Имущественный вопрос

Когда идет дележ имущества, казалось бы, куда проще, окунувшись в стихию генетической памяти, подойти, треснуть по башке кирпичом или палкой, сказать "Мое!" и получить в собственность заработанное праведным трудом. Ан нет. С развитием цивилизации политики стали куда чувствительнее к общественному мнению, а методы дележа – куда гуманнее. Вот дипломаты, сражаясь за каждую сошку, и кричат до хрипоты за столом переговоров, убеждая друг друга в своей правоте.

После долгого перерыва Москва и Киев вновь начали переговоры по разделу имущества бывшего СССР. Прошли они 12-13 августа в Москве, и на них под завесой секретности обсуждался вопрос передачи Украине объектов недвижимости бывшего Советского Союза в 36 странах.

Как сообщил советник пресс-службы МИД Украины Сергей Довбешко, был согласован вопрос о передаче Украине объектов в семи странах. Дипломаты, ссылаясь на тайну переговоров, категорически отказываются называть эти страны. Впрочем, по некоторым слухам, эти объекты находятся в европейских и азиатских государствах. Возможно, что в их число входят Великобритания, Австрия и Дания.

По словам того же Довбешко, существует договоренность, что следующий раунд переговоров пройдет в третьей декаде октября. На них будет обсуждаться вопрос о передаче Украине объектов недвижимости в оставшихся 29 странах.

Прошедшие в Москве переговоры показали, что украинские и российские дипломаты несколько по-разному относятся к цифре "36". Если в Киеве полагают, что она обозначает количество государств, а суть переговоров сводится к определению этих стран и объектов, которые Украина должна будет получить в свою собственность, то в Москве говорят как раз о 36 объектах, которые россияне готовы передать украинцам.

Переговоры затрудняются еще и тем, что россияне пока не слишком спешат делиться информацией о зарубежной собственности. И Киеву здесь приходится буквально щипцами вытягивать по частям необходимые данные.

Напомним, что в 1994 году Россия и Украина подписали "нулевой вариант", соглашение, по которому РФ определялась правопреемницей бывшего СССР по внешнему долгу и активам. В том числе, и зарубежной собственности. Одновременно был подписан и протокол, по которому Москва обязывалась передать Киеву ряд объектов.

Однако в 1997 году Верховная Рада отложила ратификацию соглашения. Украинские парламентарии тогда решили ратифицировать документ только при выполнении Россией ряда условий: предоставление полной информации о размерах золотого запаса и алмазного фонда СССР, имущественной и стоимостной описи активов Союза в Госбанке, Госхране, Внешэкономбанке СССР и загрансовбанках, полное погашение задолженности Внешэкономбанка СССР перед юридическими и физическими лицами Украины, а также применение Россией в отношении Украины режима свободной торговли в полном объеме. Ни одно из этих условий до конца не было выполнено.

Между тем, сегодня объективно и Киев, и Москва крайне заинтересованы в том, чтобы вопрос с собственностью экс-СССР был решен как можно скорее. Для Украины это важно потому, что помещения во многих странах она арендует и тратит на это немалые средства.

Денежный фактор доминирует и в случае с Россией: она не может перерегистрировать зарубежную недвижимость бывшего Союза. Вследствие чего здания стоят без ремонта, ветшают и не приносят никакого дохода. А односторонние действия, которые предприняли россияне, закончились неудачей.

Так, публично это не слишком афишируется, но Украина выиграла в начале этого года судебные процессы в Германии, Австрии, Великобритании: Россия в этих странах попыталась перерегистрировать собственность бывшего СССР. Но суд этих стран признал действия россиян неправомочными. И в результате, возвращение к статус-кво.

Так что, волей-неволей россияне вынуждены были согласиться на предложение Анатолия Зленко и вновь начать обсуждать тему собственности бывшего Советского Союза.

Впрочем, денежный вопрос – только один из мотивов, благодаря которому на поверхность всплыла тема передачи Украине объектов недвижимости, принадлежавших ранее Союзу. Активность Киева, на первый взгляд, может показаться несколько внезапной. Но очевидно, что ее следует рассматривать в контексте внутри- и внешнеполитических событий.

Внутриполитический фон – это относительная политическая стабилизация: скандал вокруг "дела Гонгадзе" и "Тэйпгейт" пошли на спад, а в стране завершились "парламентські перегони". Не случайно вопрос о начале переговоров по собственности бывшего СССР Анатолий Зленко поднял во время телефонной беседы со своим российским коллегой спустя ровно месяц после парламентских выборов.

Что касается внешнеполитического фона, то это относится к последним изменениям в отношении политики Киева к НАТО, а также к специфическим украинско-российским отношениям.

В последние полгода товарооборот между Украиной и Россией серьезно сократился, обе страны находятся в состоянии "торговой войны". Кроме того, Москва прикладывает все усилия для того, чтобы Киев стал полноценным участником специфического объединения ЕврАзЭС. И в этой ситуации складывается впечатление, что обращение к теме собственности бывшего СССР для официального Киева – один из элементов той серьезной игры, которую он сейчас ведет с Москвой…