Непроходимость Ивана Степановича: глобальный аспект

Непроходимость Ивана Степановича: глобальный аспект

Доллар уверенно и неуклонно приближается к отметке 8 гривен, внятной цены на газ нет, безработица растет, тарифы на все (!) повышаются... Не буду продолжать печальный перечень, поскольку каждый может в красках и выражениях описать то, что он чувствует и, главное, думает по поводу так называемого “мирового финансового кризиса”. Сразу выяснится, что проблема обвала ипотечного рынка в США никого ниипет. Как и меры, предпринимаемые Евросоюзом для оздоровления банковского сектора.

Среднестатистического украинца (он же “маленький” по натовской классификации гаранта) очень даже ипут проблемы родной экономики, данной всем в, сука, ярких и зачастую незабываемых ощущениях. Хочется культурно так спросить: каково же “меню” выхода из сумрачного, точнее заднепроходного состояния? Или где, как говорят в Секретариате сантехника Балоги, “дорожная антикризисная карта”? Согласитесь, что вопросы вполне актуальные, поскольку всемирное празднование дня голодомора не перебило желание питаться каждый день. Но ответа на этот вопрос нет. Понимаете, какая фигня... Они там спикера выбирают. Пока не выберут, кина не будет. Поэтому ничего не работает. Весь политикум парализован и не может даже пальцем шевельнуть. Как же без спикера? Без него никак. Верховная Рада открылась на несколько минут и сразу же закрылась. Говорят, что продолжаются напряженные и хитрозакрученные переговоры лидеров относительно проходной кандидатуры. Яибу! Вот, оказывается, в чем корень зла. Спикерская непроходимость. Тужатся все: БЮТ, Партия регионов, “Наша Украина” и Блок Литвина. Последние две силы уже даже дают выхлопы. Ну не могут держать в себе. Очень много всего накопилось. Начался метеоризм. Коммунисты на все забили, чем вызвали к себе горячую симпатию широких слоев электората.

Теперь давайте сформулируем вопрос по сути: где спикер, а где кризис? Каждый, кого ни возьми, с надрывом пророчит апокалипсис. Но, видимо, считает, что как раз его-то и не накроет медным тазом. Все, как один, произносят сакраментальную фразу – надо садиться и договариваться. Садятся и начинают обсуждать кандидатуру Ивана Степановича Плюща. Давайте создадим объединение «НУНС» и Партии регионов, “разведем” Литвина и посадим в кресло председателя Плюща. Не получается. Может, только “Наша Украина” и ПР? Эффект тот же. Плющ, конечно же, заслуженный кадр. Патриарх. Многое повидал. Еще большее забыл. Его хочет президент. Понятное дело, что желания гаранта приводят к неизменно хреновому результату. Проверено практикой.

Тогда группа переговорщиков из Партии регионов начинает активно “тереть” с БЮТ. Вырисовываются контуры конституционного большинства, которое в состоянии на раз смести с политической сцены гаранта нации. Да не просто смести, а глубоко закопать в отдаленном углу аллеи неизвестных героев Украины. Стороны чувствуют приближение консенсуса, однако неожиданно с выпученными глазами прибегает конфидент Банковой в ПР и вместе с главным по газу рассказывает всякие ужасы. Да как можно иметь дело с авантюристкой, которая сначала так, а через пять минут вот так? И кто будет отвечать за последствия кидка? И вообще, вы не владеете ситуацией, поскольку на самом деле все на мази, Секретариат отодвинет на второй план премьера, договариваться по газу станут наши люди, замутим широкую коалицию, и наступит счастье. Выдвигается встречный контраргумент: мы оппозиция или где? На кого работаем? Зачем иметь дело с фактическим политическим трупом, который портит всю малину?

