«...И принесла мир»

«...И принесла мир»

11 июля 2012 года исполняется ровно 225 лет, как закончилось путешествие русской императрицы Екатерины II «в Киев и область Таврическую» – из «матери городов русских» по землям Новороссии в Крым, которые только-только стали частью империи. То был поистине великий поход. 1-2 января 1787 года 14 карет, 124 кибитки и сани, около 3 тысяч придворных и иностранных наблюдателей выехали из Санкт-Петербурга на юг. И если отбросить три месяца пребывания в Киеве в ожидании, когда вскроется лед на Днепре вниз по течению, то по меркам того времени все случилось практически молниеносно...

...И победоносно. В «полуденный край», в «рай на земле». На плечах не знавших поражений армий. За плугом землепашцев и за вереницами купеческих повозок с товарами. По следам администраторов-чиновников, зодчих и кораблестроителей, которые на новых верфях в новых городах уже возводили корабли и фрегаты, линейные суда, бомбардирские лодки и брандеры. К любезному тайному супругу своему, который огнем и мечом, пером и шпагой, мастерком и рубанком покорял и обустраивал новые земли. Рубил окно уже мимо Европы, в Атлантику. Под малиновый звон построенных заново православных церквей, храмов и соборов...

...10 июля уже 2012 года в Киеве и Москве участники организованной Институтом стран СНГ международной конференции «Путь на пользу. К 225-летию Великого путешествия Екатерины II в Новороссию и Крым» пытались ответить на два очень важных вопрос «шо то було?» (для Украины) и «каковы последствия похода императрицы для современности?» (для России).

О своей тогдашней миссии очень хорошо сказала сама императрица. «Я путешествую не для того, чтобы видеть города и области, по планам и описаниям мне довольно хорошо знакомые, но чтобы видеть людей», – говорила она. А в конце пути, собираясь обратно, в Феодосии отчеканили две монеты с девизом, который и дал название конференции через 225 лет, – «Путь на пользу». Одну монетку Екатерина взяла себе, вторую подала императору Священной Римской империи германской нации Иосифу II. Он сопровождал русскую императрицу в походе под верховным «погонялом» «граф Фалькенштейн» и смог лично убедиться в том, о чем в то время написал великий ниспровергатель устоявшихся истин и представлений Вольтер: «Нужно ехать в Россию, чтобы увидать великие события... На земле нет примера иной нации, которая достигла бы таких успехов во всех областях и в столь короткий срок!». Расцветал «золотой век Екатерины», в лучах которого до сих пор греются благодарные и неблагодарные потомки и наследники...

«Нужно ехать в Россию, чтобы увидать великие события... На земле нет примера иной нации, которая достигла бы таких успехов во всех областях и в столь короткий срок!». Расцветал «золотой век Екатерины», в лучах которого до сих пор греются благодарные и неблагодарные потомки и наследники...

Доцент Московского гуманитарного института имени Екатерины Дашковой Инна Бессарабова в своем докладе обозначила основные цели, задачи и смыслы, которые вкладывала в свой поход Екатерина Великая. Во внутренней политике это контроль за сделанным на завоеванных и присоединенных территориях; контроль за ходом административной реформы; знакомство с землями и людьми с целью улучшения управления страной и жизни подданных; подведение итогов собственного царствования (к тому времени Екатерина царствовала уже почти 25 лет).

Во внешней политике Екатерине нужно было максимально отодвинуть войну с Турцией. Ну а поскольку это практически не представлялось возможным, то императрица стремилась в войне с Портой обрести новых союзников и избежать международной изоляции России в Европе, недовольной столь стремительным усилением «Северной империи» на южном и юго-восточном направлениях. Россию же ее правительница хотела представить как сильную процветающую страну, пришедшую на новые земли навсегда, а ее врагов – этим напугать.

Ей все это практически удалось сделать. Хотя война с Турцией началась в том же 1787 году, Россия уже имела военный союз с Австрией. И война закончилась не только победой, но крушением планов Екатерины – окончательно добить Порту, разделить ее земли, возродить византийский престол и посадить на него одного из своих внуков Константина Павловича. Вот какие планы были по так называемому «Греческому проекту». После этой войны Екатерина намеревалась добиться всего сама, своими силами. Но не успела – померла...

