Письмо во спасение

Письмо во спасение

Коллективное обращение российских деятелей культуры в суд с просьбой освободить Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич — возможно, последний шанс для власти сохранить лицо и выйти из истории, ставшей символом мракобесия, бессмысленной и противозаконной жестокости. Письмо в суд с просьбой освободить трех предполагаемых участниц группы Pussy Riot подписали уже более 120 деятелей культуры.

«Мы считаем, что действия Pussy Riot не являются уголовным преступлением. Девушки никого не убили, не ограбили, не совершали насилия, не уничтожали и не похищали чужого имущества. Россия – светское государство, и никакие антиклерикальные действия, если они не подпадают под статьи УК, не могут быть причиной уголовного преследования», – говорится в обращении. Пока участницы панк-молебна находятся за решеткой, уверены авторы письма, «в обществе нарастает атмосфера нетерпимости, что ведет к его расколу и радикализации».

С этим мнением трудно не согласиться, ввиду огромного общественного резонанса истории, которая в любом светском государстве могла бы претендовать разве что на роль однодневного хита по числу просмотров ролика на YouTube.

Уголовное преследование участниц панк-молебна выглядит как средневековая охота на ведьм. Еще более скандальный политический оттенок этому делу придает тот факт, что фраза, которую скандировали в Храме Христа Спасителя участницы акции, была антипутинской. Из-за чего президент, лично ни разу не высказывавшийся на тему Pussy Riot, выглядит причастным к уголовному преследованию молодых женщин с малолетними детьми. Наконец, кроме отравления и без того скверной политической атмосферы в России, это дело внесло публичный раскол в позицию прихожан Русской православной церкви и вызвало сомнения в христианском милосердии иерархов РПЦ. Пастырскому наставлению церковь предпочла карающий меч светского государства ради сведения своих счетов с девушками, не совершившими никаких насильственных действия против священников или прихожан.

Время появления письма деятелей культуры — сразу после визита Владимира Путина в Израиль, в том числе в Иерусалим, где он посетил главные христианские святыни — дает власти дополнительный моральный шанс закрыть эту постыдную историю. Более того, обращает на себя внимание первая сотня подписантов (сейчас к ним присоединяются все желающие — на сайте радиостанции «Эхо Москвы»). Среди авторов обращения в Верховный суд не только известные своей гражданской позицией мастера культуры вроде писателя Георгия Чхартишвили, рок-музыканта Юрия Шевчука или актрисы Лии Ахеджаковой. Письмо подписали доверенное лицо Путина на президентских выборах Чулпан Хаматова, известные своей лояльностью к власти актер Евгений Миронов и чета Бондарчуков, не замеченные в «антиправительственных» акциях музыканты от Бориса Гребенщикова до Валерия Меладзе и Ромы «Зверя» из одноименной поп-группы.

Наличие пропутинских или аполитичных персон даже могло бы дать повод заподозрить в причастности к появлению этого письма саму власть.

В конце концов, у Кремля есть опыт составления подобных воззваний, правда, одобряющих действия власти. Достаточно вспомнить печально известное письмо мастеров культуры в поддержку второго приговора Михаилу Ходорковскому, после чего масса подписантов стала отказываться от участия в этой истории.

На сей раз ситуация иная. И то, что подписи за освобождение панк-певиц поставили такие столпы российской культуры, как Сергей Юрский, Михаил Жванецкий, Эльдар Рязанов, Андрей Смирнов, придает этому обращению статус некоего консенсусного документа российской культурной элиты.

Впрочем, письмо, адресованное Верховному суду и Мосгорсуду уже вызвало реакцию, которая не дает оснований для оптимизма по поводу готовности властей, наконец, прекратить уголовное преследование участниц панк-молебна. «Данное открытое письмо поступило в суд, оно зарегистрировано. Однако было бы некорректно и незаконно вмешиваться в ход предварительного расследования и деятельность нижестоящих судов, так как впоследствии ВС может сам рассматривать это дело. Кроме того, это может быть расценено как форма давления с нашей стороны», – заявил руководитель пресс-службы Верховного суда Павел Одинцов. Он также добавил, что существуют стадии судебного рассмотрения – кассация и надзор, а высказывания по конкретному делу до рассмотрения его по существу не допустимы судом высшей инстанции. При этом неоднократные заявления представителей верхушки РПЦ с требованием наказания для Pussy Riot суд давлением на следствие не считал. В любом случае у этого письма остается шанс стать поворотным в судьбе едва ли не крупнейшего правового и политического скандала с начала третьего путинского президентского срока.

Но для этого власти надо, наконец, вспомнить о законе, прислушаться к голосу разума и понять, что прекращение уголовного преследования Pussy Riot — не уступка столь нелюбимому Кремлем гражданскому обществу, не проявление слабости, а единственно законное и правильное решение. Тем более что не замечать политические издержки этого дела для самой власти и для РПЦ совершенно невозможно.