Князь —потомок кузнеца...

Князь —потомок кузнеца...

 Эта история — с авантюрным оттенком. В ней будет все, что достойно стать сюжетом для легкого чтива и потока горестных слез. Главный герой — Павел Павлович Демидов — красавец мужчина, миллионер, да еще к тому же имеющий итальянский титул князя Сан-Донато — родился 9 октября 1839 года в Веймаре. Впрочем, герой — потомок уральского кузнеца, сколотившего неплохой капиталец своими руками, сноровкой, талантом изобретателя и... дружбой с самим Петром I. Хитрый ум и упрямство, видимо, достались по наследству и отпрыску.

"Сама личность молодого Демидова была из необыкновенных, и в связи с его колоссальным богатством и его поразительной красотой — это был своего рода герой нашего времени", — писал о нем современник. Павел Павлович Демидов воспитан был в неге и богатстве. Скажем, он — 17-летний студент юридического факультета Петербургского университета — получал от матери по нескольку сотен рублей на карманные расходы в месяц... Корова стоила в те годы три рубля.

Героиня... Впрочем, их несколько. Вначале — Мария Елимовна Мещерская — княгиня, пережившая до встречи с нашим героем бурный роман с великим князем Александром Александровичем Романовым — будущим царем Александром III. Это был скандальный роман, о котором много судачили в свете: наследник престола позволил себе влюбиться в "рядовую" княжну! Александр II сделал наследнику строгий выговор, а Марию сослали в... Париж. Там-то и повстречал ее Павел Демидов, который таки добыл ее руку и сердце. Правда, не сразу. Венчание состоялось в 1867 году. Как пишет современный журналист Александр Крылов: "Казалось, ничто не может помешать счастью Демидова. Красивый, образованный молодой человек с огромным состоянием и изысканным вкусом был желанным женихом для большинства петербургских невест. Но Мария медлила с ответом: ее сердце жило воспоминаниями о прошлой любви. Своим вниманием и любовью он сумел добиться желанного". А вот что писал о браке Мещерской и Демидова князь Сергей Шереметев: "Она вышла замуж за великосветского савраса и была глубоко несчастлива. До меня дошла позднее такая выходка ее мужа: уже беременная, поехала она в театр, когда муж ее внезапно выстрелил из пистолета в ее ложе, в виде шутки, чтобы ее напугать".

Мария Елимовна подарила Павлу сына, но, увы, умерла при родах. Случилось это год спустя после замужества. В память об отце покойной вдовец нарек своего наследника Елимом...

После смерти супруги Демидов переехал в Вену. А в 1869 году, оказавшись по делам службы в Каменец-Подольском, на одном из раутов познакомился с очаровательной провинциалкой и решил "бросить свой якорь здесь", женившись на ней. Он даже поступил на службу в Подольское губернское правление. Причем на весьма скромную должность советника. В дело вмешались очень высокие чины. Свадьба и венчание не состоялись. С большим трудом власть предержащие подыскали достойную его положения в обществе пару и уговорили жениться. Здесь появляется еще одна героиня — княжна Елена Петровна Трубецкая. Хотя браки совершаются на небесах, расчеты — дело земное. Елена Петровна была дочерью петербургского уездного предводителя дворянства князя Петра Никитича Трубецкого.

И вот новое пристанище — Киев. И новое назначение — наш герой избирается почетным мировым судьей Киевского округа. Павел Демидов — знаменитый потомок основателей могучих заводов на Урале и по совместительству — единственный их хозяин! Его увеличивающиеся капиталы должны были послужить и отчизне... И не абстрактно, а вполне адресно. Киеву прибытие такого денежного и знатного человека очень даже понравилось. Поначалу...

По отзывам киевских друзей, "он был добрым и приветливым, умным и восприимчивым, приятным и веселым собеседником, хорошим товарищем". Это означает, что с аборигенами он поладил. Павел Павлович тогда же получил высочайшее дозволение Александра II носить в России иностранные ордена Итальянской короны, Святых Маврикия и Лазаря. Царь также подтвердил и право на признание в России титула князя Сан-Донато, доставшегося по наследству от дяди Анатолия Николаевича (купившего титул вместе с княжеством), скончавшегося, не имея прямого наследника.

