Почти абсолютная победа

По предварительным данным ЦИК Грузии из 30 избирательных участков, обнародованным в понедельник днем, единый кандидат в президенты Грузии от правящих блоков "Национальное движение" и "Бурджанадзе-демократы" 36-летний Михаил Саакашвили получил около 95% голосов избирателей. По мнению международных наблюдателей, грубых нарушений на избирательных участках не было, а относительно тех, что все же были обнаружены, представители Центризбиркома высказались в том смысле, что они "носили незначительный характер и не повлияли на ход выборов". Между тем, новый президент Грузии рассказал о том, что собирается делать в первую очередь…

По словам нового президента, его первым шагом станет проведение конституционной реформы в кратчайшие сроки. В стране, по его плану, будет введен институт кабинета министров, который позволит обеспечить "более гибкую систему управления страной". Кроме того, "в ближайшие дни в парламент будет внесен пакет законопроектов по борьбе с коррупцией" и будет назначена дата парламентских выборов.

Саакашвили заявил, что перестановки в правительстве "возможны, но будут не радикальными". И особо подчеркнул, что Зураб Жвания сохранит свой пост госминистра, который получил сразу после переворота. Саакашвили пообещал позаботиться и о своем предшественнике. Несмотря на "ошибки и преступления в прошлом", Шеварднадзе оставят правительственную охрану и резиденцию. Сам Шеварднадзе признался, что голосовал за Саакашвили. После завершения голосования экс-президент на вопрос журналистов, что он пожелает будущему президенту Грузии, ответил: "Много и лучше работать, меньше говорить и больше делать дела". Во внешней политике, как объявил Саакашвили, "одним из основных приоритетов нового руководства Грузии является установление гораздо более тесных, теплых, дружеских отношений с Российской Федерацией". По его словам, "первые шаги в этом направлении уже сделаны". Из наиболее острых вопросов российско-грузинских отношений, какими являются ситуация в Абхазии и будущее российских военных баз, Саакашвили для первой пресс-конференции выбрал Абхазию. "Мы очень рассчитываем в этом вопросе на более конструктивную роль России", – сказал Саакашвили про взаимоотношения Москвы с непризнанной республикой, – и тогда, возможно, Грузия пойдет "на неординарные решения".

По оценкам международных наблюдателей, "грубых нарушений на избирательных участках не было". Руководитель группы наблюдателей от Совета Европы Матиас Йорш заявил журналистам, что "выборы были прозрачными и свободными, поэтому люди отдали свои голоса желаемому кандидату". Между тем некоторая часть наблюдателей утверждает, что на выборах имели место нарушения. Однако представители Центризбиркома и значительное большинство наблюдателей считают, что эти нарушения "носили незначительный характер и не повлияли на ход выборов". Окончательные итоги выборов будут известны во вторник вечером или в среду утром. По словам главы грузинской ЦИК, "официальный протокол по итогам выборов будет представлен в течение недели, и ЦИК не будет ждать 16 дней, как это предусмотрено Избирательным кодексом".

Как и следовало ожидать, в Вашингтоне, который аналитики не без оснований считают главной "движущей силой" грузинской революции, с удовлетворением встретили победу Саакашвили: как заметила "The Washington Post", новый грузинский президент является самым американизированным главой государства на постсоветском пространстве, не считая стран Балтии.

Вашингтон надеется, что Саакашвили принесет Грузии стабильность, которая также будет способствовать окончанию строительства нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан. Не далее как в прошлый вторник Экспортно-импортный банк США гарантировал 160-миллионный кредит на закупку американского оборудования и услуг для строительства нефтепровода, который, как надеются в Вашингтоне, уменьшит зависимость Запада от нефти Персидского залива и от российских трубопроводов.

Вашингтон рассчитывает, что к будущему году в турецкий порт Джейхан с населением полторы тысячи человек потечет прикаспийская нефть, и из стратегических соображений готов мириться с ее дороговизной. Гнать нефть через Россию или Иран было бы намного ближе и дешевле, но это дало бы Москве и Тегерану слишком большое влияние на энергетическое будущее Запада.