Двойной "Крымский след" в деле Гонгадзе

Буквально на днях во Всемирной паутине появилась новая версия убийства Георгия Гонгадзе, которую условно можно назвать "крымской". Согласно ей, журналиста утопили в Черном море. В связи с появлением этой версии возникли, так сказать, претензии одного интернет-издания к другому – "Провокации" к "Агентству завтрашних новостей" ("АЗН"). Сотрудники "Провокации" обвинили своих коллег из "АЗН" в том, что они окончательно оборзели. Но обо всем по порядку.

Вчера, 22 сентября, по инициативе "Провокации" в информационном агентстве УНИАН была проведена пресс-конференция, во время которой общественность посвятили в подробности "крымской версии" убийства Гонгадзе. Если коротко, она выглядит примерно следующим образом. В 1999-м году предприниматель из Симферополя Галина Потапенко попала под "каток" доблестных работников ГНАУ. Связавшись с Георгием, она попросила его о помощи, и он не отказался. В качестве оплаты журналистского труда, как планировала Потапенко, Гонгадзе должен был получить часть выручки от принадлежащего предпринимателю безумно дорогого браслета, в котором было около 250 бриллиантов. Кроме браслета, предприниматель Потапенко владела также колье, в котором было еще больше "камешков" – 280. Стоимость двух этих украшений, как утверждает Потапенко, превышает $500 тысяч. По большому счету, если верить статье со страницы "Провокации", в убийстве Гонгадзе не было никакой политики – чистый криминал, а поводом для устранения журналиста якобы стали именно упомянутые драгоценности.

Потапенко утверждает, что после того, как ее арестовали, у нее в доме проводили обыск, после которого пропали бриллиантовые браслет и ожерелье. Но, находясь в следственном изоляторе с декабря 1999-го, предприниматель не знала об этом – ей сообщили об исчезновении драгоценностей родственники только в октябре 2000-го года, когда она вышла на свободу. Потапенко утверждает, что была не в курсе даже относительно того, что Георгий заинтересовался ее делом и 17 сентября 2000 года, по словам ее сына Дениса, приехал в Симферополь. 18 сентября Денис Потапенко рассказал Гонгадзе об исчезновении драгоценностей и показал их фотографии и экспертную оценку. Георгий попросил снять с этих бумаг ксерокопии и пообещал обязательно присутствовать на суде, где должно было рассматриваться дело Галины Потапенко. Георгий собирался направиться в Ялту, где, по словам Дениса Потапенко, должен был проводить семинар с Аленой Притулой. Но перед этим Гонгадзе собрался зайти в налоговую. В свидании с подследственной (Потапенко) ему отказывают, но предлагают подбросить в Ялту – туда же собирались ехать на машине налоговики.

Далее. Редакция "Провокации" допускает, что, приехав в Ялту, Георгий согласился на предложение сотрудников налоговой милиции искупаться на одном из местных пляжей. Предположительно, это было после 18.00. Купаться пошли не все: один из налоговиков остался с вещами и, как следует из публикации о "крымском следе" в деле Гонгадзе, успел прошерстить сумку Георгия. Найдя ксерокопии фотоснимков и экспертной оценки драгоценностей, он рассказал об этом своим сотрудникам, когда те вместе с Георгием вышли на берег. По версии Галины Потапенко, на пляже Гонгадзе был именно с теми сотрудниками налоговой, которые проводили обыск на ее квартире, предшествовавший исчезновению драгоценностей. Второе купание, как предполагает предприниматель Потапенко, закончилось для Георгия трагически – зайдя в воду в сопровождении налоговиков, он уже не вышел на берег. Именно в таком свете Галина Потапенко предполагает развитие событий 17-18 сентября 2000 года.

А теперь о том, как "отличились" сотрудники издания "Агентство завтрашних новостей" в связи с "крымской версией" убийства Гонгадзе. Создав интернет-страницу, практически неотличимую по дизайну от "провокационной" (действительно, от настоящей "Провокации" данная страница отличается только адресом), они поместили на нее статью о "крымском следе" в деле Гонгадзе с "Провокации", внеся в нее незначительные, но очень существенные изменения. В частности, в оригинал статьи "вставлены" два фрагмента, в которых фигурирует генеральный прокурор Святослав Пискун. По "обновленной" версии выходит, будто бы Святослав Михайлович возглавлял группу, проводившую обыск в квартире Галины Потапенко. Кроме того, по версии "АЗН", которую, по некоторым данным, контролирует известный российский политтехнолог Марат Гельман, за рулем автомобиля, в котором якобы отправился в свою последнюю поездку Георгий, тоже сидел именно нынешний генпрокурор.

Как можно понять, "Провокация" обвиняет "АЗН" в моделировании интернет-страницы, похожей по дизайну на "провокационную". Кроме того, работникам "АЗН" вменяется в вину то, что они вбросили в Интернет баннер с рекламой данной статьи, в котором также указывается: мол, автором новой версии является "Провокация". В общем-то, технология "отмывания" информации из Интернета не нова, но такие фокусы с псевдостраницами настоящих интернет-изданий и с баннерами – это, пожалуй, новшество.

Конечно, по состоянию на сегодняшний день версия убийства Георгия Гонгадзе, изложенная симферопольским предпринимателем Галиной Потапенко, не может претендовать на аутентичность: для этого необходимо, чтобы ее тщательно изучили соответствующие структуры. Примечательно другое: в "переделанной" статье делается упор на непосредственную причастность к смерти Георгия Гонгадзе Святослава Пискуна, и делается это специалистами, шефа которых связывают с представителями одной очень известной в Украине политической силы.