Чужой

Экс-глава президентской администрации, спикер Верховной Рады Владимир Литвин почувствовал себя простым советским разведчиком. Он в полной мере осознал глубинный смысл выражения "свой среди чужих, чужой среди своих". По большому счету, его даже жалко. Он столько вытерпел по дороге в спикерское кресло, что хватит на всю жизнь. Но окончательно подкосило Владимира Михайловича в последние несколько дней.

В парламенте затеяли формировать большинство, чтобы без шума и пыли перейти к внешним атрибутам парламентской республики. Президент сказал "Даешь!", и Сергей Тигипко (лидер "Трудовой Украины") ответил "Есть!". Иначе и быть не может. Девять пропрезидентских фракций, созданных на базе бывшей мегафракции "Единая Украина", встрепенулись и начали делать большинство. Кое-кому стало плохо, но 230 автографов под соответствующим документом было собрано. Ясное дело, никто не спешил рапортовать о создании большинства.

Во-первых, еще не время. Надо дождаться окончания объявленных на 16 сентября акций протеста оппозиции. Пусть они покажут, на что способны. Люди вдумчиво проанализируют ситуацию и станут действовать по обстановке.

Во-вторых, приходилось имитировать процесс переговоров с фракцией "Наша Украина". Виктор Ющенко должен быть в полной уверенности, что с ним считаются, и его идея подписания договора о создании коалиции парламентских сил пользуется определенным успехом.

Владимир Литвин, естественно, не мог оставаться в стороне от процесса формирования большинства. Его, как спикера, безусловно, должно было интересовать, чем все закончится. По большому счету, речь шла о дальнейшей политической судьбе Владимира Михайловича. Благодаря жесткому прессингу в период "спикериады" Литвин получил место председателя ВР с минимальным показателем – 226 голосов. Повторить такой результат уже невозможно. Надо было видеть, сколько сил было потрачено на "пробивание" Владимира Литвина. Что и говорить, тогда пропрезидентские силы сыграли жестко и технично. Вполне реальной была угроза избрания президиума с доминированием представителей "Нашей Украины". Например, политический координатор "НУ" Роман Безсмертный имел все шансы стать директором ВР. Не получилось, благодаря филигранной работе с коммунистами.

В результате таких выборов спикер Литвин оказался в сложной ситуации. С одной стороны, его очень стремились убрать представители так называемой "четверки" – "Наша Украина", социалисты, коммунисты и члены фракции Тимошенко. Коммунисты, например, открытым текстом говорили представителям фракции "За единую Украину": "Давайте кого угодно, только не Литвина". Более того, Владимира Михайловича, мягко говоря, не очень любили и коллеги по мегафракции. Многие затаили на него обиду. Поэтому, когда спикера достаточно часто оскорбляли в первые дни руководства парламентом, многие не торопились его защищать. Отдельные депутаты, в частности, тихо радовались и потирали руки от удовольствия. Они помнили некоторые не совсем приятные моменты, которым им пришлось пережить в кабинете главы президентской администрации Литвина.

Поэтому перед началом второй сессии нового парламента вероятной была угрозы смещения главы парламента. Но Владимир Михайлович, надо отдать ему должное, сумел быстро сориентироваться. За период летних парламентских каникул новый шеф ВР умудрился "врасти" в свое кресло. Он занимался как хозяйственной деятельностью на благо парламента (реконструкция электронной системы "Рада", плазменный телевизор на третьем этаже Верховной Рады, другие электронные "примочки"), так и модернизацией своего имиджа по системе почтальона Печкина. "Это я почему раньше такой злой был? Потому что у меня должности спикера не было. Теперь же я сразу стану добрым и пушистым". В общем, Владимир Литвин твердо решил показать всем, что у него "новое политическое лицо". Впервые смена имиджа была зафиксирована непосредственно перед открытием второй сессии ВР. Владимир Михайлович как-то без энтузиазма воспринял идею президента о необходимости конституционной реформы. Не чувствовалось огонька. Более системно "коррекция Литвина" проявилась в момент открытия второй сессии, когда Владимир Михайлович вышел на трибуну и произнес речь. Вот некоторые наиболее принципиальные тезисы из его обширного выступления.

