Море волнуется раз…

Море волнуется раз…

В этой детской игре дети по команде должны застыть в разных позах. Задача ведущего – понять, что же игрок имел в виду. Игры морских руководителей в порту «Южный» во вторник, 20 июля, заставили застыть сразу больше тысячи двухсот человек. Каждый был одет в белую футболку с вопросительным знаком. Все – работники частных терминалов ООО «Трансинвестсервис» («ТИС»)…

Многие из них уже сегодня потенциальные безработные. Причина, которая стоит за всем этим, имеет конкретную фамилию и должность – начальник порта «Южный» Юрий Крук. Однако высокий чин, судя по всему, акцию не заметил. На вой сирен во время акции из порта «Южный» к причалам «ТИСа» прибыл лоцманский катер. Матросы на катере поддержали митингующих: «Ребята, мы с вами. Нам абсолютно все равно, что думает об этом наш начальник порта».

Маразм крепчал…

То, что начальники порта и частные стивидоры становятся врагами, уже стало национальной традицией. По причине слабости законодательной базы стивидорам изначально доводилось выстраивать свои отношения с государством на доверии. Только стивидоры оставались и строили, а руководители от державы менялись с бешеной скоростью. Еще министр Рудьковский обещал, посещая порт «Южный», что «какая-то «тиса» тут строить не будет». От Рудьковского остались только воспоминания, а тем временем «ТИС» вышел на позиции лидера среди украинских стивидорных компаний. Очередной министр транспорта предложил стивидорам «выгодную» сделку, главным условием которой было обязательная передача всех частных причалов государству. Ничего страшного, что в них вложены огромные иностранные инвестиции и собственные средства. В Минтранссвязи обещали вернуть деньги из грузовых сборов, которые сами же стивидоры должны были заплатить государству. Для этого необходимо было взять построеный тем же «ТИСом» причал у государства в аренду. У кого голова не треснула от такой занимательной логики чиновников, может продолжить чтение.

В дальнейшем к активным действиям подключились уже сами руководители портов. В частности, в порту «Южном» начальнику приглянулся конкретный причал под номером 16. Хотя этот объект собственно порту никогда не принадлежал. Владимир Хоменко, директор государственного предприятия «Лиман», вспоминает: еще в начале 90-х на месте 16 и 17 причалов был пустырь. Ни о каком развитии территории не было речи. У государства и сейчас денег на это нет, а тогда и подавно. «Нас содержать не было за что. Никаких претензий со стороны порта или требований не возникало потому, что это было на балансе нашего предприятия первоначально. Сейчас же возникли вопросы. Я смотрю на ситуацию, естественно, многое искажается и преподносится не так, как было. Причал изначально принадлежал нашему предприятию Минхимпрома», – рассказал Владимир Хоменко. Причал №16 попал к «ТИСу» на условиях аренды от Фонда госимущества и стал частью имущественного комплекса – перевалочного терминала. Рядом – причал похожий, но остающийся в ведении порта – под номером 17. Деньги с 16-го идут непосредственно в госбюджет, с 17-го – в карман порта. Безусловно, последнему гораздо интереснее получать деньги на свой счет со всех причалов.

Сомали по-украински

Сделать так, чтобы стивидорам стало неудобно жить, начальнику порта – как «два пальца об асфальт». Живой пример – на рейде уже больше недели стоит судно из Испании «Scan Oceanic», на борту которого огромный кран для нового угольного терминала «ТИС». Задержка судна портом объясняется так – причал № 21, к которому направляется судно, не существует. Правда, только на бумаге. В реальной жизни он построен и готов работать. Все документы на него были готовы и переданы в администрацию порта еще полтора месяца назад. Остались пустяки – внести его в Свод обязательных постановлений. А вот этого начальник порта делать и не желает. Судя по всему, логика Юрия Крука весьма занимательна – самый большой контейнерный терминал, видать, очень странный предмет. Он вроде бы есть, но его как бы и нет. Да, он построен. Да, есть все разрешительные документы. Да, туда инвестировано 30 миллионов евро. Но причала... нет. А значит и подходить судам не к чему. Испанская команда сидит на рейде, за каждый день простоя заказчики платят по тридцать тысяч евро. Три месяца простоя и фокус-покус – кран стоит вдвое дороже! Выгрузить его на другом причале нет возможности – слишком большой. Да и смысл? Нужен-то он именно на двадцать первом причале! Cтивидоров загоняют в пятый угол. Сейчас в районе мыса Доброй Надежды с добрыми надеждами быть пришвартованным движется еще одно судно – из Китая. На нем три причальных крана и десять складских. Если Юрий Крук будет продолжать утверждать, что причал №21 – это мираж, в Аджалыкском лимане вскоре можно будет наблюдать морскую пробку.

