Варфоломеевский сезон Виктора Ющенко

Варфоломеевский сезон Виктора Ющенко

Я уже неоднократно говорил и писал о параноидальных попытках президентской «бригады» создать фантасмагорическую «единую национальную поместную Церковь». В условиях заботливо организованного Банковой перманентного политического кризиса это безумие становится особенно опасным.

Единственная, пусть и сугубо теоретическая, возможность сохранить Ющенко кресло и уйти от ответственности за многочисленные нарушения закона заключается в максимальном обострении ситуации в стране.

Воспользовавшись любым предлогом (точнее, создав его), он хочет прибегнуть к введению режима ЧП, силовому подавлению оппозиции и бывших союзников по коалиции, после чего установить прямую диктатуру. На наших глазах прошло несколько подобных попыток. Успех каждой из них означал бы кровопролитие и, более чем вероятное, начало неприкрытого гражданского конфликта. Наиболее серьезной стала провокация против Черноморского флота, результатом которой могло стать вооруженное столкновение с Россией. Но тут трипольский Макиавелли крепко получил по рукам с неожиданной стороны. Вашингтон, очевидно, предельно понятно объяснил своему, становящемуся все более неадекватным, клиенту, что он превышает предоставленные Центром полномочия и может серьезно за это ответить.

Однако время поджимает. Еще немного, и остатки власти уйдут из рук любителя революционно-майданной целесообразности. На разжигание военного конфликта с Россией Вашингтон наложил запрет. Ему, после оглушительной пощечины в Южной Осетии, только не хватало ввязаться в военную авантюру из-за очередной свихнувшейся марионетки. Поэтому выбор тем, способных стать спусковым крючком для введения ЧП, ограничился хорошо известным внутриполитическим набором – гонениями на русскую культуру Украины и школьное образование на родном языке, навязыванием в качестве национальных героев бывших эсэсовцев, преследованием канонического православия.

Удар по болевой точке

Наиболее взрывоопасна крайне чувствительная к внешнему вмешательству религиозная сфера. Именно она способна стать одним из самых серьезных факторов дестабилизации Украины. Ошибочно считать, что в современном мире невозможны религиозные войны, и человека ХХІ века вопросы веры мало волнуют. Если задевается глубинный религиозный архетип народа, то последствия становятся непредсказуемыми. Беспощадная война в Боснии между православными сербами и сербами-мусульманами доказала, что ничего со средних веков не изменилось. А ведь ранее считалось, что десятилетия государственного атеизма титовской СФРЮ нивелировали религиозные различия.

Наиболее точным сравнением с глубинным религиозным архетипом будет болевая точка, ощущаемая только в момент удара. Если удар по ней нанесен достаточно сильно, то последствия непредсказуемы. Следует учесть, что религиозный фактор никогда не существует сам по себе, и его сравнительная незаметность в Европе обманчива. В самых секуляризированных обществах культурно-идеологическая надстройка в значительной степени базируется на первичной религиозной основе, пусть и подавляющее большинство населения может не отдавать себе в этом отчета.

Если в Украине, чья ментальная традиция неотделима от православия, ударят по болевой религиозной точке, то поднимутся даже люди, совершенно далекие от воцерковления, лишь изредка заходящие в церковь поставить свечу.

Также невозможно переоценить значение использования религиозного фактора в целях установления (или сохранения) единоличной диктатуры и уничтожения политических противников. История свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев, религиозный ящик Пандоры открывали отнюдь не фанатики, а расчетливые и прагматичные политики.

Варфоломеевская ночь 24 августа 1572 г. произошла не из-за стихийного взрыва религиозного фанатизма. Ее готовили люди циничные и коварные, достаточно равнодушные по тем временам к церковным догматам. Главным был вопрос не веры, а власти. После религиозных войн между католиками и гугенотами обе стороны осознали бессмысленность кровопролития, поняли, что они, прежде всего, французы, пришли пусть к хрупкому, но миру. Установившееся национальное согласие совершенно не устраивало фактическую правительницу Франции при слабовольном короле Карле IX, вдовствующую королеву Екатерину Медичи (получившую прозвище «Черной королевы»). В условиях стабильного развития, когда нельзя было запугивать сына кознями внутренних врагов, она стала утрачивать влияние. Особо Екатерину Медичи беспокоило, что к королю стал вхож вождь гугенотов адмирал Гаспар де Колиньи, и монополия «Черной королевы» у трона исчезала. Не менее значимым был и фактор внешнего вмешательства. Мадрид (чей внешнеполитический курс в ХVI веке напоминает глобализм бушевских неоконсерваторов) боялся поддержки Францией антииспанского восстания во Фландрии, чего добивался адмирал Колиньи. Стремясь предотвратить опасное для себя развитие событий, испанский король Филипп II сделал все возможное для помощи вдовствующей королеве в ликвидации влияния гугенотов и установлении во Франции католической диктатуры. Итогом сочетания внутриполитической заинтересованности с внешней поддержкой стал заговор Екатерины Медичи и семейства герцогов Гизов.

