Декомпенсация

Спикер Литвин в последнее время выглядит крайне напряженным. Причина волнений Владимира Михайловича никому неизвестна, но по косвенным признакам можно догадаться: что-то не дает спикеру спокойно спать ночами. Например, осведомленные люди утверждают, что Владимир Михайлович резко сократил свой визит в дружественную Турцию. Буквально прочитал лекцию студентам университета Анкары – и сразу домой. Невольно вспоминается известное одностишие Владимира Вишневского: "Нельзя надолго оставлять страну".

От себя можем добавить: страну, которая "беременна" конституционной реформой. И которая, кстати, готовится пойти путем Путина. В том смысле, что грядут выборы, и надо думать о едином кандидате. Причем, думать надо всем – и оппозиции, и так называемому блоку властных сил. Они и думают. Например, донецкие изобрели отличный трюк с программой правительства-2. Суть этой технологии мы уже детально описывали, поэтому только скажем, что у Виктора Януковича появляется возможность легально работать главой КМ и готовиться к выборам – напряженки со стороны парламента быть не должно. К слову, спикер намекнул, что программа №2 это хорошо. Надо бы поддержать. Социалисты и коммунисты с ним не совсем согласны, хотя СПУ была той самой фракцией, которая дала "отмашку" программе Януковича год назад, в апреле.

Но ситуация изменилась. Александр Мороз стал очень разборчивым и главное – более требовательным. Он ставит условия и власти, и своим соратникам по оппозиционному лагерю. И те, и другие вынуждены считаться с мнением "гуру украинской политики". Скажу больше: председатель ВР также входит в круг людей, чьи судьбы так или иначе связаны с поведением главного социалиста. Так получилось. На крутом повороте нынешнего времени Владимира Михайловича подстерегает довольно серьезная опасность. Она заключается в том, что спикер каким-то непостижимым образом не вписывается ни в одну из предвыборных схем. Если кто заметил, то Владимира Михайловича мягко, но настойчиво оттирают от процесса проведения политической реформы. Роль Литвина в данном случае сводится чаще всего к озвучиванию решений, которые принимают другие люди. Это неприятно. Более того, человека, уже длительное время позиционирующего себя как руководителя всего парламента, это может шокировать.

Во-первых, глава парламента оказывается изолированным от главного политического процесса в стране. Возникает естественный вопрос: каков смысл пребывания на посту человека, который только имитирует бурную политическую деятельность?

Во-вторых, при такой расстановке сил Владимир Михайлович естественным образом "выталкивается" на оппозиционный фланг. По крайней мере, многие очень рассчитывают, что нервы спикера сдадут, и он начнет тайно или явно подыгрывать оппозиции. Которой немаловажно заручиться поддержкой столь высокого союзника. Поэтому антивластные силы сегодня делают все, чтобы убедить Литвина: "Владимир Михайлович, вас прэдали". Любой, менее искушенный в тонкостях политической интриги человек, безусловно, "повелся" бы. Но Литвин очень осторожен: недаром же он столько времени провел в Администрации президента. Глава ВР понимает, откуда "уши растут". И чьи они. Поэтому спикер не спешит демонстрировать свое расположение блоку Ющенко. Тем более что у него уже был шанс убедиться в надежности этого партнерства: когда через сессионный зал проходил один из вариантов конституционной реформы – № 4105. Если бы не "вмешательство" ребят из фракции Ющенко, Литвин безупречно провел бы операцию по "завалу" плана Виктора Медведчука. Но этого не случилось. И теперь, "маємо те, що маємо", как говорил еще один видный эсдек.

В-третьих, роль спикера после реализации конституционной реформы совершенно неопределенна. Он не вписывается в новую конфигурацию системы власти. Взять, к примеру, Виктора Януковича: тот подстраховался на случай конституционных неожиданностей. С ним все понятно. После завершения политэксперимента ситуация может сложиться в его пользу: сильный премьер – слабый президент. Где тут спикер? Неясно. Туманной остается судьба спикера и в случае, если полномочия главы государства, избранного в октябре-2004, окажутся достаточно внушительными. Роль председателя ВР в этом случае снова нивелируется, поскольку основными центрами власти станут правительство и президентская администрация. Парламент будет вынужден "обслуживать" интересы одного из них.