1) Центр принятия решений перемещается в парламент. Это смелое заявление, если учитывать тот факт, что до последнего времени таким центром, по мнению Литвина, была администрация президента.

2) Политические инициативы президента (реформа системы власти) могут "вытеснить на второй план" решение насущных проблем жизнедеятельности страны. Согласитесь, достаточно прохладная оценка реформаторских усилий главы государства.

3) ВР ни перед кем не имеет обязательств, кроме как перед украинским народом. Были еще кое-какие обязательства, о которых следует помнить.

Одно дело, если Владимир Михайлович был вынужден играть такую роль. Его можно понять. Он окружен недругами, которые с удовольствием ставят "подножку", вынужден завоевывать симпатии депутатов, чтобы заседания ВР не превращались в элементарную склоку.

Однако поведение спикера в период активной фазы формирования большинства дает основания предполагать, что Литвин пытается сыграть свою роль, отличную от установок, полученных в период борьбы за этот пост.

Во-первых, у Литвина нет своей фракции, что значительно затрудняет его влияние на сессионный зал. Один умудренный опытом депутат предлагал Владимиру Михайловичу создать такую структуру. На будущее. Но когда парламентарий принес счет (сумма, необходимая на содержание собственной структуры), разговор заглох… Следовательно, спикер действительно рассчитывает стать главой всего парламента. Другими словами, маневрировать между интересами различных группировок, многие из которых конфликтуют между собой.

Во-вторых, Литвин подчеркнуто устранился от формирования большинства. В принципе, оно (большинство) уже есть, и достаточно только правильного позиционирования спикера, чтобы начать работу в указанном кем надо направлении. Но Владимир Михайлович прекрасно понимает, что в таком случае ему придется играть вторые роли. Если появится координатор большинства, то глава ВР автоматически отодвигается на второй план. Все вопросы решаются в рамках совета "большевиков", а спикер должен их лишь озвучивать.

Не случайно Сергей Тигипко публично призвал Владимира Литвина поучаствовать в процессе формирования большинства. А то некрасиво получается: 9 пропрезидентских фракций, как зайчики, трудятся изо всех сил, а шеф ВР отстраненно наблюдает за их сверхусилиями. Все знают, что у Литвина очень натянутые отношения с нынешним главой президентской администрации Виктором Медведчуком. Более того, по версии Виктора Ющенко, именно Медведчук – ответственный за формирование нового большинства. Вполне понятно, что Владимир Михайлович с тоской наблюдает за тем, как реализуется политическая схема, в которой ему лично почти нет места. Ему просигнализировали: не надо быть пассивным. Литвин сделал вид, что не понял. Появилась информация о том, что он ведет переговоры о создании парламентского большинства с фракцией "Наша Украина" и отдельными пропрезидентскими группировками. В воздухе запахло скандалом. Тигипко озвучил правильную формулу большинства – "девятка" плюс "Наша Украина". Литвин придерживается иного "математического подхода": "Наша Украина" плюс желающие присоединиться. Коллеги спикера по бывшему президентскому блоку мягко намекнули Владимиру Михайловичу: не надо так делать. По словам того же Тигипко, если сформируется большинство без участия спикера, то вполне логичным является вопрос: зачем такой пассивный спикер?

А тут еще масла в огонь подлил уполномоченный представитель "Нашей Украины" Юрий Костенко. Он подтвердил, что "НУдисты" ведут переговоры с Литвиным и руководителями отдельных фракций, которые могут стать участниками демократического большинства. По его словам, "НУ" просит спикера стать гарантом демократических процессов во время переговоров относительно формирования большинства, которые должны происходить в демократическом формате без давления извне.

Налицо очень интересное противоречие (спикер vs большинство), которое может иметь далеко идущие последствия.