Элит-застой

Нет, что ни говори, а политологи (и прочие всевозможные социологи, имиджмейкеры, политтехнологи), обслуживающие политические процессы, несомненно, нужны. Во-первых, именно они своим существованием и работой подтверждают, что выборы могут быть полезны хоть какой-то части людей, не занятых непосредственно политикой. В том смысле, что в результате выборов эти ребята существенно улучшают свое материальное положение. Потому что чем запутаннее ситуация в стране, тем сильнее нужда в них со стороны политиков. Чем политологам труднее объяснить происходящее, тем выше гонорары от тех, кто еще хочет "послужить народу", а следовательно, пытается найти верный путь обольщения электората. Ведь политологи должны найти этот путь и слова для его обозначения. За большие деньги, естественно, — кто же в обществе зрячих будет даром объяснять, что белое — это черное, и наоборот.

Во-вторых — и это главное! — политологи — своеобразные барометры политики: чем многословнее они в объяснении сложившейся в стране ситуации, тем ближе эта страна к застою. К стагнации, выражаемой в простецкой формуле "ни идей, ни людей". Но если говорить так просто, то никто не заплатит. Политика политикой, а, как вы понимаете, кушать хочется всегда. Кроме того, даже если кажется, что все вокруг застыло, жизнь все равно продолжается. А значит, есть и политика…

Ни начать, ни кончить

То, что в Украине существуют взаимосвязанно и политика, и политологи, в очередной раз подтвердил круглый стол в Российском медиа-центре на тему "Выборы президента Украины: сценарии и возможности". Тема мероприятия — "величественная", и политологи, ясное дело, слов не жалели. И слов этих было так много, что даже непосвященный мог понять: Украина — в застое, несмотря на кажущуюся эпохальность задачи — возможной смены главы государства и прихода к власти так называемой оппозиции.

О том, что главное содержание политических процессов в стране определяет противостояние власти и оппозиции, говорили все. Но были и запоминающиеся "перлы". Потому что они действительно характеризуют нынешнюю украинскую политику. Директор Европейского института интеграции и развития Дмитрий Выдрин в характеристике обстановки в Украине опять явил собравшимся собственный продукт интеллектуального соития гегелевской "Феноменологии духа" и устава американского спецназа. По его мнению, ситуация в стране определяется тем, что власть не может начать, а оппозиция — кончить. Первая — начать решительную борьбу за сохранение своих позиций, а вторая — закончить разброд и шатания в своей среде и тоже решительно приступить к борьбе с властью. И потому, по Выдрину, сейчас происходит конкурентная борьба ошибок и идет подспудный поиск как властью, так и оппозицией некоего запасного варианта кандидатуры на высший пост. А президентом вполне может стать тот, кто совершит более "успешные" ошибки по Выдриным же обозначенному принципу — "одно неосторожное движение, и ты — уже отец нации".

Второй заметный "перл" родил политолог Виктор Небоженко. По его мнению, сейчас в Украине идет борьба на одном политическом поле. Поскольку народ, мягко говоря, безмолвствует, то борются между собой "господствующий и угнетенный олигархат". Олигархи-господа скучковались около власти и хотят сохранить этот статус-кво, а их незадачливые коллеги-толстосумы окружили Виктора Ющенко и на его рейтинге пытаются въехать в светлое политическое будущее. И в этой ситуации "лечить" людей от чувства безысходности, по Небоженко, может только то, что в Украине все равно — именно в таком уродливом и недемократичном виде — зарождается публичная политическая борьба.

Спорить с этим, разумеется, бессмысленно. Но вполне можно добавить, что слабый и невнятный накал политических страстей определяет борьба между уставшей властью и нерешительной оппозицией. А на сам ход этой борьбы непосредственно влияют несколько немаловажных факторов. Первый и, пожалуй, самый главный — отчужденность и равнодушие людей к происходящему. Им кажется, что их это не касается. Украинский народ убедительно доказывает, что с его молчаливого согласия страна, упавшая на дно социального прогресса, может находиться там бесконечно. Если пассивный народ, вместо того чтобы оттолкнуться и всплывать, будет рыть донный ил в поисках укрытия и выгодных вариантов выживания в таких условиях. А именно это происходит сейчас в Украине. Народ не живет, а выживает. И хочет это делать так, чтобы ему никто не мешал. Ни государство, ни отдельные политики. Вот и выходит, что в Украине демократия без самого демоса: власть, уставшая и инертная потому, что ее не подталкивает народ, а оппозиция нерешительна, ибо тоже не чувствует опоры в людях.

Второй фактор — неопределенность задач и целей не только с точки зрения идеологии будущего развития, но в чисто функциональном плане — кто и что должен и будет делать через несколько месяцев. Ведь, как многие, наверное, слышали и помнят, в стране "буйствует" конституционная реформа. Она уже вплотную приблизилась к финалу, и может произойти смена системы власти, чреватая серьезным перераспределением властных полномочий между Президентом, премьер-министром и парламентом. А следовательно, пока неведома судьба реформы, то неизвестно, кому и за что нужно бороться. Если за президентский пост, то непонятно, зачем он нужен, если полномочия будут урезаны и переданы главе правительства. К примеру, это касается Ющенко и любого другого оппозиционного и неоппозиционного кандидата. А если говорить о Викторе Януковиче, которого только ленивый не толкал в борьбу за главное кресло страны, то тоже непонятно, зачем ему урезанные полномочия, — ведь он сейчас уже премьер и может, оставаясь на месте, и так спокойно "обогатиться" дополнительными полномочиями и рычагами власти.

Сговор ради спокойствия?

