Закрывающаяся демократия

Как-то, несколько лет назад, желая лично убедиться, что "железный занавес" времен существования СССР на западных рубежах новой Родины – Украины пал окончательно, я решил выйти с территории бывшего Союза пешком. Не нелегально, а с нормальным заграничным паспортом и соответствующей шенгенской визой – для стран "продвинутой" демократии. А ближайшие восточные соседи тогда еще недостаточно демократизировались и потому виз не требовали. Об этом, мне казалось, я мечтал с тех пор, как довольно рано понял, в какой маразматичной стране живу, и как трудно мне будет ее покинуть даже с целью туризма…

Так вот, заручившись на всякий случай поддержкой украинских друзей, имевших хороших знакомых среди пограничников по обе стороны границы (бизнес обязывал), я действительно прошел в одну из бывших стран-"соцсестер" (сами, надеюсь, знаете, почему не скажу какую – пешеходных переходов тогда еще не существовало) пешком. И рад был безмерно, потому что все прошло гладко, незаметно и практически без нарушений закона, ибо мои документы видели все, кому надо по обе стороны границы, а мои друзья ехали рядом на авто. Ощущение, скажу вам, было аховое!

Еще через пару лет я решил проделать то же самое, только с обратной стороны. Возвращаясь с какого-то фестиваля во Франции на автобусе, я решил пройти французско-немецкую границу тоже пешком. Я вышел из автобуса, который начали активно "шмонать" на автомобильном переходе, и направился к небольшой будке такого же перехода, но пешеходного. Передо мной к окошку подошла небольшая группа американского молодняка постхипповатого вида в мятых футболках, с огромными рюкзаками, "фенечками" на руках и в пирсинге во всех самых немыслимых местах. Ребята явно добирались из Франции в остальную "матушку Европу" автостопом и были настроены крайне миролюбиво. Но вы бы видели, как они взбеленились, когда немецкая пограничница или кто там у них сидит в будке, видимо, что-то спросила о визах. Перебивая друг друга, они начали вопить, что они – "американцы, у которых безвизовое посещение". Немка просмотрела паспорта, и ребята пошли восвояси знакомиться с прародиной. Мой же украинский загранпаспорт немка видела, похоже, впервые и потому только несколько заинтересованно его просмотрела. А когда увидела шенгенскую визу, то вернула и равнодушно кивнула, мол, проходи. И очень удивилась, когда я попросил проштамповать документ. Ей – лишнее телодвижение, но я ведь знал, что мне предстоит выезжать уже из Германии в Польшу, и кто-то может поинтересоваться, как и где я попал к тевтонам.

Перестраховка оказалась лишней: я так же спокойно перешел сначала в Польшу, а потом по пешеходному переходу, где меня чуть не задавили утренние мешочники, в Украину. Автобус же, в котором я ехал, "мурыжили" подолгу на каждом переходе, что-то сверяли, кого-то искали и т. д. А я убедился – СССР, "железного занавеса", отрыжек "холодной войны" нет – ура! Более того, я даже получил подтверждение, что когда ты идешь один, как индивидуум и законопослушный гражданин, то к тебе большее уважение, чем к какой-то группе. Короче, приоритет личности, демократия и все такое.

Однако, как оказалось, ничто действительно не вечно под луной: ни СССР, ни… "западная демократия". Ведь вспомнил я то осуществление своей юношеской мечты даже не потому, что повторение его уже невозможно, так как восточные "экс-сестры", сами прорвавшись в Евросоюз, ощетинились против граждан – "бывших родственников" визами и довольно жесткими по смыслу и унизительными по форме правилами их получения. И не потому, что США и страны шенгенской зоны Европы ужесточили визовый режим. В этом вопросе Штаты вообще вообразили себя волшебной страной Оз или какой-то "секретной базой", которую вознамерились незаконно посетить все либо желающие счастья, либо преступные элементы Галактики и ее окрестностей. С 1 августа прошлого года США ввели новые правила выдачи виз. В частности, обновилось требование к фотографиям, размер которых теперь не 3 на 4, а 5 на 5 см. В нем явно просматривается умственная неполноценность либо тех, кто инструкцию придумал, либо тех, к кому ее применяют. "Человек, изображенный на фотографии, должен смотреть непосредственно в объектив, а не наверх и не в сторону. Лицо на фотографии должно занимать приблизительно 50% пространства снимка. Голова заявителя – лицо и волосы – должна быть видна полностью, то есть от макушки до подбородка и до линии волос по бокам. При этом мы рекомендуем претендентам на визу не закрывать уши волосами", – так звучит этот образчик борьбы с международным терроризмом и инструмент поимки Усамы бин Ладена. И я не знаю, как обстоят дела с ушами у злокозненного старикана, но один мой знакомый на полном серьезе пытался как-то "активировать" уши – подпереть их для пущей видимости, ибо они у него небольшие и не просматривались на фото анфас. Конституция органов слуха у него, грубо говоря, такая с рождения. И всю жизнь не беспокоила, а тут парень занервничал. А с нового года американцы ведь желают у себя иметь еще и отпечатки пальцев, а на очереди, скорее всего, – обязательная сдача биометрических данных каждого желающего увидеть нью-йоркскую статую Свободы…

Но это еще хоть как-то понятно: страна, претендующая на роль нового мирового жандарма, в принципе, должна иметь картотеку вероятных преступников. Однако меня просто потрясло сообщение о том, что США, орущие о себе, как о "единственной колыбели демократии в современном мире", но страшно напуганные террористами, начали визовые репрессии не только против граждан из стран "третьего мира", "оси зла", "спонсоров терроризма" и, ясное дело, "постсовка", но и против жителей западного, извините, "цивилизованного мира". Более того, первыми под каток "антитеррористической профилактики" попали журналисты. По подсчетам газеты "Чикаго Трибюн", за последние месяцы можно насчитать примерно 30 случаев, когда сотрудники зарубежных СМИ были задержаны на американской границе и отправлены назад. Причем, это случается и с журналистами из 27 стран, которые Вашингтон относит к категории "дружественных", то есть не требует от их граждан въездных виз. Но льгота распространяется не на всех. Если человек едет в США в качестве сотрудника иностранных СМИ, ему в любом случае нужно получить визу типа "Ай". До этого американцы требовали выполнения данного пункта без излишней строгости. Теперь же на журналистов "дружественных" государств, пренебрегших этим правилом, по итогам паспортной проверки могут надеть наручники.