Показательно, что события (подтверждая вывод о непредсказуемости результатов использования религиозного фактора) вышли из-под контроля заговорщиков, планировавших зарезать несколько десятков лидеров гугенотов. Предполагалось, что без ликвидированной верхушки не представит труда вернуть «изменивших истинной вере» в католичество. На деле в Варфоломеевскую ночь в Париже зверски убили до десяти тысяч протестантов, а по всей стране жертвами расправы стало около семидесяти тысяч человек.

Поставленной цели «Черная королева» достигла – ее власть осталась неприкосновенной, но ущерб, нанесенный стратегическим интересам Франции, не поддается измерению. Если бы не ужас Варфоломеевской ночи, остановившей естественное развитие страны, в будущем, возможно, никогда не было бы ни свержения монархии, ни гильотин якобинцев, ни массового террора против «врагов народа».

В истории было немало подобных примеров использования религиозного фактора с целью укрепления единоличной власти. Обычно они сочетались с попыткой уничтожить конфессии, считавшиеся духовным оплотом неприятия диктатуры.

Классическим примером является поддержка ОГПУ в 20-е годы прошлого века обновленческого раскола (в Украине еще и «автокефального»). Власть не могла не принять мер против патриаршей Церкви, сохранявшей неприемлемую для тоталитаризма духовную независимость. Но одних репрессий было недостаточно – необходим был специфический инструмент идеологического воздействия на верующих. Здесь, как нельзя более кстати, пришлись услужливые последователи Александра Введенского, подобно ряженым псевдосвященникам агента «Антонова», при поддержке из спецфондов организовавшие соответствующий костюмированный карнавал.

Национально-поместный бред

Нескрываемая ненависть Ющенко к каноническому православию и навязчивая идея создания «национальной» Церкви имеет ту же основу, что и у большевиков 20-х годов, понимавших невозможность тотального контроля над душами при свободе вероисповедания.

Православно-славянская цивилизационная основа Украины априори несовместима с реализуемым курсом примитивного этнонационализма, втягивания в НАТО и превращения страны в антироссийский плацдарм, что давно вызывает бешенство майданных коллаборационистов.

Правда, «честь» начала создания «национальной» Церкви не принадлежит Ющенко. Это была роковая ошибка первого президента Украины, у которого после работы в ЦК КПУ слишком сильны были рудименты «научно-атеистического» мировоззрения. Допущенная ошибка сразу же обернулась кровью, захватами храмов, нанесла серьезнейший ущерб репутации Украины, как демократического государства. Но в 1994 г. Леонид Кучма, став президентом, быстро нормализовал религиозную ситуацию и установил ровные отношения со всеми конфессиями.

Все было в одночасье разрушено после мятежа 2004 года. Ющенко немедленно сломал установившуюся религиозную стабильность и открыто заявил о намерении принудить иерархов к созданию «национальной» Церкви.

Не стоит подробно останавливаться на бредовости ющенковской идеи. «Филетизм» (принесение соборных интересов в жертву национализму) был признан Константинопольским Патриархатом опасной ересью еще в 1872 г., и это определение принято полнотой православия – всеми, без исключения, каноническими православными Церквями мира.

Конечно, личное дело гражданина Ющенко – придерживаться или нет православных канонов. Он может быть хоть вудистом, хоть мормоном, хоть сатанистом. Но президент не может позволить себе бесстыдно нарушать Конституцию и права верующих. Церковь в Украине отделена от государства, и любое вмешательство в конфессиональные вопросы антиконституционно. Интересно, что о «национальной» Церкви глава государства вспоминает исключительно в случае с УПЦ, находящейся в каноническом единстве с Московским Патриархатом. Его не волнует ни прямая подчиненность греко-католиков Ватикану, ни засилье в Украине многочисленных тоталитарных сект с центрами управления в США, ни побеждающий в Крыму ваххабизм.