Что надо, чтобы хоть как-то этого избежать? Усилить контроль "большевиков" над Верховной Радой – это же естественно. На сегодняшний день ситуация в ПБ неоднозначная, что неудивительно. Чем меньше шансов для деятельности оппозиции, тем вероятней, что эти "противоречия" будут перенесены внутрь большинства. Так оно и есть. Кроме того, сказать, что большинство управляется спикером – было бы явным преувеличением. Одну из ключевых ролей продолжают играть эсдеки. Именно они в последнее время плотно опекают Александра Мороза. Кто договорился с СПУ насчет поддержки конституционного варианта? Объединенные социал-демократы. Чьих рук дело участие фракции Сан Саныча в голосовании 3 февраля? Опять же знакомый почерк. А в чьих СМИ регулярно имеет возможность излагать свои политические взгляды главный социалист? К гадалке ходить не надо – это все эсдековские медиа, которые любезно пиарят Сан Саныча. У многих его соратников по оппозиционной коалиции такой информационный "взлет" вызывает естественное раздражение. Но сделать ничего нельзя: иначе Мороз "выпадет" из конфигурации протестной коалиции.

Правда, бытует мнение, что главный социалист делает все это ради одной большой и светлой цели: кандидатства в президенты. Действительно, Мороз не раз намекал, что готов снова попробовать силы в президентской гонке-2004. Еще одним штампом является предположение, что для социалистов ключевой момент политической реформы – принятие закона о выборах на чисто пропорциональной основе. Якобы этот способ гарантирует партии Сан Саныча политическое долголетие. Доля правды в этом, конечно же, есть. Однако в последнее время все более популярной становится версия о том, что предметом торга лидера СПУ с главой президентской администрации является вовсе не пропорционалка, а пост спикера Верховной Рады.

Действительно, пик популярности Мороза пришелся именно на годы его парламентского "правления". Именно этот пост Сан Саныч в свое время использовал и для президентского старта. Кроме того, одна из устойчивых политических легенд гласит: лидер СПУ всегда хотел быть именно спикером, а не президентом. Для чего, собственно, и написал проект "президент-next", оформленный в виде схемы законодательного перехода к парламентско-президентской республике. Короче говоря, спикерство – это слабое место Сан Саныча. Именно эта роль позволяет Морозу реализовать свои политические задумки: начиная от роли сильного руководителя (но не президента) и заканчивая пропорциональными выборами.

Ничего удивительного, что объединенные социал-демократы использовали эту маленькую слабость главного социалиста. Для "запугивания" нынешнего парламентского шефа Владимира Литвина. Дескать, ради успешности политической реформы и нормального постконституционного функционирования необходимо произвести смену президиума. Можно всего, можно по частям. Это уж как получится. Угроза имеет действие, поскольку "ключ" от президиумной двери находится в руках эсдеков. Имя этой "отмычки" – Александр Зинченко, который прошел в парламент по списку СДПУ(о), но был исключен из рядов партии по причине несогласия с генеральной линией. Александр Алексеевич оказался "заложником" ситуации и сделал заложником все руководство ВР: стоит эсдекам начать процедуру отзыва Зинченко, как пострадает весь президиум. Кстати, СДПУ(о) неоднократно намекала на такую возможность, но еще ни разу не приводила угрозу в исполнение. Однако гипотетически они могут сделать с руководством ВР все что угодно. И сейчас активно намекают Морозу на эти свои возможности. В случае их реализации обновленный состав президиума может выглядеть так: спикер – Мороз, первый вице – Адам Маптынюк, а просто вице-спикер – Виктор Медведчук. В конце концов ему тоже нужно искать свое место в будущей жизни. Вряд ли Виктору Владимировичу удастся сохранить свой статус главы администрации чем бы ни закончились президентские выборы. Вернее, кем бы. Идея о приходе Медведчука в правительство на пост премьера утопична настолько, что это понимает и сам главный эсдек. А вот возвращение ВВМ в парламент выглядит достаточно органично. Особенно если учесть, что контроль над парламентским большинством обеспечивает и контроль над правительством.

Это не означает, что мы пытаемся "демонизировать" образ лидера СДПУ(о) Виктора Медведчука. Но приходится признать: сценарий антикризисного менеджмента, запатентованный Виктором Владимировичем в свое время, продолжает приносить конкретные результаты. Это как с зачеткой в университете: первый год ты работаешь на нее, потом она работает на тебя. Многие до сих пор продолжают рисовать на крыльях медведчуковского "истребителя" звездочки, хотя сам глава АП уже давно никого не "сбивал". Но многие опасаются его происков – по привычке. И, соответственно, нервничают: а вдруг сработает?