Любить по-русски

…Когда-то одна эмансипированная особа спросила у шахматиста Алехина, почему не существует смешанных шахматных турниров: мужчины против женщин. "Вы считаете, что женщины глупее вас? Или хуже играют в шахматы?" На что великий гроссмейстер ответил: "Нет, не глупее. И в шахматы играют прекрасно. Просто они играют в ДРУГИЕ шахматы". Нечто похожее происходит, когда иностранных журналистов "забрасывают" в Россию. Мы вроде бы видим то же самое, но другими глазами. Причем, что самое интересное, — эта возможность увидеть развитие избирательной кампании была предоставлена пресс-группе иностранных журналистов за неделю до выборов президента России.

В принципе, такой шаг можно считать достаточно смелым со стороны администрации президента: выбор России далеко не так однозначен, как может показаться на первый взгляд. Проблемы с электоральной активностью в России реально существуют — это правда. Достаточно бегло просмотреть местные газеты, которые, кстати, представители "Единой России" периодически обвиняют в саботаже президентских и региональных выборов…

Тем не менее зарубежных "шакалов пера" рискнули вывезти на пленэр. Пленэр оказался Крайним Севером. Маршрут был почти тот же, который ровно год назад осилил сам ВВП: Москва—Екатеринбург—Надым—Ханты-Мансийск—Сургут—Тобольск—Тюмень. Мне сложно сказать, почему АП был выбран для представителей масс-медиа именно этот путь. Случайно или нет, но вояж по "ленинским местам" является наглядным подтверждением все более модного среди аналитиков тезиса о том, что великая Россия постепенно становится все более похожей на не менее великий Советский Союз. Схожесть, надо отметить, есть. По крайней мере, экономический потенциал путинской России растет, в чем наша группа могла убедиться, посетив ряд крупнейших металлургических и нефтедобывающих предприятий, вроде Уральской горно-металлургической компании (контролирует почти 40% рынка катодной меди) или ОАО "Сургутнефтегаз" (третье место в РФ по объемам добычи топлива).

Показали, чтобы мы своими глазами увидели: в России плавят золото, производят медь и качают нефть. И все это в больших количествах. Та же УГМК контролирует пятую часть рынка цветных металлов и более половины европейского рынка медных порошков. Тем не менее отличие нынешней России от "прошлого" СССР состоит в том, что даже ее нынешняя экономическая продвинутость не дает возможности разговаривать на равных с Западом. Рейтинг и степень влияния РФ по-прежнему зависят от благосклонности Запада, и, очевидно, это одна из причин, по которой западным журналистам, представителям влиятельных масс-медиа, вроде итальянской "Реппублика" или французского "Эко", демонстрировали все лучшее, что есть в РФ: газ, нефть, золото, медные россыпи, сокровища Югры, меха, рыбу. И, конечно же, крепкую власть на местах. Потому что накануне выборов у президента Путина есть две проблемы: неурегулированность отношений бизнеса с властью и излишняя самостоятельность региональных лидеров.

Власть на местах в России достаточно сильна и независима по той простой причине, что является выборной. Попытки центра ее постепенно ограничивать (с одной стороны, законодательно урезая полномочия, с другой — оперируя экономическими рычагами давления) приводят к конфликтам на властном и бизнесовом уровнях. На этом фоне Уральский федеральный округ является наиболее показательным (в том смысле, что его можно показывать) в плане консолидации общественных политических и экономических институтов. Проще говоря, живой иллюстрацией путинских реформ в сфере админуправления.

Кстати, время демонстрации экономических и социальных успехов России иностранным "шакалам пера" поразительным образом совпало с кадровыми изменениями в правительстве. Кресло, еще не остывшее после Михаила Касьянова, занял технический премьер Михаил Фрадков. Почти одновременно был урезан состав правительства практически вдвое. И еще: новый кабинет стал не просто лояльным к Путину, а чисто "кремлевским" — руководителем аппарата правительства назначен первый заместитель главы администрации президента Дмитрий Козак. Он известен не только своим влиянием в Кремле, но и тем, что является одним из инициаторов поправок к федеральному закону об общих принципах организации государственной власти в регионах. А те, в свою очередь, сводятся к ограничению власти и полномочий местных руководителей, чьи территории входят и в так называемую "тюменскую матрешку": Тюменская область, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа. Оптимизация институтов исполнительной власти должна, по замыслу ВВП, структурировать систему государственного управления.

