Как ЕБА поимела инвесторов

Как ЕБА поимела инвесторов

Говорят, как корабль назовешь, так он и поплывет. Многие наивные думали, что организация со звучным названием ЕБА – это из области сексиндустрии. Оказывается, нет: из защиты инвесторов. Хотя на самом деле речь идет о банальном решении конкретных вопросов отдельных компаний в органах власти, упакованном в риторику мудрых нравоучений на тему улучшения инвестиционного климата. Впрочем, ЕБА своими хлопотами заЕБА... не только власть, но и собственных членов. Еще осенью говорили, что многие компании недовольны деятельностью ассоциации. И держатся лишь на внушении, что «без нас дорога в кулуары власти вам закрыта».

Европейская бизнес-ассоциация (она же ЕБА) начиналась с банального – с гранта. Как у нас водится, дали грант на анализ законодательных и нормативных актов, типа не ущемляют ли они интересы иностранных инвесторов. Так бы и оставалась эта контора обычной аналитической организацией, если бы в 2000 году там не появилась Анна Деревянко. По официальной версии – пришла по объявлению в Kyiv Post. Неофициальную мы приводить не будем.

Анна оказалась проворной интердевушкой. Не в том смысле, как было в кино, а в плане окучивания зарубежных компаний на предмет представления их интересов в органах власти. Вам нужна классификация на лампочки? ОК, бежим на таможню. Требуется разрешение на завоз йогуртов с нестандартными биодобавками? Уже несемся в МинАПК.

Поскольку инофирмы – «сами мы нездешние», и наших путей-дорог не знают, им проще обратиться к посредникам, которые возьмут на себя тяготы утрясания их вопроса с невыносимой украинской бюрократией. Естественно, не только за идею евроинтеграции.

К 2010 году ЕБА, усилиями Анны Деревянко и ее команды, вполне созрела и сформировалась как своего рода всеукраинская хлопотушка по делам иностранных компаний. Это по достоинству оценил предприимчивый чешский парень Томаш Фиала – ключевой владелец крупной инвестиционной компании Dragon Capital. За спиной тандема Фиала–Деревянко маячит еще один персонаж, если так можно выразиться, о двух головах.

Это братья Кредисовы. Вячеслав Кредисов работал при Гриценко в Минобороны, занимался продажей армейского имущества. Потом начал имитировать общественную деятельность. А вот Алексей – управляющий партнер киевского офиса Ernst & Young. О Томаше Фиале мы еще расскажем ниже. А о братьях Кредисовых и их мелком мошенничестве можно прочитать здесь.

Фасад ЕБА – это структура с амбициями международного консультативного совета, разъясняющего Украине, как ей улучшить инвестиционный климат или подрихтовать налоговое пространство. Для журналистов она запустила отдельную «развлекалочку» в виде собственных Индексов – инвестиционной привлекательности и таможенного, своего рода аналога продукции рейтинговых агентств. Созывает под это дело пресс-конференции, выпускает пресс-релизы. Ну, еще оценивает законопроекты. Как и полагается публичной структуре.

Но все самое интересное происходит вне поля зрения широкой (и не очень) общественности, в недрах профильных комитетов ЕБА. Само их название не оставляет сомнений в том, что теоретическая часть деятельности во спасение инвестиционного климата – не более, чем прикрытие более узких проектов, как тут говорят, «только для членов», в интересах конкретных иностранных компаний.

Например, один из последних активно продвигаемых проектов ЕБА – это тара из-под пестицидов. Казалось бы, какое отношение пластиковые бутылки и банки имеют к улучшению инвестиционного климата в Украине? Да никакого! Но для членов агрохимического комитета – крупных поставщиков импортных пестицидов – это вопрос их прибыли.

Грубо говоря, все эти монстры типа «Байера» «Монсанто», «Ариста» и других хотят нагнуть власть, чтобы она заставила крестьян (под угрозой штрафов или чего-то еще) сдавать тару из-под пестицидов кому надо и бесплатно. Наши наивные селяне, понимаешь ли, полагают, что цены дорогостоящих импортных удобрений по умолчанию включают в себя стоимость тары. Но поставщики так не думают, напирая на авторские права и прочую хрень.

При этом они скромно умалчивают, что за границей существует система залоговой стоимости пестицидной тары, которая возвращается, когда покупатель сдает ее после использования. И никто никому ничего бесплатно не дарит.

Однако соль проекта в том и заключается, чтобы попробовать развести украинцев на бесплатное «затаривание» импортеров, почему-то именуемых не подходящим в данном случае словом «инвесторы».

По такой же схеме работает молочный комитет, где собрались иностранные поставщики молокопродуктов, сырья и йогуртов. Их нынешняя забота – не дать правительству ввести предельные цены на социально значимые виды молочной продукции. Как же тогда цены-то повышать?!

Есть еще комитет бытовой техники, у которого вопросы в основном возникают к таможне по классификации и прочим проблемам импорта бытовой техники. Ну и, конечно, они озабочены тем, чтобы власть отлавливала пиратские копии их брэндовой техники. В порядке защиты интеллектуальной собственности, разумеется.

Но приз лично моих симпатий получает комитет минерало-ватной изоляции. Просто за название. Этот внутренний орган ЕБА создан специально для трех членов, главный из которых – производитель шпаклевки Knauf. У него возникли какие-то терки с таможней на тему классификации их стекловаты. В итоге и появился этот комитет, одним своим названием сложивший цену всей пафосной риторике ЕБА об их роли в реализации Украиной либеральных реформ. Какие реформы, когда стекловата не так классифицирована?!

