Игры с атомом

Игры с атомом

 Российская корпорация «ТВЭЛ» выиграла тендер в Словакии на поставку до 2015 года ядерного топлива для атомных станций «Моховце» и «Богунице», где эксплуатируются реакторы типа ВВЭР-440. Кроме того, россияне поставят топливо и для двух строящихся энергоблоков АЭС «Моховце» после их ввода в эксплуатацию.

Специалисты считают итоги конкурса закономерными. Ведь с точки зрения безопасности использование чужого топлива на АЭС требует больших усилий и содержит риски. Практикой уже доказано, что топливо, произведенное не в России, на реакторах российского дизайна не приживается.

Американцы проиграли соревнование с российскими конструкторами за самую безопасную и геометрически стабильную тепловыделяющую сборку для атомных реакторов российского дизайна. Сначала корпорация "ТВЭЛ" потеснила Westinghouse в Чехии и Финляндии в 2006 г., а теперь в Словакии.

Генеральный директор Всероссийского НИИ технической физики и автоматизации Николай Кузелев отметил, что российское ядерное топливо имеет явные преимущества для атомных станций Словакии перед американским: «Мы все помним, что Чехия и Финляндия, где также работают реакторы типа ВВЭР, пробовали перейти на топливо компании Westinghouse, однако этот опыт оказался неудачным». Например, деформация американского топлива вынудила чехов снизить мощность энергетической установки примерно на 30%. А это колоссальные экономические потери.

Украинский путь

Для специалистов остается вопросом, почему же Украина заключила договор с Westinghouse без тендера. «По моему глубокому убеждению, ответ очевиден – это политика», – сказал Николай Кузелев. По его словам, в случае со Словакией также были некоторые опасения, что политическая составляющая может оказаться весомей экономической. «Но словацкие атомщики поступили мудро, оценив превосходство российских атомных технологий, их качество и надежность», – резюмировал он.

Конечно, диверсификация – это хорошее дело, особенно с точки зрения экономической независимости и энергетической безопасности, но ядерное топливо – это не нефть и даже не газ. Тепловыделяющие сборки (ТВС) являются важнейшей неотъемлемой частью реактора и настолько связаны с его конструкцией, что представляется весьма и весьма сложным делом произвести такое топливо для «чужого» реактора.

Поэтому только благодаря сильному политическому давлению из-за океана украинский «Энергоатом» согласился подписать с компанией Westinghouse в марте 2008 года соглашение на поставки топлива для трех энергоблоков ВВЭР–1000, считают аналитики.

Тендер при этом не проводился, так как американцы заведомо проиграли бы российскому поставщику, товар которого украинцы многократно проверили в действии. В итоге для Южно-Украинской АЭС заказали непроверенное топливо. К тому же у специалистов есть замечания к самому процессу апробации американской разработки.

Член парламентского комитета по ТЭК Андрей Деркач отмечал, что экспериментальная эксплуатация в щадящем режиме нескольких опытных образцов топливных кассет Westinghouse на третьем блоке Южно-Украинской АЭС, находящихся в зоне с наименьшей нагрузкой, не даст полного представления о возможности работы реактора с полной загрузкой этого топлива. А это уже вопрос инженерного риска.

Трезвый ум 

По мнению директора экспертно-консультационной группы "ЭФЕН-Киев" Михаила Ватагина, выбор Словакии еще раз доказывает, что смена поставщика топлива является очень сложным процессом. На этот шаг идут в редких случаях по техническим или экономическим соображениям.

Специалист отметил, что часто в научных кругах ядерное топливо относят к составу реакторной установки. Поэтому неудивительно, что больше шансов на победу в международных тендерах у компаний, имеющих тесные связи с проектировщиками реакторов.

Комментируя намерения "Энергоатома" начать в 2011 г. закупки американского ядерного топлива, М. Ватагин отметил, что здесь основным мотивом является политика.

Политика политикой, но последние события должны насторожить «Энергоатом». После проигрыша тендера в Словакии Westinghouse решил законсервировать линию по производству топлива для российских реакторов ВВЭР–440. Это означает, что компания фактически уходит с этого рынка.

В случае со сборками для реакторов ВВЭР–1000 американцы пока не идут на такие шаги, так как надеются продать их украинским АЭС. Но здесь есть другие риски. Дело в том, что для Westinghouse ТВС для российских реакторов является побочным продуктом.

Ведь вкладывать миллионные инвестиции в НИОКР по топливу, которое будет поставляться только на три украинских ядерных блока, экономически неэффективно. Поэтому финансирование этого направления осуществляется по остаточному принципу.

В отличие от Westinghouse, Россия делает объемные инвестиции в развитие ядерного топлива ВВЭР–1000. Над этим проектом работают такие известные научные институты, как ОКБ «Гидропресс», ОКБМ им. Африкантова, ВНИИНЭМ им. Бочвара и др. Неудивительно, что отставание американской компании от российских разработок эксперты оценивают в 5-7 лет.

Т.е. при удачной сертификации топлива Westinghouse в 2011 году Украине начнут поставлять сборку, которая соответствует российской ТВС образца 2004 года. Другими словами, продолжая сотрудничество с Westinghouse по этому направлению, Украина рискует получить для своих АЭС морально устаревшее топливо, при этом на 25% дороже.