И все же политическая пря продолжается. И иногда хотя и в верхушечных, но довольно бурных формах. Потому что на нее влияет третий фактор, тесно связанный с двумя предыдущими. Борьбу рождает страх перед возможным экономическим реваншизмом. С одной стороны, две главные противостоящие сегодня группировки — это, грубо говоря, одного поля ягоды. То есть, по Небоженко, олигархи, которые при власти и хотят сохранить свои политические и, разумеется, экономические завоевания. И олигархи, которые либо что-то уже потеряли, либо хотят в случае прихода к власти обогатиться за счет поверженных противников. Нет, публично многие как провластные, так и оппозиционные политики заверяют, что они "не верят в возможный передел собственности после выборов, потому что он вреден для страны". Но заверения эти похожи либо на заклинания духов, порожденные естественным и потому полуживотным страхом перед тем, что придут победители и "все отберут", либо на дымовую завесу, призванную скрыть заветное желание "прийти и отобрать". И потому в кулуарных разговорах даже самые привселюдно "неверующие" в экономический реваншизм признаются: страшно. Да и, с другой стороны, таков уж практически весь украинский бизнес — кто-то что-то у кого-то когда-то отобрал, а тут такая возможность вернуть…

Этот страх и определяет то, что на предстоящих президентских выборах чистая победа одной из сторон маловероятна. Если не сказать — невозможна. Хотя бы потому, что победы как Ющенко сотоварищи, так и, к примеру, Януковича с командой другие олигархи и олигаршата, не входящие в эти, назовем их привычно, кланы, боятся одинаково. И все по той же причине — страшен передел.

Этот страх и рождает еще один фактор украинской избирательной горячки — разговоры о возможном сговоре между двумя олигархическими сторонами политической борьбы, который и определит результаты выборов. Балуется этой тематикой третий участник противостояния — левый лагерь. Сам по себе он уже не способен играть самостоятельную роль, и потому его по очереди используют то те, то другие олигархические лагеря. Но для "отмазки" перед избирателем и для объяснения случившегося надо же что-то говорить. Однако, с другой стороны, идея сговора не так уж и фантастична, учитывая схожую политическую и экономическую генеалогию главных олигархических игроков. Им, по идее, конечно, легче договориться между собой о единых правилах игры в будущем и о незыблемости установившегося баланса сил. Для этого, в принципе, одним нужно чем-то пожертвовать, другим — умерить аппетиты. Но, как показывает украинская политико-бизнесовая практика, самое легкое-то оказывается самым сложным. Это где-то там, в иных мирах, красота — в простоте. Украинцам же почему-то нужны сложности, подчеркивающие героизм свершений в условиях, когда необязательность — отличительная черта политики.

Однако именно в "теории сговора" и таится так называемая идея "Кучмы-3". То есть выдвижение кандидатом и обеспечение победы на президентских выборах ныне действующего главы государства. Это — если конституционная реформа провалится. А если не провалится, то избрание Кучмы на пост премьера. И тот, и другой вариант в принципе возможны: олигархам нужен гарант спокойствия и разводящий в спорах одновременно. А Леонид Данилович в этих делах еще как поднаторел за 10 лет…

Из бывших

Все эти разговоры однозначно свидетельствуют о том, что при любом исходе президентских выборов (победа одной из сторон или сговор ради спокойствия) в Украине практически не обновится правящая элита, способная задуть новые ветры в старые паруса государственного корабля. Для всех, у кормила государства пребывающих и к нему рвущихся, похоже, весома одна цель, а именно власть —должности и возможности, из нее вытекающие. Например, политико-экономические программы провластных сил и оппозиции даже нет нужды сравнивать — они практически идентичные, друг у друга списанные.

И если нынешние провластные силы сохранят свои позиции, то об изменениях и говорить как-то неприлично. Зачем они им — ведь и так все отлично. Но практически ничего не изменится и в случае победы оппозиции. Ведь если вспомнить недавние события акции "Украина — без Кучмы!", то тезис о власти как высшей ценности очень четко прослеживается и в поведении основного оппозиционного вождя Виктора Ющенко, в то время пребывавшего в кресле премьера. На улицах Киева и других городов толпы народа бесновались и призывали власть уйти в отставку, отдав власть Ющенко, а сам "избранный" в известном "письме трех" обозвал своих сторонников "фашистами", а их поведение — тем, с "чего начинается национал-социализм". И все ради чего? Если Ющенко, как всегда, на эту тему либо врет, либо отмалчивается, то нынешний тоже оппо, а тогда спикер парламента Иван Плющ откровенно признался: он убедил Ющенко подписать "письмо трех", чтобы уберечь в кресле премьера…

И разве Плющ в лагере оппозиции один такой, из "бывших"? Нет и еще раз нет. В оппо-лагере из его вождей каждый второй — либо бывший высокопоставленный госруководитель (премьер, вице-премьер, министр, спикер, губернатор и т. д.), либо олигарх, получивший первоначальный капитал при непосредственном содействии власти. И именно поэтому эти люди сегодня и "топят" конституционную реформу — им нужна вся полнота власти. И что, в случае победы они смогут создать новую систему и власти, и отношений в бизнесе? Очень и очень большие сомнения. Нет, по идее, конечно, могут — чего не бывает под луной. Но кто же им даст…

…И самое, пожалуй, неприятное, что отметили практически все политологи, в другом: президентские выборы-2004 — это, по их мнению, только прелюдия к парламентским выборам 2006 года. Через два года-де одна из сторон сможет получить контроль над всеми тремя ветвями власти и уж тогда заработать в полную силу. Потому что народу, напомним, по-прежнему нравится быть статистом и силе этой подчиняться…