Многие, конечно же, задались и таким вопросом: не идет ли речь о целенаправленных действиях по ограничению допуска иностранной прессы в Америку? "Было бы совсем неудивительно, если бы другие страны начали принимать ответные меры в отношении США по поводу обращения с журналистами, – заявил президент Международной федерации журналистов Кристофер Уоррен. – Это было бы крайне прискорбно, поскольку к Соединенным Штатам по-прежнему относятся как к стране, где можно увидеть образцы демократии в действии".

Действительно – прискорбно. Прискорбнее был бы только номер, когда "столпы демократии" начали бы обмениваться визовыми "фигами" на своих границах. И к этому, похоже, идет. Как известно, недавно правительства Европейского Союза приняли предварительное решение о вводе в действие паспортов нового типа, в которых тоже будет содержаться биометрическая микросхема для идентификации владельцев по отпечаткам пальцев либо по рисунку радужной оболочки глаза. Согласно заявлениям официальных лиц, подобный шаг обусловлен значительно участившимися в последнее время случаями подделки документов. Кроме того, свою роль сыграли именно те, утвержденные в 2002 году, новые правила въезда в США, требующие от стран, граждане которых имеют право на безвизовое посещение Соединенных Штатов, ввести до конца октября 2004 года паспорта с биометрическими идентификаторами.

А еще прискорбнее то, что США-то, а вместе с ними и европейские "киты демократии" по-прежнему учат других, как "демократию любить" и "свободу слова защищать и развивать". И самое страшное от этой закрывающейся демократии – даже не в том, что постоянными визовыми унижениями бывших постсоветских граждан дискредитируется сама идея этой демократии западного образца. У многих не продвинутых, а обычных, рядовых бывших граждан некогда закрытого общества, которые только поверили, что оно исчезло, его "новое издание" вновь возрождается из забытья не только в сознании, но и в виде уничтожающих человеческое достоинство консульских процедур при желании попасть на Запад. И какая, скажите, для этих граждан разница между тем, что раньше их не выпускали из Союза, а теперь не впускает Запад? Отвечаю – НИ-КА-КОЙ!

А ведь ездить в "тот мир" постсовкам ой как надо! Помню, как во время первой своей поездки в Венгрию, считавшуюся "витриной достижений социализма", стал свидетелем, как туристка из нашего украинско-российского "поезда дружбы", представляющая славный город Ярославль или что-то вроде этого, посетила расположенный в районе улицы Ваци в Будапеште магазин франко-итальянской моды. Денег тогда совкам меняли по 530 рублей и по своему, а не венгерскому курсу, поэтому купить можно было многое. Но вы представьте: барышня из Ярославля, где она увиденное в обыкновенном венгерском магазине и по телевизору не лицезрела, ассортимент – аховый, весь любезно разложенный для посетителей каталог продукции висел на вешалках и стеллажах, и главное – можно было не только посмотреть, но и купить! Но поскольку ВСЕ купить было все же нельзя, то у барышни тихо поехала крыша – она подвинулась рассудком. И все оставшиеся семь дней турпоездки она провела в психлечебнице, а домой отправилась, как пел Высоцкий, "в стеклянной колбе": так ее пытались привести в чувство "реального социализма" чистейшим кислородом.

И я не знаю, вылечили ли эту несчастную в ее Ярославле, но если вылечили, то правоверной советской гражданкой она уже не была никогда. Невзирая на Ярославль. И никакая повестка дня комсомольского собрания уже не прельщала ее с такой силой, как это проделал магазин на Ваци. И именно тогда не один понял, что если бы советских людей еще в то время возили по западным магазинам в каких-то стеклянных, но плотно закрытых поездах – чтобы можно было видеть, а нельзя потрогать, – то Советский Союз рухнул бы намного раньше. А самое удивительное – в том, что и в наши дни всеобщей нищеты, когда все вроде бы и есть, но купить его могут немногие, этот "рецепт" прививки любви к западной демократии и западному благоденствию не потерял своей актуальности. Главное – чтобы постсовки выезжали и смотрели. И исконные короткие русские слова, начертанные гвоздем на бамперах авто или мелом на стенах домов и соединяющие латинские "икс" и "игрек" с национальным колоритом, – это не такая уж и большая плата за невозможность восстановления "империи зла". Но ведь проблема, оказывается, в том, что после падения одной – советской – "империи зла" сыграть ее роль устремились слишком многие. И не надо западным людям удивляться, почему это на постсоветской территории многие, и не только пожилые люди голосуют за коммунистов ортодоксального образца. Как говаривал Жванецкий, если других туфель не видел, то и наши хороши…

…Хотя, с другой стороны, в принципе, ничего удивительного в том, что американцы закрываются в первую очередь от журналистов, нет. Не исключено, что многие в Вашингтоне уверены, что журналисты (не важно какие – западные или постсовковые), рассказывающие правду о США, – похуже террористов. И уж какая тут демократия и свобода слова, когда они спокойствию "хозяев мира" угрожают – такова природы любой "империи зла"…