31 января 1871 года гласные Киевской думы избрали его городским головой и присвоили звание почетного гражданина города. Так, для пользы дела... А польза, надо сказать, была большая. По инициативе Демидова и преимущественно на его личные средства в Киеве были построены Реальное училище и Ремесленная школа, новое здание Подольской женской гимназии, Музыкальное училище, капитальное здание Думы на Крещатицкой площади (Майдан Незалежности), бесплатные рабочие приюты для бедных, для детей неимущих, содержались "недостаточные" студенты Университета, наконец, открылись корпуса Городской больницы имени цесаревича Александра.

От брака с Еленой Трубецкой у Павла Демидова было три сына — Никита, Павел и Анатолий, и три дочери — Аврора, Мария и Елена.

Никита, к несчастью, не прожил и года: он скончался в марте 1874-го. В память о нем Демидов решил построить детскую больницу, пожертвовав на нее крупную для того времени сумму денег. Он, по инициативе супруги Елены Петровны, основал "Фонд Никиты Демидова" и положил туда 12 тысяч рублей. Детская больница появилась нескоро. К моменту ее строительства сумма в банке, благодаря процентам, возросла до 24 тысяч. Открылась больница лишь осенью 1891 года. Ее здание появилось на территории Городской больницы имени цесаревича Александра (в недавнем прошлом — 14-я городская клиническая больница имени Октябрьской революции. По простонародному — Октябрьская).

В 1874 году Павел Павлович вновь баллотировался на пост городского головы, поскольку уже истекал четырехлетний срок деятельности Думы последнего созыва. По официальной версии, выиграв выборы, Демидов отказался вновь возглавить город по состоянию здоровья, уступив эту должность Николаю Карловичу Ренненкампфу — профессору Университета Святого Владимира. На самом деле Демидов уступил Ренненкампфу по количеству голосов и стал лишь гласным Думы. Это задело самолюбие нашего героя, и он развернул активную благотворительную деятельность, не участвуя в иных общегородских делах. Вскоре он покинул наш город, поселившись сперва в Петербурге, а затем и вовсе за границей, на своей вилле Сан-Донато. В начале русско-турецкой войны 1877—1878 годов, движимый человеколюбием, Демидов вернулся в Киев и принял должность чрезвычайного уполномоченного от Всероссийского Общества Красного Креста. Не жалея труда, здоровья и средств, он устраивал помещения для больных и раненых, обеспечивал воинов всем необходимым во временных бараках, санитарных поездах и при отправлении на родину. В 1880 году Павел Павлович поселился в Петербурге, поступил на службу в Министерство иностранных дел и, кроме того, занял должность председателя банка и Общества для поощрения промышленности и торговли. Широкая и разнообразная благотворительная деятельность, чуткость и отзывчивость на нужды ближнего снискали Павлу Павловичу и его супруге громкую известность. За последние девять лет жизни Демидов пожертвовал на пенсии, стипендии и другие пособия только внутри России около 1 200 000 рублей. За такую широкую благотворительность Павел Павлович был назначен почетным попечителем всех основанных его предками и им самим Демидовских благотворительных учреждений.

Во Флоренции, где Павел Павлович часто жил с семьей на доставшейся ему по наследству фамильной вилле Сан-Донато, а затем в приобретенном им бывшем имении Медичи Пратолино им были открыты дешевые столовые для бедных, ночлежные приюты и передана муниципалитету крупная сумма денег "на благолепие" собора Санта-Мария дель Фьоре. За эти пожертвования Демидов и его жена были избраны почетными гражданами Флоренции.

Скончался Павел Павлович Демидов во Флоренции 17 января 1885 года. В июне того же года прах его был перевезен в Нижний Тагил и захоронен в родовой усыпальнице Демидовых в Выйско-Никольской церкви. В городе долго еще были видны следы похоронной процессии. Улица была посыпана желтым песком с горы Высокой. Столбы и арки, демидовский дом украшали зеленые гирлянды... Аноним, приехавший на службу в Тагил в эти дни, писал: "Павел Павлович умер вовремя. Проиграв 600 тысяч рублей в Монте-Карло, он поставил Уральские заводы на край гибели. Василий Дмитриевич Белов (управляющий предприятиями Демидова) говорил мне, что он носился по всему Петербургу, ища денег, и ждал с минуты на минуту объявления о несостоятельности".

Могилу Демидова в Нижнем Тагиле большевики осквернили. Центральную часть надгробия перетащили в городской парк, где она "украсила" место отдыха и развлечений горожан...

Материал подготовил
Александр Анисимов
"Киевский телеграф"