Несомненно, действия Ющенко в церковном вопросе могут стать основанием для начала процедуры импичмента – злоупотребляя президентскими полномочиями, он принуждает органы государственной власти нарушать законы, мобилизует для создания «национально-поместного» фантома оставшиеся возможности разваливающейся государственной машины, не жалея тратит на это бюджетные средства.

Власть против верующих

Нельзя сказать, что Ющенко оригинален в политике задействования против верующих государственного аппарата. Методика применялась с разной степенью успеха в большинстве тоталитарных государств. Обязательным условием такого государственного прессинга являлось сочетание двух составляющих – привлечения к «разработке» религиозных вопросов силовых структур и наличие специального ведомства для воздействия на конфессии.

Классически система была выстроена в Третьем рейхе, курс которого на создание «национальной» Церкви до мелочей повторяет Ющенко. Силовым давлением на верующих и священнослужителей занимались почти все гитлеровские спецслужбы, а непосредственной работой с религиозными объединениями, Рейхсминистерство по церковным делам. Возглавлял упомянутое ведомство консультант фюрера по религиозным вопросам Ганс Керл, в 1942 г. отравленный гестапо после ссоры с Генрихом Гиммлером.

Схожая схема действовала и в СССР. Когда атеистическая власть увидела, что лобовая атака на религию провалилась, то начался период долговременной осады, невозможной без создания антицерковного госоргана. КГБ обеспечивал карательную составляющую, позволявшую держать в страхе верующих и священнослужителей, а идеологическую линию партии проводил Совет по делам религий при Совмине. Возглавлялся Совет, что небезынтересно, генералом госбезопасности. Годы были не сталинские, никого под расстрел подвести он не мог, а проводил подленько-мелочное, но планомерное удушение Церквей, в первую очередь РПЦ.

К сожалению, независимая Украина в полной мере унаследовала традицию преследования неугодных конфессий. Как и следовало ожидать, «научные атеисты» немедленно перекрасились – назвались «религиоведами» и стали рьяными поборниками «национальной» Церкви. Совет по делам религий «реформировался», но нисколько не изменил своей антиправославной сути. СБУ, на словах отказавшись от преемственности с КГБ, но усвоив худшие традиции Пятого управления, занялась давлением на иерархов.

С приходом к власти Леонида Кучмы, вмешательство государства в конфессиональные вопросы практически прекратилось, но ренессанс тоталитарных подходов произошел после Майдана – нарушения прав верующих приобрели систематический характер. Вновь начались захваты храмов, эсбэушники демонстрировали лояльность новым власть предержащим усердием в проведении «активных мероприятий» против УПЦ, чиновники в штатском не менее усердно показывали ненависть к Московскому Патриархату.

При Кабмине Виктора Януковича «оранжевые» конвульсии удалось серьезно умерить. Генералы СБУ, конечно, не прекратили зарабатывать у Секретариата провокациями большие звезды, но роль кабминовских структур принципиально изменилась.

Госкомнацрелигий осуществлял исключительно непосредственные обязанности – регистрацию религиозных объединений и защиту прав верующих. Правительство категорически отказалось от вмешательства в конфессиональные вопросы, и ситуация начала становиться похожей на цивилизованную. Кстати, невозможно представить канцлера Германии или президента Франции, кликушествующих по телевидению, что без «национальной Церкви» нет государства. В лучшем случае, это бы повлекло немедленную отставку, в худшем – принудительное психиатрическое освидетельствование.

Очередной ющенковский государственный переворот путем незаконного роспуска парламента в 2007 г. уничтожил эффективно действовавшую при правительстве Коалиции национального единства модель государственно-церковных отношений.

На руководство Госкомнацрелигий (квота «Нашей Украины») был назначен очередной галичанский «крестоносец» (ранее трудившийся консультантом президента по религиозным вопросам), некий пан Саган. Упомянутый «религиовед» был известен разве что многочисленными публикациями СМИ относительно лоббирования им интересов деструктивной американской секты сайентологов, писаниями, содержание которых сводится к сакраментальному для «оранжевых» «Геть московського попа!» и близостью к президентскому братцу. Само назначение ющенковского идеолога «национальной» Церкви на должность руководителя государственного органа, призванного защищать свободу вероисповедания, было рассчитанным оскорблением миллионов верующих УПЦ, демонстрацией того, что власть не остановится ни перед чем для удушения канонического православия.