Себя же лично императрица в своем броске в «полуденный край» хотела позиционировать и утвердить в роли матери всех народов увеличившейся страны, просвещенной императрицей и православным монархом. И тут ей сопутствовала удача. При въезде в Крым на Перекопских воротах императрицу встречали словами: «Предпослала страх и принесла мир». Въехав в окончательно присоединенный только в 1783 году Крым, Екатерина демонстративно отпустила свой русский военный конвой и отдалась под защиту крымскотатарских мурз, ее новых подданных. И воины ее новой охраны спасли карету императрицы, когда та вместе с «драгоценным грузом» чуть не рухнула в пропасть на пути к Байдарскому перевалу. Выйдя из кареты и отойдя от страха, императрица долго вглядывалась в открывшийся ее взору великолепный ЮБК. Но спуститься еще не могла – пока не было дороги. Ее проложили и спустились вниз уже ее потомки...
При въезде в Крым на Перекопских воротах императрицу встречали словами: «Предпослала страх и принесла мир». Въехав в окончательно присоединенный только в 1883 году Крым, Екатерина демонстративно отпустила свой русский военный конвой и отдалась под защиту крымскотатарских мурз, ее новых подданных.

На всем пути следования кавалькады императрицы ее встречали новые города и селения, заводы и верфи. С легкой руки саксонского дипломата-завистника Георга-Адольфа фон Гельбига недоброжелатели до сих пор называют их «потемкинскими деревнями». Но сама она написала в Санкт-Петербург критикам князя Григория Потемкина, который и осваивал новый край: «Чтобы видеть, что я не попусту имею доверенность к способностям фельдмаршала князя Потемкина, надлежит приехать в его губернии, где все части устроены, как возможно лучше и порядочнее; войска, которые здесь, таковы, что даже чужестранные оные хвалят; города строятся, недоимок нет».

В общем же, Екатерина II своей поездкой на юг закрепляла на самом высоком, как тогда говорили, августейшем уровне – короной, скипетром и личным присутствием – то, что начали ее предшественники на троне и их воители. Она собирала воедино и расширяла не просто страну, а то, что сегодня некоторые совершенно небезосновательно называют «русским миром». Это был, как сейчас сказали бы, тренд, прямо противоположный тому, что творилось вокруг.

С геополитической точки зрения это, по сути, было продолжение торжества экстенсивной колонизации в период глубокого кризиса интенсивного колониализма и колониальных империй, образованных после так называемых Великих географических открытий конца XV – начала XVII веков. С чем столкнулись к тому времени тогдашние хозяева жизни? Англия и Франция истощили себя в войне за отпавшие Соединенные Штаты Америки, положившие начало крушения великой Британской империи. У Франции впереди были казнь короля, возвышение при Наполеоне Бонапарте и неизбежный развал его империи с дальнейшими территориальными потерями по всему миру. А гаитянский генерал Франсуа Туссен-Лувертюр бил наполеоновских генералов, даже родственников, еще при жизни великого завоевателя и полководца. Вся Южная Америка, находившаяся под испанской короной, уже была фактически «беременна» Симоном Боливаром, Хосе де Сан-Мартином, Мигелем Идальго и Бернардо О’Хиггинсом. И через 30 лет все закончилось распадом Испанской колониальной империи. Трещали, подтачивались по всем швам и теряли земли Голландская и Португальская империи, втянутые в различные войны за заморские территории.

И только Россия прирастала землями. Процесс этот продолжился. Рюрикович Иван Грозный, его стрельцы и казаки Ермака его начали – подвели под московскую корону Новгород и Псков, присоединили Казанское, Астраханское и Сибирские ханства. Ранние Романовы – Алексей Михайлович и Петр I – втянули в орбиту Московии Малороссию и северные земли с Санкт-Петербургом, прорубив окно в Европу. А потом до того неизвестная принцесса Ангальт-Цербстская, ставшая всероссийской императрицей из Гольштейн-Готторп-Романовской династии под именем Екатерины, присоединяет к России Новороссию, Курляндию, значительную часть Польши. Население империи при Екатерине возросло с 23,2 млн. (в 1763 году) до 37,4 млн. (в 1796 году), и по численности населения Россия стала самой крупной европейской страной (на нее приходилось 20% населения Европы). Екатерина II образовала 29 новых губерний и построила около 144 городов. И это была уже Россия. Политически, экономически и духовно...
Население империи при Екатерине возросло с 23,2 млн. (в 1763 году) до 37,4 млн. (в 1796 году), и по численности населения Россия стала самой крупной европейской страной (на нее приходилось 20% населения Европы). Екатерина II образовала 29 новых губерний и построила около 144 городов.

