Искусство понимать, или Понимать искусство

Искусство понимать, или Понимать искусство

Сегодня искусство – это все, что угодно. И на цепи человек лает – искусство, и мусор склеивает фигурно – искусство, а уж что ни нарисует – тем более, несомненно, оно. «Если вы не сноб, а ценитель, то непременно должны понимать». И люди задумчиво кивают, смотрят с разных сторон, разглядывают в упор, соглашаются с тем, что это ново и интересно. Другие – хмыкают и отходят – вздор, мол, так и сами сможем. Собственно, происходит то, что происходило всегда, – одни понимают, другие – нет.

Но иногда кажется, что сводится все к банальному «пипл хавает». Грань между конъюнктурой и искусством подлинным так смазалась, будто она – борозда на песке, которую затоптали. Простому обывателю и вовсе не разобраться. Лозунг «Искусство – в массы!» в наше время будто бы по испорченному телефону передался: «Массы – в искусство!». Практически наступило будущее, обещанное Энди Уорхолом, в котором каждый будет всемирно известен на 15 минут. И, кажется, художники скорее всех и изо всех сил пытаются получить свою четверть часа.

Но всегда были те, кто готов поступиться мимолетным признанием, кто работает не в угоду публике, а от души и для души. Впрочем, таких сегодня совсем сложно вычислить. Особенно неподготовленному зрителю – глаза разбегаются: вокруг инсталляции, перформансы, картины, сюжеты, хэппенинги – все смелое, эпатажное, задиристое, на любой вкус.

Сегодня в искусстве можно все. И именно поэтому иногда становится так скучно, что человек-то по природе своей тянется к плоду запретному. Иногда кажется, что не хватает того романтического «запрещенного искусства», которое можно было увидеть только по особому приглашению и если очень хочется. Того, что прятали и не разрешали выставлять, того, что не признавали, и тем самым только вдохновляли на большее.

Таким было альтернативное искусство в 60-е. Полвека назад художники-шестидесятники рисовали и в Киеве, вывешивали на Одесском заборе свои картины, пока милиция не снимет, объединялись в движения в разных городах от Харькова до Львова, выставлялись в сквотах – заброшенных помещениях – или собственных квартирах, вызывали удивление и споры публики, негодование властей, вдохновляли последователей, которых тоже не понимали и запрещали. Так в Украине сформировалось «альтернативное искусство», которое сегодня связывают с именами Николая Трегуба, Василия Ермилова, Ивана Марчука, Марка Гейко, Олега Голосия и другими.

На пресс-ланче в августе 2010 года искусствоведы Глеб Вышеславский и Олег Сидор-Гибелинда говорили с прессой о том, что сегодня мало кто знает этих художников, однако их работа – это та часть культуры нашей страны и истории искусств, которую невозможно упускать из виду. Леонид Комский, основатель галереи «Дукат» и аукциона «Украинская альтернатива. ХХ.», отметил, что сегодня произведения многих украинских художников-нонконформистов конца ХХ века можно купить за сравнительно малые деньги, но интерес к ним растет, а с ним вырастут и цены, а уж ценность картин и так достаточно высока.

Сегодня, когда работы многих «альтернативных» художников можно увидеть в музеях Украины, отчего-то большинство не вспоминает о них. Зритель чаще зайдет в какую-то новомодную галерею, чем в музей. Потому что пиар последних не так агрессивен и успешен, в то время как первые норовят завлечь и эпатировать. Художникам нужен хлеб, публике – зрелища. А кому нужно искусство?

P.S. Все новое – это хорошо забытое старое. Наверное, для того и позабылись «альтернативные художники» в Украине, чтобы случилось что-то новое. И вот, когда оно случилось и продолжает существовать уже по инерции, неплохо бы вспомнить, с чего все начиналось. Да и вообще, перед тем, как понимать новейшее искусство, небесполезно бы узнать историю, понять искусство прошлых лет и веков. Зайти за памятью и пониманием можно в любой музей страны – искусство ведь принадлежит народу.