«Новый левый»

«Новый левый»

Возможно, одним из самых неприятных последствий «оранжевой революции» стал крах «левой» идеи в Украине. Одна из важнейших частей политического спектра, обеспечивающая устойчивость любого нормального общества, была начисто «съедена» или поставлена на службу одной из правящих клановых партий. В результате, на левом фланге образовался неприятный вакуум, чрезвычайно радующий некоторых патриотов с хронически «правыми» наклонностями.

Последствия такого дисбаланса вряд ли кто-то сейчас считает нужным принимать во внимание. Между тем, последствия могут быть серьезными. Отсутствие внушительной «левой» силы (так же, впрочем, как и сильной «правой») – первый признак зарождающегося тоталитаризма. Он не обязательно должен сопровождаться явлением бесноватого фюрера или сухорукого генсека – иногда в роли носителя тоталитарных идей может выступать вполне миловидная принцесса, уверенная при этом в своей абсолютной непогрешимости и готовая, исходя из этого, согнуть в бараний рог всю страну.

Формально в Украине существует изрядное количество партий, в названии которых прописаны магические слова «коммунизм» и «социализм». Но эти формулы не работают уже даже на уровне заклинаний. КПУ, единственная «левая» сила, прорвавшаяся в парламент, по-мальчишечьи радуется набранным пяти с чем-то процентам, забыв, что еще в 1999 году на равных боролась за власть с всесильным Кучмой. Александр Мороз, которого тогда же считали самым очевидным претендентом на президентство (и для нейтрализации которого дорогостоящие политтехнологи реализовывали сразу несколько сценариев), отправлен в глубокий «отстой». Наталье Витренко, народная любовь к которой кажется безграничной (если послушать ее верного оруженосца Владимира Марченко), каждый раз не хватает для полного счастья каких-то десятых долей процента – что уже можно считать диагнозом.

Левый фланг расколот, смят, дискредитирован. Попытки собрать что-то новое из имеющихся осколков не представляются перспективными. Даже если суммировать все проценты, набранные «левыми» на последних выборах, получается чуть более 10%. Что делать с такими показателями в парламенте – опять же понятно: присасываться к политическим акулам, питаясь крохами, которые остаются от их дележки. Именно поэтому ничего, кроме смеха, не вызывает попытка объединения Соцпартии Мороза и медведчуковской СДПУ(о). Это уже очень похоже на агонию: во-первых, потому что объединяются бывшие заклятые враги, во-вторых, потому что степень доверия общества как к одному, так и к другому не позволяет ни на что надеяться. Ноль, помноженный на ноль, никогда еще не давал прибылей.

Разгром левого фланга явился блестящей совокупной победой «оранжевых» и «голубых». Оппозиция с этой стороны им была вовсе ни к чему. Она была гораздо страшнее их взаимного соперничества. Три клана, поделившие в итоге Украину, всегда могли договориться друг с другом. По крайней мере, они понимали, по каким законам живет и действует противник. БЮТ, «НУНС» и Партия регионов – идейные близнецы, в том смысле, что идею им всем заменяет чисто коммерческий интерес. Настоящая «левая оппозиция» для них страшна именно тем, что использует другие понятия, другую шкалу ценностей. Настоящая «левая оппозиция» могла бы устранить раскол страны, не допустив ситуацию, когда политические противники имеют поддержку только на своих территориях, а не среди своих единомышленников.

Реальный шанс что-то сделать имелся у Александра Мороза в 2005-м. Тогда он был самым авторитетным «левым», его стояние на Майдане не противоречило его предыдущей политической практике, его устранение от реальной власти после победы «оранжевой» революции делало его самым чистым из всех победителей. В 2005-м Мороз мог объединить вокруг себя многих «левых». Шансом этим он не воспользовался, да и не собирался этого делать. Политическая карьера Мороза – это сплошное маневрирование, позволяющее худо-бедно удерживаться на плаву. Рано или поздно этот проржавевший «Титаник» должен был пойти ко дну.

Слабость нынешнего «левого» фланга в том, что заправляют здесь прежние фигуры. Люди, хронически не оправдывающие надежд. Все, чем они могут похвастаться, – это известность имен. Но, если это имя не конвертируется в реальные политические дивиденды, цена ему – грош в базарный день. Значит, нужны новые имена, под которые будут возрождаться «левые» надежды. А имен нет… Трагедия украинской политики в том и заключается, что одни и те же засаленные фигуры гоняются по бесконечному кругу. И когда на их фоне выскакивает кто-то неожиданный, это воспринимается как продукт некоего иллюзионизма, как фантом, вызванный к жизни большими деньгами. Или, по новейшему определению, как «технический кандидат».

В свое время так называли Валерия Коновалюка – его «Трудовая Украина» свернулась, не успев как следует распрямиться. Еще раньше была «Команда Озимого поколения» Валерия Хорошковского – она там же, в политической пыли. Сейчас так же, ниоткуда возник Союз Левых сил Василия Волги. Ожидают, что и его постигнет та же плачевная судьба запрограммированного лузера.

Не делая никаких «длинных» прогнозов, попытаемся понять: насколько тождественен проект Волги предыдущим «однодневным» партиям? Принципиальный вопрос тут – вопрос денег. С деятелями типа Хорошковского или Коновалюка все было ясно: за ними стояли большие (или очень большие) капиталы. О Волге говорят как о «техническом кандидате» Рината Ахметова. Однако стоит взглянуть на то, в каком антураже разворачиваются мероприятия Союза Левых Сил, чтобы понять уровень вложенных в это дело средств. Пока Волга говорит о тех, кто финансирует его проект, не очень определенно, но, во всяком случае, олигарх там и рядом не ночевал.

Далее. СЛС имеет четко выраженную идеологию, которая совершенно понятна и ни на что не похожа. Точнее, она похожа на то, что много раз провозглашали витренковцы, морозовцы, «регионалы», но так и не выполнили – то ли по нежеланию, то ли по неразумию. И сейчас, когда слово «идеология» в украинской политике стала совершенной абстракцией, Волга демонстрирует стремление такую идеологию сформулировать. И что еще более важно – он хорошо понимает, как ее донести до потребителя. Он ярок, его слова и поступки привлекают внимание.

Надо признать, что Волге работать куда легче, чем вышеупомянутым и полузабытым Коновалюку и Хорошковскому. Он действует на чистом поле. Суицидальные наклонности украинских «левых», сделавших все, чтобы погубить свои перспективы, освободила этот фланг для маневра. Ющенко, Тимошенко и «Регионы» в эту сторону даже не смотрят – там действительно трудно уловить какое-то серьезное движение. Но рассчитывать, что мертвецкий покой слева – это навечно, могут только очень наивные или самовлюбленные люди. Рано или поздно туда придет человек, который подберет многократно проданное знамя. Может быть, этим человеком будет Волга – ему еще надо проявить себя. Но, во всяком случае, Волга уже начал действовать. И, судя по тому, как о нем вдруг стали писать разнообразнейшие издания, его уже начинают опасаться…