурово Урус-Мартановского района. По информации российской газеты "Известия", он по сей день находится в расположении оперативно-розыскного бюро (ОРБ) МВД республики на Старопромысловском шоссе города Грозного.

Как отмечает издание, оперативное досье на Ломали Чупалаева, распространенное среди сотрудников правоохранительных органов, выглядит так: "Один из братьев Ломали Чупалаева в 1996 году входил в состав банды Руслана Гелаева, его эмиром (непосредственным командиром) был житель села Алхазурово Урус-Мартановского района Хасханов Бебулат. Саид-Амин Чупалаев убит. Другой брат Саид-Магомед Чупалаев входил в состав бандформирования Шамиля Басаева. Саид-Магомед Чупалаев в 2003 году осужден Верховным судом Чеченской Республики к 16 годам лишения свободы за участие в НВФ, незаконном хранении и ношении оружия, терроризм. Сам Ломали Чупалаев, 1967 года рождения, работал каменщиком в СМУ-10. Принимал участие в производстве строительных работ, подготовке и заливке фундамента, кладке кирпича на объекте "Боксерский зал" стадиона "Динамо", кроме того, принимал участие в ремонте служебных помещений, расположенных под трибунами, 15-16 апреля". По словам самого Ломали, место, где он работал, находится на приличном расстоянии от трибуны, где произошел взрыв.

Что касается самого Басаева, то его вполне можно считать живой легендой чеченского сепаратистского движения. Амир Исламской Бригады Шахидов "Риядус Салихьийн" Абдаллах Шамиль Абу-Идрис (так его называют соратники) родился 14 января 1965 года, выходец из тейпа "Ялхорой" (к этому тейпу относился и взорванный в Катаре российскими спецслужбами Зелимхан Яндарбиев, а к одному из ответвлений – Ортсхой – принадлежал и покойный президент Джохар Дудаев), уроженец села Дышни-Ведено Веденского района ЧИАССР, чеченец, проживал по месту рождения, образование среднее, женат, имеет дочь.

Жена – уроженка Абхазии. Отцом жены является прапорщик авиационной части в г. Гудаута (Абхазия) Джения Юрий Кукунович. Басаев женился на его дочери Анжеле в 1993 году и увез ее в Чечню. (По другим источникам, после войны в Абхазии он женился на 17-летней Индире Джения из селения Мгундзрыхва Гудаутского района Абхазии). Она родила ему сына. Существование семьи в Абхазии Басаев подтвердил в интервью "Комсомольской правде" 15 июля 1995 года.

В период его пребывания в Абхазии ему как командиру чеченского отряда были выданы чистые бланки абхазских паспортов. Газета "Московский комсомолец" 10 июня 1996 года высказывала мнение, что первая семья Басаева эвакуирована в Абхазию. Родители живут в селении Ведено. У Басаева три брата. Один погиб при обстреле Ведено в начале 1995 года, старший брат – Ширвани Басаев – боевик, был комендантом села Бамут.

Восемь раз ранен, семь раз контужен, после одного из ранений ему ампутировали ногу. Страдает сахарным диабетом. По характеру уравновешенный, спокойный, осторожный. Проводимые им боевые операции отличались дерзостью. Не курит, не употребляет алкоголь. Непревзойденный в Чечне военный стратег и тактик. В отношении к России непримирим.

До 1970 года проживал в селении Дышне-Ведено, затем в станице Ермоловская ЧР. С 1983 года работал разнорабочим. Три раза поступал на юридический факультет МГУ, но не проходил по итогам конкурсных экзаменов. С 1986 года жил в Москве, где в 1987 году поступил в Московский институт инженеров землеустройства. Занимался спортом, имел 1-й разряд по футболу. В 1988 году отчислен из института за академическую неуспеваемость. Занимался коммерцией. Задолжав крупную сумму денег бизнесменам, в том числе чеченцам, вернулся в Чечню.

С 1989 по 1991 г. учился в Стамбуле в Исламском Институте.