«Живой» вопрос

Юрий Крук, как государев человек, поведением непослушных стивидоров крайне возмущен. «К сожалению, все вопросы по некогда комплексу перевалки фосфоритов, решались через судебные инстанции. Нет ни одного вопроса, который был бы решен по-белому», – посетовал он на пресс-конференции в Киеве 13 июля. Представители «ТИСа» не отрицают, что юридическая база их компании достаточно сильная. Но логику начальника «Южного» понять не могут: почему решать вопросы согласно законодательству в судах – это «по-черному»? Судя по всему, это непонимание основательно драконит Юрия Крука. В день, когда стивидоры вышли на пресс-конференцию с заявлениями о давлении на них со стороны руководства порта, сразу же получили по шапке. Порт лишил бунтовщиков льгот по причальным сборам. Если судовладелец хочет зайти в терминалы «ТИСа», ему придется заплатить на 30 % больше, чем если бы он плыл к причалам порта. До принятия данной меры, заходить в «ТИС» и так было дороже. И это все действовало вопреки постановлению Кабинета Министров Украины, которое обязало начальников портов поставить всех игроков рынка в равные условия. То, что условия работы неравные, подтвердил и Антимонопольный комитет – порт «Южный» в лице Юрия Крука даже получил условно-устрашающий штраф – 17 тысяч гривен. В данный момент поборы с одинаковых суден разнятся ровно в два раза. «Из-за того, что трейдеру для захода к нам необходимо платить больше, мы теряем свою привлекательность, и поэтому все суда будут толпиться у причалов порта. Потому, что там на 150 тысяч долларов дешевле. Кто же хочет терять деньги? Конечно, все скажут: «Ну, Крук нам не очень симпатичен, но у него дешевле», – отметил Алексей Ставницер, председатель наблюдательного совета ООО «ТИС». При этом статья Конституции, определяющая равенство всех форм собственности, порту «Южный» судя по всему, не знакома или же забыта. Кроме этого, суда, которые, несмотря на завышенные сборы, заходят к причалам «ТИСа», рискуют постоять в лимане в ожидании. Ведь у порта есть еще одна уникальная возможность – пропускать «своих» вперед, а остальных – по остаточному принципу.

Золотая глубина

Стивидоры внезапно нарвались на еще одно оригинальное обвинение начальника «Южного» – на сей раз в рейдерстве. Суть проблемы в том, что порт не желает рассчитываться с «ТИС» за дноуглубительные работы. Компания провела их за свой счет, вложив свыше 50 миллионов гривен. Теперь ко всем причалам могут заходить крупнотоннажные суда. Порт с этого заимел почти 19 миллионов долларов только в 2008 году. Логично, что стивидор попросил компенсировать затраты за углубление дна и предложил удобную рассрочку – 900 тысяч долларов ежегодно на протяжении 7-8 лет, как это делается в Одесском порту.

900 тысяч с 19 миллионов, свалившихся на порт, как манна небесная – малая малость. Но начальник порта именно в этом узрел попытку «ТИС» рейдернуть порт, обанкротить его и в конечном итоге – прибрать к рукам. Хотя как можно прихватизировать даже в обход закона стратегический объект Юрий Крук журналистам не пояснил. Вместо него ситуацию прокомментировал председатель «ТИС» Олег Кутателадзе. По его словам, сегодня он видит только одну причину, почему так активно портом заминается тема дноуглубления. «ТИС» делал все по немецкому проекту, с привлечением иностранных специалистов и за свои средства. Порт же дноуглубление производит фактически за счет госсредств, так называемых причальных сборов, дедовскими методами, что в два раза дороже. Почему так распыляются государственные деньги – вопрос, который должны были бы задать руководству порта правоохранительные органы.

