Жизнь после власти

Один умный министр сказал как-то, что указ о назначении – это первый шаг к отставке. Так же, как указ об отставке – первый шаг к новому назначению. Все зависит от того, как ты уходишь. Председатель Фонда государственного имущества Александр Бондарь уходит медленно. С момента подачи заявления – 1 марта – прошло почти три недели. До момента удовлетворения этой просьбы президентом, по всей видимости, пройдет гораздо меньше времени.

Вчера по информационным агентствам прошла краткая информация о том, что Бондаря принял Леонид Данилович и выслушал его рассказ на тему выполнения программы приватизации во время руководства Фондом госимущества. Председатель ФГИ также подтвердил намерение уйти в отставку по собственному желанию. Вот, пожалуй, и все, что было сообщено пишущей братии. Хотя обсуждались, несомненно, животрепещущие темы. В том числе – дальнейшая судьба Александра Николаевича. Пока, по слухам, экс-глава ФГИ собирается отдохнуть. Внимательный наблюдатель наверняка знает, что существует определенная традиция в новом назначении "свежеуволенных". Поскольку высоких государственных должностей на всех не хватает, то стоит условная очередь, продвигающаяся раз полтора-два года. Человек, пробывший на своем посту несколько лет и уволенный без "перевода" на другую работу (вполне конкретную, а не просто – формулировку), некоторое время находится "в резерве". Потом, если подворачивается подходящий пост, попадает в число претендентов, которое никогда не бывает малым. И если у него сохранилось влияние и поддержка в определенных кругах, вопрос нового назначения решается положительно.

В этом смысле у Бондаря есть как плюсы, так и минусы. Он – человек президента, не относящийся конкретно к какой-либо политико-финансовой группе. Другими словами, ему нечего ждать, что его начнут "проталкивать" на возможные вакансии однопартийцы или хотя бы единомышленники. Тут одинокому "приватизационному волку" рассчитывать можно лишь на самого себя и тех "питомцев", кто был доволен работой ФГИ на 100% и до конца верен лично увольняющемуся главе. Такие люди есть, но их немного. В силу разных причин. Например, потому что бизнес – это борьба между победителями, а не "отпаивание валерьянкой" побежденных. Поэтому, бизнес-группы, вхожие в ФГИ при Бондаре, сосредоточат свои усилия на том, чтобы сохранить "пропуска" и к новым людям. А не на том, чтобы выискивать тепленькое местечко Александру Николаевичу.

Поскольку ждать милости от других бессмысленно, Бондарь может попытаться взять их своими руками. Он не первый раз уходит. Не в формальном плане, а в психологическом. Участие в выборах в проходной части списка Партии зеленых как раз и было неудачной попыткой сменить кресло приватизатора на скамью депутата. С момента провала этой попытки отставки Бондаря ждали, ее обсуждали, прогнозировали не только СМИ, но и истеблишмент. И было бы странно, если бы в условиях продолжавшейся год шумихи ее главный герой не подыскал себе запасной аэродромчик. Конечно, второй Институт приватизации он делать не будет: эта ниша занята его конкурентом Александром Рябченко. Ну вот, например, создается ассоциация фондовиков. Думаю, что торговцам ценными бумагами, инвесткомпаниям и т.д. было бы полезно иметь во главе общественной структуры такого знающего и вхожего в высокие кабинеты человека, как экс-глава ФГИ. Но это теория. На практике, все зависит от договоренностей между Бондарем и первым лицом государства.

Леонид Данилович относится к ФГИ неоднозначно. С одной стороны, он часто резко критикует работу Фонда (достаточно вспомнить его слова о том, что "в ФГИ харакири надо кому-то делать, в три шеи гнать" от 23.09.2002 г.). С другой – отношение лично к Бондарю скорее понимающее: человек пережил два инфаркта, пытался работать как можно лучше. Возможно, не все у него получалось. Но кто делал это лучше его: Юрий Ехануров, Владимир Лановой? Ответ скорее отрицательный, чем положительный. По этой причине уход кавалера орденов "За заслуги" и других правительственных наград с поста главы ФГИ был "подслащен". Указом президента Украины от 13.03.2003 года заместитель председателя Фонда государственного имущества Юрий Гришан был освобожден с должности на основании представления Александра Бондаря от 5.02.2003 года. Официальной причиной стало то, что Юрий Гришан, в частности, не обеспечил своевременную разработку и предоставление на рассмотрение Кабинета министров Государственной программы приватизации на 2003-2008 гг., что повлекло существенную задержку ее принятия, а также утратил контроль над рынком субъектов оценочной деятельности, что стало причиной серьезных осложнений на нем. Учитывая сложный характер отношений между Бондарем и Гришаном, увольнение последнего с такой "крутой" формулировкой, наверняка стало незначительным бальзамом на раны первого. Дескать, жизнь тяжела, но доля справедливости в ней есть.

Однако увольнение Гришана не решает проблемы дальнейшего трудоустройства Бондаря. Быть председателем профильного объединения коммерческих структур – не выход для него. С каждым днем оббивать пороги кабинетов бывших подчиненных станет все противнее, а время, проведенное в приемной – все длиннее. Поэтому нет сомнений, что последнюю встречу с президентом в должности главы Фонда Бондарь использовал для обсуждения своего будущего статуса. Только им двоим точно известно, о чем попросил Александр Николаевич и попросил ли вообще. Возможно, по существующей в таких случаях традиции, он скромно заметил: "куда направите, Леонид Данилович, там и буду работать, не покладая рук…".

Пока навскидку трудно заметить подходящий для экс-главы ФГИ пост. Когда-то он намекал, что хотел бы податься в науку. Но что у нас "наука", тем более для людей такого ранга? Дипломатическая работа? Какое-нибудь торгпредство в России? Тоже может быть, хотя и сомнительно. В таких случаях иногда появляется резервное место заместителя председателя СНБО или на худой конец – звание советника президента. Почетное, но бесполезное утешение для бывших сильных мира сего. Не исключено, что на первых порах господина Бондаря ждет именно такая участь…