Валютные игры

Валютные игры

Отзыв Нацбанком своего постановления об изменении системы купли-продажи валюты, а также критика со стороны Секретариата президента, совпавшая с рекордным снижением обменного курса доллара, вновь заставили аналитиков присмотреться к действиям Центробанка и попробовать отыскать в «хаосе» его шагов скрытый смысл. Или умысел…

 

Напомним, что на прошлой неделе НБУ (после шквальной критики со стороны банков) согласился отозвать с государственной регистрации постановление №153, которым банки обязывались проводить операции купли-продажи иностранной валюты по заявкам клиентов только на прямом межбанковском рынке с другими субъектами рынка или НБУ.

Соответствующее письмо с просьбой «вернуть для доработки решение о запрете внутрибанковских валютных операций» было направлено в Министерство юстиции, что позволило Ассоциации украинских банков (АУБ) праздновать победу, а крупнейшие банки заставило задуматься о наличии «конкурентов-лоббистов» в среде крупных корпораций.

Напомним, что сейчас процедура купли-продажи безналичной валюты выглядит следующим образом. Клиенты (экспортеры, импортеры, инвесторы) подают свои заявки на покупку (продажу) валюты в филиал обслуживающего их банка. Филиал проводит взаимозачет заявок по каждой валюте внутри банка и только разницу выносит на уровень головного офиса. Собрав заявки со всех филиалов, как правило, к 12 часам дня, дилеры головной конторы опять же производят взаимозачет (клиринг) и только потом выходят на межбанк, чтобы докупить недостающий или продать избыточный объем валюты.

Что предлагало сделать НБУ? Построить систему таким образом, что каждая клиентская заявка выносится на общие торги, а не закрывается внутри банка. По некоторым данным, существующий порядок обмена валюты внутри банков вызывал нарекания со стороны крупных корпораций, которые жаловались, что банки меняют им валюту по невыгодному курсу.

Впрочем, как пояснил нам известный финансист, пожелавший остаться неназванным, новая схема позволяла бы клиентам банков проводить сделки по необлагаемой налогами передаче валютных сумм от одного банка к другому для конкретных заказчиков. Никто не мешал бы клиенту банка запросить банк продать американский доллар, скажем, по 6 грн. Также можно допустить, что нашелся бы еще один «сумасшедший», согласный купить по такому курсу. И эти двое получили бы взаимное финансовое удовольствие. Правда, при этом создали бы проблемы всем остальным.

Формально Нацбанк выступил с данной инициативой, считая, что прямой доступ владельцев денег на межбанк позволит формировать честный межбанковский курс по принципу «средней температуры по палате». Тем более, что это мировая практика, которая является альтернативой применяемому у нас валютному коридору.

Однако, по мнению специалистов, право клиентов формировать множественность курсов в конечном итоге ведет к развалу Нацбанка и превращение его из органа, отвечающего за основы государственной политики курсообразования в «кооператив валютных спекулянтов».

Коммерческие банки взбунтовались по еще менее прозаичной причине. Они испугались грозящего повышения трудозатрат на состыковку спроса с предложением. И пригрозили многократно поднять размер комиссионных за свои услуги. Вывод – очевиден. Даже иностранные банки, работающие в Украине, не способны на сегодняшний момент предложить сервис по поиску наиболее выгодного для клиента обменного курса. Не говоря уже об отечественных. Пролоббировать отмену решения НБУ для банков оказалось куда выгоднее и проще, чем попытаться поиграть в «открытый межбанк». Кстати, анонсируя постановление, Владимир Стельмах недвусмысленно намекнул, что курс гривны к доллару будет устанавливаться «по итогам межбанка».

И тут возникает самая большая загадка последнего времени: действительно ли Нацбанк хотел поменять условия валютообменных операций на межбанковском рынке, и являлось ли это первым шагом к отмене «курсового коридора»?

На поверхности лежит ответ (не уверены, что правильный) – НБУ пошел на попятную, так как его раскритиковал президент. На прошлой неделе Виктор Ющенко призвал своего бывшего наставника и помощника Стельмаха вернуться в курсовой коридор, смягчить монетарную политику, а также поддерживать стабильный курс гривны. Как принято в последнее время, слова президента расшифровал заместитель главы Секретариата Александр Шлапак. Он резко заявил, что текущая курсовая политика НБУ неадекватна тенденциям платежного баланса и реалиям рыночной ситуации. По его словам, президент выступает за сохранение политики установления валютного коридора, границы которого будут определяться, в первую очередь, исходя из ситуации с платежным балансом. А перессорившемуся правлению и совету НБУ необходимо выработать единое видение оптимального валютного коридора на текущий год и удерживать курсовые параметры в его рамках в дальнейшем.

Политологи вздрогнули – неужто у Виктора Андреевича в отношении «старины Стельмаха» проснулся «эдипов комплекс», и они больше не соратники? Что поссорило двух банкиров от власти? Осведомленные источники поясняют случившееся (причем, случившееся уже давно, а проявившееся недавно) не психологическими метаморфозами, а, исключительно, деньгами.

Поговаривают, что «безумная свистопляска доллара» вовсе не такой уже неуправляемый процесс, как пытаются изобразить в Нацбанке и правительстве. Это отработанная заинтересованными лицами стандартная валютная спекуляция.

Чтобы ответить на вопрос «Кто наварил?», нужно изучить данные: у каких банков и в каких объемах НБУ выкупил валюту перед падением доллара и во время своих эпизодических появлений на межбанке? Для этого достаточно посмотреть, кто продавал доллары на том же межбанке в моменты, когда НБУ внезапно появлялся с «мошной гривен» и щедро выкупал валюту по необоснованно высокому курсу. В банковской среде ходят слухи, что высокопоставленные должностные лица Центробанка ориентированы на конкретные коммерческие банки, и данные спекуляции осуществляются в их пользу. Остальные же – смотрели и облизывались. В числе последних якобы были коммерческие структуры, близкие к Банковой.

Что же касается отмены постановления о «прямом межбанке», то здесь, похоже, ситуация, как в анекдоте о судье, который принял от одной стороны 10 тыс. условных единиц, от другой – 12 тыс. и постановил: «Вернуть 2 тыс. заявителю и начать рассмотрение дела по существу». Ходят слухи, будто сначала одна заинтересованная группа добилась лоббистских успехов, и постановление отправили в Минюст, потом другая. В результате постановление отозвали на доработку.

А тем временем страна потихоньку идет навстречу экономическому апокалипсису. На казначейских счетах по некоторым сведениям «морозится» уже до 37 млрд. грн. Кабмин уменьшил «выход» гривны, создав дефицит национальной валюты, и принудительно выжимает доллары у банков по заниженному курсу. Валютный коридор формально существует, но свое значение полностью утратил. Изначально он задумывался как гарантированные государством (в лице Нацбанка) пределы колебания гривны. Не ниже и не выше конкретных цифр. Это позволяло бизнесу планировать свои контракты, особенно долгосрочные. Теперь ничего планировать нельзя, что будет с долларом – неизвестно, деловая активность сползает к краткосрочным операциям или несет большие риски непредвиденных убытков.