Парламентский прокурор

Мало кто сомневался в том, что именно кандидатуру Геннадия Васильева президент подаст на рассмотрение парламента. В отличие от Святослава Пискуна, он немногословен, не публичен, находится в прекрасных отношениях с изгнанной из ведомства командой Михаила Потебенько и явно не будет улаживать деловые вопросы посредством телефонного общения с подчиненными. Хотя бы потому, что его бизнес-интересы сконцентрированы в одном регионе. Еще одна причина, по которой президент решил подавать кандидатуру Васильева, заключается в том, что он – не Атаманюк. Точнее, не выдвиженец СДПУ(о), поскольку именно этого человека хотел бы видеть в кресле генпрокурора Виктор Медведчук…

Почему Васильев?

Обычная история, я вам скажу: эсдекам хватило сил, чтобы уволить неугодного генпрокурора, но, похоже, не удастся пролоббировать на этот пост своего протеже. Так было неоднократно, и самый яркий пример – смена губернаторов во Львове – лишнее тому подтверждение. Впрочем, осведомленные источники утверждают, что кресло Пискуна в настоящий момент – не основная цель Медведчука и его команды, гораздо более интересным им представляется портфель министра финансов (вокруг которого сейчас развернута профессиональная интрига) и главы комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. А сражение на двух фронтах одновременно чревато опасностью не поймать ни одного зайца. Тем более что за Александром Атаманюком закрепилась устойчивая репутация человека с армейскими привычками (он долгое время был начальником Главного управления военных прокуратур), и, главное, умеющего подставлять начальство. Александр Григорьевич, думаю, не обидится на нас за правду, если мы вспомним, как лихо он рассказывал в прямом эфире программы "Эпицентр", о чем его шеф беседовал по телефону с Виктором Ющенко. Кроме того, свидетели утверждают, что генерал-лейтенант юстиции был явно слабоват на Туринском процессе. А генпрокурору нужно быть еще и дипломатом.

Что же касается широко обсуждавшейся кандидатуры Ольги Колинько, то, во-первых, у нее не было шансов набрать необходимое количество голосов в парламенте, во-вторых – в стране столько не вскрытого пока безобразия, в том числе не рассмотренных губернаторами жалоб граждан, что покидать должность главы Координационного комитета по борьбе с оргпреступностью ей рановато.

Этапы большого пути

Геннадий Андреевич Васильев родился в Донецке в 1953 году. 3 октября ему исполнилось 50, в честь чего президент Украины наградил зампреда Верховной Рады орденом "За заслуги" 2-й степени. Скромная, надо сказать, награда к юбилею, из чего следует, что с коллегой-юристом из АП у него не самые радужные отношения.

В 1972 году наш герой поступает в Харьковский юридический институт. А после его окончания в 1976 году приходит стажером в прокуратуру одного из районов родного Донецка. Уже к середине 80-х годов Геннадию Васильеву доверили возглавить прокуратуру Ленинского района Донецка, в 1984 – он стал начальником следственного управления прокуратуры Донецкой области.

А еще через три года "наклевывается" командировка в Киев: около года Геннадий Андреевич руководит сначала отделом по контролю за расследованиями на местах уголовных дел, затем – отделом общего надзора прокуратуры Украинской ССР.

В беседах с автором этих строк тогдашний начальник Васильева Михаил Потебенько отзывался о своем подчиненном исключительно положительно. Подчеркивая при этом, что при внешней сдержанности и даже мягкости донецкий прокурор – весьма жесткий и требовательный человек. Впрочем, после августовского путча пути Потебенько и Васильева резко разошлись: первого ждала краткосрочная опала, второго – престижная должность прокурора Донецкой области. Он занимал ее до 1996 года и оставил, когда в парламенте, куда он избрался еще в 1994 году, началась борьба с депутатами-совмещенцами. Однако уже через год Геннадий Андреевич вернулся на прежнее место работы, защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук в области хозяйственного права и… вновь отправился завоевывать депутатский мандат. Кстати, именно Геннадию Васильеву принадлежат замечания в проекты Хозяйственного (Коммерческого) и Налогового кодексов Украины. Если же говорить о его законотворческом багаже, то он включает участие в разработке законов "О прокуратуре", "О милиции", "Об организационно-правовых основах борьбы с организованной преступностью", "О налоговой администрации", нового Уголовного кодекса Украины.