Ожидания оправдались в полной мере. Одним заявлениям Госкомитета и его чиновников позавидовали бы предшественники из Рейхсминистерства Ганса Керла, пытавшиеся, хотя бы внешне, соблюдать минимум приличий. Дошло до того, что ведомство начало читать нотации Московскому Патриархату, как ему оценивать устав УПЦ и вычеркивать из наградных списков неугодных владык. Особо пикантно, что правительственная структура де-факто имеет статус филиала Секретариата и управляется не Кабмином, а указаниями панов Балоги и Ющенко-старшего. Так, чиновник среднего уровня организовал два президентских вето на постановления правительства о создании миграционной службы, поскольку из липких рук ускользал сверхдоходный промысел предоставления статуса беженцев и финансы на их содержание.

Страшным прецедентом и позором Украины стала история с предоставлением статуса беженца вору в законе Ровшану Джаниеву, обвиняемому Генпрокуратурой Азербайджана в ряде убийств. Дело, в конце концов, даже не в называемой масс-медиа «цене вопроса» – 2,5 миллиона долларов. Обоснование предоставления убийце статуса беженца поражает – «дома ему могут отомстить». Теперь убийцы, насильники, педофилы, маньяки отовсюду могут приехать в Украину, получить статус беженца (т.е. государственную защиту) и ходить по улицам украинских городов. Ведь дома у них достаточно желающих отомстить родственников пострадавших. Будь жив Чикатило, нелюдя обязательно приняли бы (при условии внесения «благодарности») в Госкомитете с распростертыми объятиями…

Показательна и вялая реакция Генпрокуратуры и УБОПа, которым таким образом пан Саган публично плюнул в лицо. Действительно, нереально при «чесній владі» расследовать уголовное дело относительно действий протеже Петра Андреевича …

Апогей невменяемости

В последнее время действия президента в «единоцерковном» направлении приобрели характер явной истерии и становятся все более провокационными. Дело объясняется просто – при функционирующем парламенте и существовании оппозиции реализовать план создания «национальной» Церкви не удастся, что стало очевидно даже для Ющенко. Полный провал с шоу-визитом Вселенского Патриарха Варфоломея стал последним гвоздем в гроб старого плана создания антиканонической автокефалии под президентским патронатом. Его Святейшество, несмотря на щедрые посулы, недвусмысленно дал понять, что не собирается участвовать в кощунственной вакханалии создания пародии на Церковь.

Но в ситуации агонии «оранжевой» власти идея «национальной» Церкви может срочно потребоваться для начала реализации пресловутого силового сценария. Понимая огромную силу фактора веры, лидер национал-маргиналов хватается за соломинку искусственно созданного контролируемого (по его мнению) религиозного взрыва, предназначаемого на роль «поджога рейхстага».

Подготовлены планы, реализация которых неизбежно поднимет верующих против преступных действий власти, что может послужить чаемым предлогом для введения ЧП. А ЧП, автоматически означающее перенесение на неопределенный срок президентских и парламентских выборов, необходимо Ющенко как воздух. Дальнейшее очевидно – начнется полноценная «чистка» по методу Екатерины Медичи.

Планы этих действий, возможно, выглядят бредом сумасшедшего, но разве не бред сумасшедшего все то, что творят «оранжевые» уже четвертый год? Не бред сумасшедшего путчи, оголтелый национализм, русофобия, реабилитация национал-фашизма, преследование оппозиции и провоцирование военного столкновения с Россией? Не бред сумасшедшего, что государством правят политики, готовые ради благополучия семейного клана развязать гражданскую войну?

Дорвавшиеся до власти моральные калеки, чрезвычайно напоминающие резвящихся уродцев с полотен Иеронима Босха, чувствуют безнаказанность и вседозволенность исключительно благодаря нашей апатии. Они отнимают и оскверняют все, без чего человек перестает быть человеком, – язык, веру, великую историю.

И если мы не дадим достойный ответ на планируемые «оранжевым» режимом очередное безумие и уничтожение канонического православия, то, значит, достойны того, что с нами делают наследники «Нахтигаля». Тогда можно быть уверенным: если варфоломеевский сезон Ющенко вскоре откроется, то он никого не обойдет стороной…