Фактически это означает, что сразу после выборов в России наступит этап "ограничения" влияния чиновников на развитие экономики. Вряд ли это вызовет восторг у местных руководителей, привыкших практически самостоятельно распоряжаться бюджетами, которые наполняются за счет металлургических или газовых денег. Достаточно посмотреть, к примеру, на Ханты-Мансийск, который по степени зажиточности и обустроенности напоминает северный Лас-Вегас. По большому счету, он — самое яркое впечатление маршрута. В Ханты-Мансийске есть все, начиная от центра развития информационных и космических технологий и заканчивая ледовым стадионом, где проводятся соревнования мирового уровня, и Домом искусств для одаренных детей Севера. Отдельный зал в нем отведен под музей, где ряд выставленных картин куплен на аукционе "Сотби"…

Иными словами, речь идет не просто о вложении средств в образовательные или социальные программы (этого не отнимешь), а о гораздо большем — возможности на месте координировать финансовые потоки, объемы которых обусловлены запасами природных ресурсов: нефти и газа. Исходя из этого, введение новых схем организации государственной власти в регионах можно по степени размаха сравнить разве что с войной Путина против олигархов. Вряд ли ее можно считать законченной, но, как отметил один из заместителей руководителя "Сургутнефтегаза": "Спрашивать о Ходорковском сегодня немодно". Зато скоро будет модным интересоваться перспективами, например, губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Александра Филипенко.

В свою очередь, и региональные лидеры, и представители крупного бизнеса использовали путинский медиа-бронепоезд в собственных целях. Главная из которых — продемонстрировать, что на их плечах держится экономическая стабильность государства. Государства, которым Владимир Путин собирается руководить еще четыре года. В Сургуте у журналистов нашей группы была реальная возможность отследить технологическую цепочку добычи "черного золота". Почему нам показывали нефть? Все очень просто — срабатывает старый принцип: нефть пахнет деньгами, деньги пахнут властью. Это как нигде ощутимо в России: высокая мировая цена на топливо, по сути, помогла Путину "сделать" реформы. Исходя из этого, любые переделы и "зачистки" чреваты разрушением основ стабильности, а значит, и подрыва мощи самого президента. Намек достаточно прозрачен: мол, если Путин начнет активно проводить политику антикоррупционных зачисток, направленную в первую очередь на крупных нефтяных олигархов и металлургических королей, то рухнет та опора реформ, которая делает Россию значимой и в собственных глазах, и в глазах Запада.

К слову, поездка по "нефтяным точкам" РФ наводит еще на одну мысль: огромные запасы нефти и газа — это благо для страны или бремя? В принципе, примеры таких государств, как Кувейт, однозначно показывают, что нефть и процветание это слова-синонимы. Нельзя не учитывать и того, что все мировые экономики "поднялись" на нефтедобыче. Россия не является исключением. Однако экономический подъем в ее случае сопровождается ужесточением давления центра на местную власть. Впрочем, это не чисто российский рецепт. Еще английский историк Томас Маколей справедливо подметил, что "удержание в подчинении отдельных провинций порой стоит дороже, чем сами эти провинции"…

Честно скажу: впечатление от этой поездки неоднозначное. С одной стороны, нельзя не замечать перемен, происходящих в России: за четыре года правления Владимиру Путину удалось усовершенствовать механизмы рыночной экономики, а также добиться социальной ответственности бизнеса — явления, которое в Украине пока только пускает слабые "корни". Например, УГМК или "СНГ" тратят на социальные программы колоссальные средства, спонсируя развитие спортивных команд, возводя огромные храмовые комплексы, подобные тому, который построен на месте расстрела царской семьи в Гатиной Яме, или обеспечивая работу суперсовременных санаториев вроде сургутского "Кедрового лога". С другой стороны, мои коллеги неоднократно отмечали закрытость и недемократичность некоторых процессов, происходящих в РФ накануне выборов. Значит, это видно даже человеку не говорящему по-русски. Россию часто упрекают в недемократичности именно западные наблюдатели. Мне же кажется, стоит смотреть на все это под другим углом зрения. Россия не антидемократична и не суперуспешна. Она просто нормальна. Она проходит путь, который до нее прошли многие государства. На этом пути есть характерные для него явления: коррумпированность, проблемы со свободой слова, переделы рынков. Власть в России далека от совершенства. Но она к нему стремится. А это позитивный фактор. Раньше этого не было….