Продолжился это процесс и при наследниках Екатерины интеграцией Кавказа и Закавказья, присоединением Финляндии, чуть позже практически всей Средней Азии...

Ведь как раньше проходили завоевание и присвоение новых земель? Появлялся на новых (открытых заново) территориях конкистадор, просто мореплаватель или авантюрист-искатель славы и втыкал в землю флаг своей страны. За ним шли священники. Появлялись церкви и школы, остроги и фактории. Потом чиновники утверждали власть короля или республики. А Екатерина освятила новые земли-колонии лично. Как хозяйка. Как Богом данная владетельница. Кто знает, отважься английский король Георг III на личную поездку за океан, в восставшие США, может, и не отпали бы от его короны заморские подданные, а вновь покорились венцу...

Как по-другому пошла бы мировая история! Но Георг не рискнул, а вот Екатерина вовсю пожинала плоды своего «просвещенного» правления...

Позже точно так же, по схожему сценарию объединялась Италия, присоединяя к Сардинскому королевству речами Джузеппе Мадзини и штыками Джузеппе Гарибальди сначала все земли, объявленные «итальянскими», а потом и сам Рим вкупе с папскими землями. За ней началась великая и во многом печальная, потому что кровавая история самого «срединного государства Европы» – Германии. Отто фон Бисмарк тоже приращивал Пруссию новыми землями, названными «германскими», под видом объединения Немецкого Рейха. Потом приращиванием земель по периметру границ «Тысячелетнего Рейха» занялся Адольф Гитлер, и все помнят, чем это закончилось...

СССР тоже фактически взял на вооружение тактику Екатерины и восстановил свои границы в пределах ее империи. Только без Польши и Финляндии. Эти же мотивы звучат в речах нынешних собирателей российских земель и строителей Евразийского союза на постсоветских территориях.

И именно поэтому в независимой Украине нужно не отвергать, а изучать этот опыт. По всем параметрам изучать. И по многим параметрам копировать. Не бороться за чистоту или за повышение производительности, а подметать улицы и если не строить новые, то хотя бы не рушить старые заводы...

Важен для Украины и еще один нюанс. Это именно к ней отошли земли, посещенные Екатериной Великой. Практически вся Новороссия или Таврида (без Ростовской области, частей Краснодарского и Ставропольского краев России), Крым – это теперь территория независимой Украины. Но никогда они исторически не были украинскими землями. Ни географически, ни политически, ни экономически, ни даже этнически. Это было необузданное и необжитое Дикое поле: либо малоосвоенные степи, либо частично земли запорожских казаков, имевшие некий особый статус. Туда столетиями «водила молодость в сабельные походы» то крымских татар, то турок, то запорожских казаков, то войска Речи Посполитой или Московии, которые хотели обезопаситься от «разбойного элемента» или разорительных набегов с юга.

Дикое поле потому и было диким, что его мало кто постоянно контролировал. И только войска фельдмаршалов Екатерины – Петра Румянцева-Задунайского и Григория Потемкина «зачистили» эти земли для спокойной жизни. Зачистили и от внешних набегов крымских татар, и от внутреннего «разбойного элемента» в виде запорожских казаков, которые нужны были империи в качестве военной стражи на границе, а не внутри страны. Потому и была обречена и уничтожена Запорожская Сечь, а казацкую старшину в случае покорности ждали дворянство и привилегии. За них – за чины и подачки с уравнением в правах с русской правящей элитой – казацкие полковники и есаулы и предали «нэньку». И предают сейчас, только, может быть, уже не России. Точнее – не только России...
Потому и была обречена и уничтожена Запорожская Сечь, а казацкую старшину в случае покорности ждали дворянство и привилегии. За них – за чины и подачки с уравнением в правах с русской правящей элитой – казацкие полковники и есаулы и предали «нэньку». И предают сейчас, только, может быть, уже не России. Точнее – не только России...