В немногочисленных интервью, Геннадий Андреевич поясняет свое стремление быть депутатом, а не прокурором именно законотворческим интересом. Вместе с тем, присутствие в Киеве позволяло ему решать определенные вопросы региональной бизнес-элиты, которая зарождалась и крепла в тяжелом противостоянии с днепропетровской группой Павла Лазаренко. К слову, бытует легенда, что Васильева должны были назначить генпрокурором еще лет семь-восемь назад – после отставки Владислава Дацюка. Но не кто иной, как Лазаренко пролоббировал на эту должность своего земляка Григория Ворсинова, и уже готовый указ на Васильева положили "под сукно".

Как бы там ни было, но во время первых двух депутатских "сроков" у донецкого прокурора установились "особенно тесные" контакты с региональным концерном "Энерго" и его владельцем Нусенкисом. Однако Васильев умел распоряжаться этими отношениями настолько осторожно, что никто из самых злобных недоброжелателей не сумел подкопаться к нему и обвинить в лоббизме интересов концерна, который в настоящий момент включает украинско-либерийское СП "САВІ", ряд зарегистрированных в Голландии фирм, АКБ "Кредитпромбанк" и целую "вязанку" пакетов акций шахт, коксохимов и даже агрофирм. Таким образом, все рассказы о политико-бизнесовой связке "Васильев–Нусенкис" базируются исключительно на слухах. Не следует также забывать, что родной брат парламентария – Александр Васильев – работает главой областного управления ГНАУ и в состоянии решить многие вопросы деловой жизни региона самостоятельно, при минимальной поддержке Геннадия.

Родные пенаты

Возвращение Васильева в систему Генпрокуратуры, если оно состоится, вряд ли приведет к революционным кадровым перестановкам, но изменения будут в любом случае. По крайней мере, на местах и в рядах замов. По сути, после отставки Святослава Пискуна произошел "бунт" региональных прокуроров, которые бодро рассказывали перед телекамерами о том, как их принуждали перегонять вагоны с капроновыми колготами на фирму "Рекон". Оставим эти откровения в стороне. И взглянем реально, на кого господин Васильев может опереться в новой должности. Без сомнения, это донецкий прокурор Виктор Пшонка, который, сменил Васильева в 1998 году. Кроме него "человеком донецких" является Александр Медведько. После окончания в 1980 году Харьковского юринститута он работал прокурором Дружковки и Константиновки, а затем возглавлял управление надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности прокуратуры Донецкой области. Поговаривают, что неплохие отношения у Васильева еще с одним донетчанином – Виктором Кудрявцевым. Правда, в регионе он работал лишь год после окончания Харьковского юринститута, а затем трудился в столичной прокуратуре и в фирме "Адамант". Но корни, знаете ли, это такая штука…

По сути, вопрос о сохранении в должности будет стоять лишь в отношении Виктора Шокина, считающегося протеже Пискуна, а также Александра Атаманюка. Интересно, что последний сейчас не появляется в стенах прокуратуры (то ли на больничном, то ли в отпуске): его обязанности выполняет генерал-майор юстиции Петр Козырь. Для Атаманюка приход нового прокурора будет шансом как подняться (при лоббистской помощи эсдеков), так и отправиться в почетную ссылку – в органах не очень чтут ябедников. Точно так же довольно призрачный шанс "вернуться из загона" будет у членов команды Михаила Потебенько: без сомнения, бывший генпрокурор будет за них просить, но неизвестно, хватит ли на всех мест. Ведь не секрет, что ценой прохождения Васильева через парламент станут договоренности о кадровых вопросах.