Окончательно запутавшись в двух соснах, игроки вспоминают о Литвине. Но в контексте технической коалиции, без всяких там соглашений и формальных обязательств. Владимир Михайлович мгновенно оказывается на коне и без всяких предисловий ставит всех в неудобное положение. Типа я хочу быть не первым, но и не вторым. И еще вот это по списку. Сразу. Переговорщики начинают чесать репу и намекать, что, может быть, лучше возьмешь деньгами? Потом до них доходит одна простая мысль: нафига собственными руками создавать себе геморрой в преддверии президентских выборов? Роль разводящего по парламенту (и не только) будет играть человек, которого каждая из договаривающихся сторон в состоянии сожрать (в хорошем смысле этого слова) и не подавиться? Допустим, два мордоворота выясняют отношения. Поскольку силы примерно равны, то измочалили друг друга в полную биомассу. Вдруг появляется однорукий бомж и предлагает им стать гарантом сделки. Это до какого же сотрясения мозга надо достучаться, чтобы принять подобное предложение? Однако здравая мысль быстро исчезает, поскольку стойкого Литвина вдруг начинают окучивать «бютовцы». Сразу же появляется мысль о двойной игре. Потом о тройной. Потом приходит белочка и говорит: ну и дураки же вы все. В результате появляется тема воссоздания коалиции «демократических сил». Тем временем кризис бодро идет по стране, кося всех налево и направо. Осознав на некоторое время близость глобального северного пушного зверя, игроки с новыми силами начинают вести переговорный процесс.

Мысль следующая: надо договорится обо всем и наперед. Вплоть до 2010 года. Расписать, кто будет спикером, кто – премьером, кто Васюныком, а кто – президентом. Это называется афуенно большой кадровый пакет. На длительную перспективу. Даже какой-то иблан (не помню, кто) сказал насчет пятилетки. С утроенной силой игроки принялись за дело. Сразу же возникла первая нестыковочка: президентом хотят стать трое. Или двое, но та, которая как бы отказывается, наипет оставшихся как дети в школу. Причем все в это верят. Включая и ту, которая готова быть простым украинским канцлером с расширенными полномочиями. Следует учитывать еще один нюанс: кто-то из оппозиции гарантировал гаранту (смешно звучит, не правда ли) второй президентский срок. Причем все в ПР с гневом отрицают факт подобной договоренности. Шозанах? – как бы риторически возмущаются они. Однако устойчивый осадочек остался. Отсюда и все разговоры об избрании президента в парламенте. Только таким образом можно хоть теоретически пообещать гаранту пролонгирование срока. Однако после галадамора у президента резко обострилась самооценка. В результате ручное гавкало президента сообщило всем, что избрание Ющенко в Раде – это государственное преступление. Знаете, какие-то замысловатые у нас пошли преступления. Я понимаю, если бы вывезли в Батурин и замуровали в неотреставрированном дворце гетьманов в качестве сувенирного кирпича. Но уголовный кодекс не предусматривает наказания за внесение изменений в Конституцию.

Как видим, на президентском уровне не получается. Не хватает у переговорщиков творческого потенциала. На премьерском уровне та же фигня. Юлия Владимировна готова рассматривать любые кадровые предложения, в том числе и по кандидатуре премьера, но с одним условием: либо она остается главой правительства, либо становится президентом. Это простое, человеческое желание сложно совместить с точкой зрения остальных участников переговоров. «Регионалы» готовы идти работать в правительство, однако какой смысл работать на своего конкурента? Если во главе Кабмина Тимошенко, то в любом случае крайними становятся представители Партии регионов. Хотя Юлия Владимировна в открытую их приглашает. Дафайте вливайтесь и работайте. А как же ответственность за кризис?

Снова тупик. Все напряженно думают над создавшимся положением. Кого-то накрывает инсайт. Суть озарения в следующем: надо создать техническое парламентское большинство, выбрать технического спикера и сформировать технический Кабмин. Просто отличная идея. Плодотворная. Только есть одно маленькое но: из предложенной схемы необходимо вынуть Тимошенко и Ющенко. Тогда все срастется. А вынуть не получается. От фигня. Тогда давайте начнем с начала. Будем избирать спикера. По ходу разберемся, как будет дальше. И мы вернулись к тому, с чего начали: дедушка Стельмах вертит баксом, как цыган солнцем, все выживают в одиночку. Многие уже сосут лапу. Самые стойкие верят в то, что после избрания спикера страна резко выйдет из кризиса. Получается, что от Ивана Степановича Плюща зависит будущее нации. Плющ готов. Он всегда готов. Но в разной степени. Однако сама постановка проблемы обескураживает. Во всяком случае, политическая элита успешно дотрахалась до гномиков. Или, по другой версии данного анекдота, до ежиков.