Украинский интерес и российский интерес

Вполне вероятно, что уже осенью Киев и Москва подпишут договор о государственной границе между Украиной и Россией. Он должен будет подвести черту под затянувшимся процессом делимитации сухопутного участка украинско-российского кордона. Во всяком случае, сейчас дипломаты обеих стран проводят активные консультации: сверяют карты и ломают копья из-за содержания и названия договора.

Процесс юридического обустройства границ для Киева проходит мучительно и тяжело. Минск отказывается ратифицировать давным-давно подписанный договор о государственной границе, увязывая это с признанием Украиной долгов субъектов хозяйственной деятельности перед Беларусью. Бухарест, несмотря на базовый политический договор, в котором признает нерушимость границ, пытается оттяпать у Украины часть ее территории и отказывается признавать существующий еще с советских времен договор о режиме госграницы.

Но больше всего проблем у Киева с россиянами. Те вообще крайне неохотно ведут переговоры о юридическом обустройстве границы между Украиной и Россией. Так, Москва "через не хочу" обсуждает делимитацию Азовского моря: если украинцы намерены поделить Азов, то россияне – нет. Они выступают за общее пользование. В результате, когда переговоры фактически зашли в тупик, Киев уже готов самостоятельно разграничить Азовское море. И даже предпринял некоторые шаги. Благо международное законодательство это позволяет.

И, наконец, в Белокаменной до сих пор официально отказываются от проведения демаркации границы между двумя странами, аргументируя это тем, что Россия "не позволит появиться на украинско-российской границе проволоке и забору".

В ситуации, когда Киев перманентно трясет от внутриполитических кризисов и российская дипломатия получает дополнительные рычаги воздействия, хорошо уже то, что завершилась делимитация сухопутного участка украинско-российской границы, а документ, который должен это зафиксировать, готовятся подписать уже к концу нынешнего года. Во всяком случае, так уверяют оптимистично настроенные украинские чиновники, ссылаясь на подписанный премьерами протокол седьмого заседания украинско-российской межгосударственной комиссии по сотрудничеству, которое состоялось в конце июня в Харькове. Скептики, конечно, более сдержанны в своих прогнозах.

Впрочем, как бы ни оценивали перспективы подписания договора оптимисты и пессимисты, очевидно, что переговоры сейчас подходят к финишной черте: украинские и российские дипломаты в последние недели регулярно встречаются за столом переговоров и сверяют карты – их цвет, название и прочее. Так, 1-4 июля в Киеве встречались украинские и российские эксперты. Если ничего не изменится в последнюю минуту, следующая встреча состоится уже 5-9 августа в Москве.

Но если проблем с картами практически нет (вопрос этот сегодня чисто технический), то куда больше вопросов вызывают статьи договора и его название. Именно потому, что к этому документу Киев и Москва подходят с разных позиций и стремятся к разному содержанию.

Киев рассматривает договор как шаг к завершению обустройства сухопутной границы, который предваряет демаркацию, т.е. разграничение украинско-российского кордона на местности. И в Украине не забывают об Азовском и Черном морях, которые также хотят разграничить. Кстати, именно Азов более всего предопределяет отношение Киева к подготавливаемому документу. Москва же подходит к документу с более широких позиций: российские дипломаты хотели бы сделать его содержание более общим.

Безусловно, есть и компромиссные варианты. Например, насколько известно, имеются предложения заложить в договор отдельную статью о том, что делимитация Азовского моря – это сегодня предмет переговоров, а его статус и разграничение будет зафиксирован отдельным документом.

Все это, в конечном счете, и предопределяет переговоры по названию документа: будет ли договор о делимитации сухопутного участка границы, как того хотят украинцы, или о государственной границе, как этого добиваются россияне.

Готовы ли будут пойти на компромисс россияне? Неизвестно. Эксперты утверждают, что шансы довольно-таки велики. Но очевидно, что как бы ни складывалась ситуация, Киев намерен идти до конца и решить проблему с границами. Этот вопрос для Банковой и Михайловской носит принципиальный характер. И позиции необходимости завершить юридическое обустройство своей границы Киев придерживался даже в самые тяжелые для себя времена. В конце концов, этого требует политика евроинтеграции: тяжело претендовать на членство в Евросоюзе, имея необустроенные границы.