19-21 августа 1991 года участвовал в защите Белого Дома. В интервью газете "Московская правда" 27 января 1996 года он говорил: "Я знал, что если победит ГКЧП, на независимости Чечни можно будет ставить крест...". Летом 1991 года добровольно вошел в состав вооруженного формирования, созданного Общенациональным конгрессом чеченского народа (ОКЧН). Самостоятельно изучал теорию военного дела "по российским учебникам". В интервью "Независимой газете" 12 марта 1996 года он рассказывал об этом так: "Заниматься стал, потому что имел цель. Нас было человек тридцать ребят, мы понимали, что просто так Россия Чечню не отпустит, что свобода - вещь дорогая и за нее надо платить кровью. Поэтому усиленно готовились". В том же интервью он опроверг информацию, что проходил подготовку в Абхазии на базе российского 345-го воздушно-десантного полка: "Там ни один чеченец не учился, потому что их не брали".

Группа Шамиля Басаева была основана в июне-июле 1991 г. под названием "Ведено" для охраны зданий, где проходили съезды Конфедерации Народов Кавказа и ОКЧН. В состав группы вошли жители сел Беной, Ведено, Дышне Ведено, Бамут и других горных сел.

Активный участник событий "чеченской революции" августа-ноября 1991 года. 5 октября 1991 года принимал участие в захвате здания КГБ ЧИАССР в составе спецподразделения Руслана Шамаева.

В ноябре 1991 года в знак протеста против введения Чрезвычайного положения в Чечено-Ингушетии совместно с Сайд-Али Сатуевым и Лом-Али Чачаевым (последние по некоторым данным принимали участие в террористической акции в городе Буденновске) осуществил угон самолета из аэропорта Минеральные Воды в Турцию, за что получил признание у руководства ОКЧН. Басаев заставил летчиков вылететь в Турцию, где террористы сдались местным властям и после переговоров добились переправки в Чечню в обмен на освобождение заложников.

Осенью 1991 года одновременно с Джохаром Дудаевым выставлял свою кандидатуру на пост президента Чечни. После прихода к власти Дудаева им была создана диверсионно-разведывательная группа, базировавшаяся в 12-м городке Грозного. Группа была создана с целью защиты "свободы и интересов ЧРИ и ее президента".

В конце 1991 – начале 1992 гг. Басаев принимал участие в боях в Карабахе на стороне Азербайджана.

В период вооруженного противостояния между руководством Дудаева и оппозицией в Чечне в 1993 году занял выжидательную позицию, выступал посредником на их переговорах. Вместе с тем резко осуждал разгон городского собрания в Грозном. В декабре 1993 года поддерживал требования оппозиционеров об отставке Дудаева.

С апреля по июль 1994 года, по собственному утверждению, был в Афганистане, в провинции Хост, где вместе с одной из своих групп проходил подготовку.

Летом 1994 г. Басаев вступил в боевые действия против оппозиции на стороне Дудаева. В июле в Грозном "абхазский батальон" вел боевые действия с группировкой Лабазанова. Формирование Басаева также сыграло свою роль во время неудачной попытки штурма Грозного оппозицией. Басаев считался одним из наиболее близких соратников чеченского президента. Личный состав "абхазского батальона" осуществлял охрану Дудаева.

К началу боевых действий с федеральными войсками под командованием Басаева находилось около двух тысяч человек. После разгрома в Ведено в батальоне осталось 200-300 человек. 3 июня 1995 г. ракетно-бомбовым ударом был уничтожен дом дяди Басаева Хасмагомеда Басаева, в результате чего погибли 12 родственников Басаева, в том числе родная сестра – Зинаида.

14 июня 1995 г. Басаев во главе отряда численностью до 200 человек начал проведение террористической акции в Буденновске Ставропольского края с захватом заложников и большими жертвами среди мирного населения. По мнению многих источников, теракт в Буденновске являлся актом мести за гибель близких ему лиц. Подробности операции он огласил за несколько часов до ее начала. Маршрут движения бандгруппы предположительно пролегал через Веденский район Новогрозненский, территории Дагестана, Ставропольского края.

По рассказам Басаева, для операции в Буденновске он лично отбирал и готовил боевиков: "Моя поездка в Буденновск обошлась где-то в двадцать пять тысяч долларов. Правда, большая часть ушла на покупку "КАМАЗов" и машины "Жигули" – пятнадцать тысяч долларов. А по дороге раздали тысяч восемь-девять. Когда мы захватили больницу, то все власти были в растерянности. По телевизору передают, что переговоры идут, деньги предлагают, а на самом деле ничего этого не было. Они два дня в растерянности были, даже боялись кого-нибудь прислать, только через сутки опомнились, и первый раз к нам чеченец из города пришел. В первый момент я удивился, когда Черномырдин мне позвонил. Но уже по тому, что он меня просил не поддаваться на провокации, не отвечать на них огнем, я понял, что он не мог управлять ситуацией. Премьер-министр, а власти у него было не очень много. Об операции Дудаев не знал. В тот момент у меня не было с ним связи второй месяц. Да даже если бы и была, то я не стал бы его посвящать в такие тонкости. Это мое правило" ("Независимая газета").