И заселялась Новороссия так, как заселялись, например, прерии Дикого Запада в США, которые тоже экстенсивно прирастали территориями, благодаря переселенцам, устремившимся от океана к океану в поисках жизненного пространства. Они учреждали на отвоеванных у индейцев землях администрацию, а потом превращали все это в новые штаты. Так и в Новороссии: основными потоками переселенцев были крестьяне из Украины и России, происхождением которых и бывшей принадлежностью к помещикам Екатерина запретила интересоваться: лишь бы шли на юг, брали новые земли и работали. На себя и на империю. Но туда, в Новороссию, также хлынули немцы, молдаване, чехи, сербы, болгары, македонцы, армяне, греки, евреи, гагаузы, даже шведы. Но все они становились поданными Российской империи. Со всеми вытекающими последствиями – с правами и обязательствами.

И сейчас, когда появилось так много речей о спасительной для целостности Украины ее федерализации, всегда нужно помнить, что забытая сегодня Новороссия, расписанная под украинские области, собственно украинской исторически не была никогда. Она была ничьей и потом российской. И только игра злого политического рока определила ее «советскую украинскую» и нынешнюю «незалежную» принадлежность. А также совершенно разные культурные, религиозные, духовные, языковые предпочтения, запросы и интересы населяющих эти земли людей, которые требуют сегодня уважения, а не насильственной и тупой украинизации. Тщательнее и бережнее надо относиться нынешним «керманычам» Украины к прошлому своих сограждан...

А об еще одном уроке путешествия Екатерины на юг упомянул украинский политолог Дмитрий Выдрин. Он напомнил, что светлейший князь Потемкин хотел построить в Екатеринославе (Днепропетровске) Спасо-Преображенский храм, который должен был на целый аршин превзойти по высоте собор Святого Петра в Риме. Собор разработали в проекте в 1786 году. Первый камень в его основание заложили императрица, император Иосиф II и сам Потемкин.

Но потом император-гость уехал, наши умерли, и собор построили почти через 50 лет – только к 1835 году. И в шесть раз (!!!) меньше, чем планировалось. «Может быть, это и есть временной лаг и коррупционные усушка и утруска для всех нынешних украинско-российских проектов, заложенные еще в екатерининские времена», – то ли печально пошутил, то ли гениально открыл сокровенное политолог...
И собор построили почти через 50 лет – только к 1835 году. И в шесть раз (!!!) меньше, чем планировалось. «Может быть, это и есть временной лаг и коррупционные усушка и утруска для всех нынешних украинско-российских проектов, заложенные еще в екатерининские времена», – то ли печально пошутил, то ли гениально открыл сокровенное политолог...

...А что? Все гениальное – просто. Вот и не получается ни сотрудничать, ни развиваться правильно потому, что воруют по-прежнему и в Украине, и в России, а денег достаточно не выделяют...

...И стоит в Днепропетровске столб – екатерининская миля. Такими 225 лет назад обозначили направление пути императрицы. По ним и двигались. Теперь таких столбов осталось всего восемь: пять в Крыму, два в Днепропетровской области, один – в Херсонской. И куда двигаться, каждый выбирает сам. Получается не очень хорошо. «А ведь не грех вспомнить, с чего все начиналось. Мы – наследники всего сделанного тогда», – заметил директор Института стран СНГ Константин Затулин, открывая конференцию. И рискует опять оказаться в новой Украине персоной нон-грата. Кто же тут любит, когда ему напоминают, что он палец о палец не ударил, чтобы хоть что-то изменить к лучшему?..

...Кстати, освещать указанную конференцию не явился ни один украинский телеканал. Им тоже это не нужно. А может, они уже и не знают, кто такая Екатерина Вторая. Там же сейчас рулят патриоты, и голые задницы на мероприятии им показывать никто не обещал. А без оголенной натуры что же это за мероприятие?..