Кстати, о цене. Понятно, что решение любого вопроса – от утрясания недоразумений с таможней до внесения корректив в подзаконные акты – имеет свою цену. Это понимают и западные компании, выделяя соответствующий ситуации бюджет. Нет, я вовсе не утверждаю, что девочки и мальчики из ЕБА стимулируют коррупцию и шуршат бумагами в коридорах власти «не за просто так». Я лишь констатирую факт: бюджеты – есть. И чем они больше, тем активнее заЕБАвывает ассоциация письмами и визитами ответственные лица в интересах своего клиента.

Не смог оставить этот момент без внимания и президент ЕБА Томаш Фиала. Как профессиональный инвестиционщик, он сразу оценил, какое количество свободных капиталов крутится в рамках ЕБА, и принял меры, чтобы направить их в верное русло.

Дело в том, что Dragon Capital занимается не только проведением размещений, IPO, сделок по слиянию и поглощению и прочим, у них есть свое собственное девелоперское подразделение, которое занимается строительством коттеджных поселков и торговых центров. И своя сеть магазинов «Новая линия». Но это так, к слову.

Когда Dragon Capital начинает очередной строительный проект, Фиала вызывает Деревянко и поручает ей раскинуть сети на инвесторов. Собирают какой-нибудь международный форум по оценке инвестиционного климата и фондового рынка. Приглашают свадебного генерала. Например, Лешика Бальцеровича. Заманивают кого-то из правительства. Рассуждают о судьбе родины. А вместе с аналитическими материалами подсовывают инвесторам буклеты строящихся коттеджных поселков. Как говорится, а ларчик просто открывался

Но конференции и прочие масштабные мероприятия – это затратно и сложно в организационном плане. Обычно инвесторов обрабатывают поштучно, когда они начинают обращаться со своими стекловатными, молочными и посудомоечными проблемами к Анне Деревянко. Дескать, желаете, чтобы мы за вас похлопотали, вот вам буклетик, изучите и примите правильное решение.

Эта ситуация так, мягко говоря, задрала некоторых членов ЕБА, что осенью прошлого года в Европейской бизнес-ассоциации наметился раскол. Подробно о нем писали «Экономические известия» – издание солидное и заслуживающее доверия.

«Часть компаний-членов ЕБА думают о том, чтобы выйти из организации и при этом или основать собственное объединение, или активнее сотрудничать с Американской торговой палатой либо УСПП. Об этом «і» на условиях анонимности рассказывает источник, близкий к ассоциации.

«Недовольство назревало уже давно. Проблема в том, что мнение многих членов фактически игнорируется. Вместо попыток найти компромисс с теми же госорганами, мы часто видим попытки быть неоправданно категоричными. Если бы это приносило желаемый результат, без вопросов. Однако так бывает далеко не всегда. Членам ЕБА стало более целесообразно самостоятельно коммуницировать с органами власти в рамках рабочих групп», – отмечает собеседник «і».

Количество компаний, которые могут выйти из ЕБА, источник не называет, отмечая лишь, что речь идет «даже не о десятках структур». По данным ЕБА, сейчас ассоциация представляет интересы 921 компании как с иностранным, так и отечественным капиталом.

Комментируя эту информацию, исполнительный директор Европейской бизнес-ассоциации Анна Деревянко подчеркнула, что ЕБА не сталкивалась с ситуацией, когда бы компании массово выходили из ее рядов. «Скорее наоборот, мы сейчас являемся свидетелями того, как количество компаний, приходящих в ассоциацию, увеличивается», – отметила А. Деревянко.

В то же время исполнительный директор ЕБА обратила внимание, что обновление членской базы ассоциации происходит регулярно по ряду причин, среди которых можно назвать «отход от соблюдения общей миссии и изменение политики компании, ее рыночной стратегии». «Иногда компании вынуждены сворачивать свою деятельность в Украине или урезать маркетинговые бюджеты», – дополняет А. Деревянко».

Конечно, бойцам лоббистского фронта ничего не остается, кроме как делать хорошую мину при плохой игре. Репутация ЕБА уже не та, что была раньше. Солидные западные структуры все реже обращаются к ней за услугами. Это замечают и прежде робевшие перед «вестниками международного инвестиционного сообщества» чиновники и уже не позволяют лоббистам ЕБА открывать двери в свои кабинеты ногами.

Мыльный пузырь «советников реформ» постепенно сдувается, пафос индексов инвестиционной привлекательности сводится к проблеме стекловаты, а ценные рекомендации – к обыкновенному лоббизму. Функционеры ЕБА еще поддерживают свой авторитет благодаря старым связям с ЕБРР (у него много совместных проектов с Dragon Capital) и тому, что их пускают на встречу с миссией МВФ. А главное, они все еще могут репрезентовать инвесторов на встречах с властью. Правда, тут вопрос, как подать информацию.

Вот возьмем последний пример. 18 января, по сообщению пресс-службы правительства, Николай Азаров встретился в клубе Кабмина с иностранными инвесторами. И всюду идет эта формулировка – встреча премьера с иностранными инвесторами. Здесь же присутствует новый посол ЕС в Украине Ян Томбинськи, члены разных консультационных советов при Кабмине и прочие. Позвали, конечно, Фиалу с Деревянко, как же без них. В результате читаем пресс-релиз на сайте ЕБА: «Європейська Бізнес Асоціація зустрілася з Миколою Азаровим та Кабінетом Міністрів України». Вроде бы мелочь, но разница ощутима. И пока власть снисходительна к подобным «опискам» ЕБА, она будет чувствовать себя королевой бала, а не лоббистом ватных дел.