Южная арифметика

Свой вариант решения вопроса в собственном «белом» цвете представители «Южного» таки предложили. Никаких ответов «ТИСу» в письменном виде, безусловно, не дают – ведь тогда у компании будет повод предъявить претензии в судебном порядке. Поэтому представители «ТИСа» большинство рекомендаций на тему, как жить дальше выслушивают в телефонном режиме. Недавно получили еще одно «заманчивое» предложение. Порт «Южный» инициирует подписание такого себе договора, согласно которому порт внесет построенный причал в обязательный реестр, а в обмен стивидор должен отказаться от имущественных претензий к порту – по сути от требования компенсировать затраты за дноуглубительные работы. Очередная арифметика для особо одаренных. Зачем инвестору отказываться от своих же средств, чтобы сделать законным то, что и так законно?

Скованные одной цепью

Пытаясь задавить частные терминалы, отдельно взятый начальник порта забывает такой, казалось бы, мелкий нюанс. Стивидоры – только одно из звеньев в «отраслевой цепочке». Терминалы «ТИСа» – это мост для многомиллионных контрактов аграриев, горняков и металлургов. Каждая третья тонна экспортного украинского зерна проходит именно через причалы «ТИС-зерно». Игорь Захаров, который заведует терминалом, говорит, что в этом году законтрактовано на экспорт 5 миллионов тонн зерна. «Если урожай не будет вывезен из Украины, он просто сгниет в амбарах, на складах, на токах у людей. Только у нас сейчас храниться около полумиллиона тонн зерна, которое необходимо вывозить. Речь в данном случае идет не только о терминалах «ТИС», но и о тех предприятиях, которые работают в Украине, как поставщики. В первую очередь это сельхозпроизводители, которые везут нам зерно», – подчеркнул он. Испорченный урожай – это потеря прибыли трейдерами, повышение цен на мировых рынках и падение на внутреннем в связи с переизбытком зерновых. Сколько потеряют от этого аграрии – можно только догадываться. Мир, конечно, без украинской пшеницы от голода чахнуть не будет, но что значит для нашей страны дискредитировать себя как бизнес-партнера? Та же ситуация складывается и по угольнорудному терминалу. Порядка 6 млн. тонн запланировано по перевалке угля и руды. Все уже законтрактовано. Пострадают и показатели самого порта, уверены стивидоры. Ведь начальство «Южного» уже давно взяло моду, отчитываясь по итогам определенного периода, приписывать себе перевалку грузов, которые переработали частные компании. За резкое снижение показателей Юрия Крука в Киеве по голове не погладят. А что будет, если на улицы выйдут десятки тысяч крестьян, шахтеров и металлургов, которых Крук лишил работы?

Последняя надежда

Свой вопросительный знак на футболках протеста работники «ТИСа» адресовали Кабмину. Именно правительство Тимошенко дало разрешение «ТИСу» строить терминалы. До этого Минтрансвязи тянул, как мог – больше 27 месяцев. Стивидоры уверены: не разберется Юлия Тимошенко – больше и надеяться не на кого. Именно к ней они направили свое обращение. После того, как 21-й причал заработает, он станет самым крупным пунктом обработки контейнерных грузов в Украине. Самое крупное судно, которое принимали украинские порты, было в длину 304 метра. В свое время, не без оглядки, на такой подвиг решился Одесский порт. Новый же терминал «ТИС» позволяет без риска принимать суда, которые будут в длину до 330 метров и осадкой 15 метров. На сегодня это максимальный размер корабля, которого сможет пропустить Босфор в Черное море. Грузооборот только с Польшей по контейнерам увеличится на 30%. Казалось бы, несколько таких предприятий и Украину уже не нужно спасать от кризиса. Осталась мелочь – спасти тех, кто будет спасать.