По другим данным, после операции в Буденновске весь личный состав вооруженного формирования Басаева был представлен Дудаевым к званию "Герой Чечни". Трое заместителей Басаева получили орден "Честь нации". А сам Басаев – выговор за невыполнение поставленной боевой задачи: Буденновск не был конечной целью операции. ("Независимая газета", 12 марта 1996 года). После события в Буденновске, Басаев стал национальным героем Чечни, его авторитет в глазах чеченцев значительно вырос.

Летом-осенью 1995 года Басаев неоднократно угрожал правительству России новыми террористическими актами (в том числе с применением радиоактивных веществ) на территории РФ в случае, если не будут прекращены боевые действия и свернуты переговоры.

21 июля 1995 г. "за особые заслуги перед Отечеством, проявленные мужество, самоотверженность по отражению российской агрессии" приказом Дудаева ему было присвоено звание бригадного генерала (досрочно).

В ноябре 1996 года Басаев отказался от предложенного ему поста вице-премьера Чечни в коалиционном правительстве республики. Он пожелал остаться на должности командующего центральным фронтом, возглавляя одновременно таможенный комитет. С сентября 1996 года – Председатель таможенного комитета, в сформированном Яндарбиевым коалиционном правительстве ЧРИ.

Во время президентских выборов 1996 года Басаев вновь выставлял свою кандидатуру на пост президента Чечни. Пользуясь значительным влиянием среди чеченцев, он составлял реальную конкуренцию Масхадову и Яндарбиеву. На выборах президента ЧРИ 27.01.97 получил 23.7 % голосов избирателей (Масхадов – 59.7 %, Яндарбиев – 10.2 %). На выборах баллотировался в паре с Вахой Ибрагимовым (советником Яндарбиева по внешнеполитическим вопросам).

С апреля 1977 года – первый заместитель председателя кабинета министров ЧРИ (Промышленный блок) и в отсутствии премьер-министра, обязанности которого исполняет президент ЧРИ, должен был его замещать.

С начала 1997 г. у Басаева "обостряются серьезные проблемы со здоровьем". 10 июля 1997 года подал в отставку с поста первого заместителя председателя правительства ЧРИ "по состоянию здоровья".

Согласно указу президента Аслана Масхадова от 15 января 1998 года назначен первым вице-премьером Чечни. В начале 1998 г. Масхадов назначил Басаева исполняющим обязанности премьер-министра и поручил ему сформировать новое правительство.

Владеет нефтеперегонным заводом в Беное. Со слов Басаева известно, что в 1997 г. он заработал два миллиона долларов, из них отдал 90 %, а на остальное купил дом. Считает себя истинным мусульманином: чтит законы шариата, пять раз в день совершает намаз. Пишет стихи на русском и чеченском языках. Своими кумирами считает Че Гевару, Гарибальди, Шарля де Голля, Франклина Рузвельта.

В августе прошлого года американские власти сочли, что Шамиль Басаев представляет угрозу национальной безопасности США, и приняли решение заморозить связанные с ним банковские счета. Практически одновременно Российская Федерация и Соединенные Штаты совместно внесли имя Басаева в консолидированный список Комитета Совета Безопасности ООН по санкциям в отношении движения "Талибан", "Аль-Кайеды" и связанных с ними лиц и организаций, подпадающих под действие резолюций 1267, 1390 и 1455. В конце прошлого года Шамиль Басаев взял на себя ответственность за взрывы у гостиницы "Националь" в Москве 9 декабря и электрички в Ессентуках 5 декабря. В заявлении Басаева, размещенном на одном из сайтов чеченских боевиков, говорится, что "последние акции в Ессентуках и Москве были осуществлены смертниками руководимой им "Исламской бригады шахидов Риядус-Салихийн". А 25 февраля этого года Шамиль Басаев взял на себя ответственность за взрыв Дома правительства в Грозном. Взрыв осуществили 15-летняя девушка и двое мужчин на двух автомобилях. Тогда погибли 72 человека, 210 были ранены.

Кроме того, российская генпрокуратура считает, что именно Басаев организовал захват заложников в театральном центре на Дубровке.