Auf Wiedersehen, Julia!

Auf Wiedersehen, Julia!

Свершилось! Она таки соизволила принять предложение о лечении в Германии! Все официально. Приходит, значит, в тюремную палату европейско-показательного содержания Пэт Кокс и говорит: «Дорогая наша узница режима! Не желаете ли вы поехать в город-герой Берлин, где наши врачи сгорают от нетерпения посмотреть на вашу удивительную спину?». За ним маячит Квасьневский и усиленно маякует Юлии Владимировне. Дескать, соглашайся! Не прогадаешь! Кормежка отличная, персонал внимательный, прогулки во дворе раз в день. Тимошенко немного поломалась для приличия (не более двух часов) и согласилась.

О том, что это правда чистейшей воды, поведал адвокат узницы совести Власенко. Через его дупло она передала послание всему миру: «Я согласная!». И почему-то добавила: «Принимаю предложение публично». Осталось урегулировать кое-какие технические вопросы и вскоре санитарный самолет Фирташа взмоет в голубое небо, чтобы доставить в клинику «Шарите» специальную посылку из Украины. Итак, давайте разбираться в ситуации.

Прежде всего, обратим внимание на тот факт, что согласие Кыцюндера подавить некоторое время больничную койку в Берлине странным образом совпало с перемещением Рената Кузьмина в СНБО. Как только был опубликован указ президента о переводе Кузьмина в почетную отставку с должности первого зама генерального прокурора, так сразу же Тимошенко решилась на операцию на одном из своих мозгов (то ли головном, то ли спинном). Как по мне, так это не случайно. Кузьмин был главным следователем по делу об убийстве Евгения Щербаня. Он довольно много и пространно рассуждал о том, что неплохо было бы запереть Юлию Владимировну на подольше, благо дел предостаточно, аж 24! Видимо, отставка (давайте будем называть вещи своими именами) Рената Кузьмина входит в пакет договоренностей с ЕС об урегулировании «проблемы избирательного правосудия». Юля может вздохнуть посвободнее, поскольку главный ее «палач» больше не удел. Во всяком случае, все выглядит именно так.

Теперь давайте проанализируем статус Тимошенко. Ее освобождают? Нет, поскольку она как бы плохо себя чувствует, жалуется на странную сыпь, зуд в копчике и на повышенное внимание персонала Харьковской больницы железнодорожников. Конечно же, милые и внимательные немцы не могут не помочь такой приятной, хотя и пожилой даме. Они готовы ее лечить.

Дальнейшее развитие событий я очень хорошо себе представляю. Как только Кыцюндер окажется на благословенной немецкой земле, она сразу же соберет прессуху. Сама Юлечка будет лежать в кроватке, прикрытая пушистым пледиком с трогательными кошечками

Не уточняется, за чей счет. Наверное, Ангела Меркель собирается пробить в федеральном бюджете специальную статью на лечение «зарубежных узников тоталитарного режима». Клиника ведь государственная. Конечно, может быть очень циничная ситуация, когда «Шарите» выставит счет пенитенциарной службе Украины. Ведь формально Тимошенко числится больной заключенной. Причем два года подряд.

Как нетрудно заметить, юридический статус больной покрыт мраком. Ни одного заключенного на лечение за кордон не отправляли. Никаких правовых оснований для этого нет. Тем более в случае с Юлией Владимировной, чья спина уже заепала всю страну. Скорее всего, Рада примет специальную поправку в действующее законодательство, которая предусмотрит такую юридическую лазейку. Это и называется двойными стандартами. Воспользоваться данной гуманной нормой сможет только одна женщина. И все. То, что сегодня происходит, стыдливо называется «урегулированием проблемы избирательного правосудия». На самом деле Старшие Товарищи откровенно включили «заднюю» и банально обменивают Тимошенко на подписание договора об ассоциации.

Дальнейшее развитие событий я очень хорошо себе представляю. Как только Кыцюндер окажется на благословенной немецкой земле, она сразу же соберет прессуху. Сама Юлечка будет лежать в кроватке, прикрытая пушистым пледиком с трогательными кошечками. Жужа будет держать маму за руку и молчать, поскольку мамочка велела ей не раскрывать хлебало. Небритый адвокат Власенко, роняя скупую мужскую слезу, будет суетиться рядом то ли с калоприемником, то ли с документами. Перед десятками камер Тимошенко расскажет, как она ужасно страдала в нечеловеческих условиях. Это она умеет делать. Затем, проглотив комок в горле, мужественно попросит ЕС подписать договор с Украиной, поскольку «нация понад усэ». Все обрыдаются, обрыгаются и побегут строчить репортажи о великой женщине, положившей все, в том числе здоровье, на алтарь европейской интеграции.

Возможно, Кыцюндеру сделают небольшую хирургическую операцию по удалению прыща на хребте. Вердикт немецких медиков будет суров: еще бы буквально пару часов промедления, и вернуть Тимошенко к жизни не удалось бы. Ну а потом начнется борьба за освобождение Юлии Владимировны. Руководить борьбой будет она сама, поскольку надеяться на дебилов из ее окружения не приходится. Все лесбиянки Европы будут день и ночь шариться перед «Шарите», требуя освобождения Тимошенко с последующим ее возвращением на Родину. В каждом своем публичном заявлении Юлия Владимировна будет торжественно клясться, что буквально мечтает вернуться в Украину. Однако проклятый режим не дает ей такой возможности. Совет Европы выдвинет Киеву очередное требование: немедленно реабилитировать Тимошенко, чтобы она с чистой совестью принимала участие в президентских выборах.

Думаю, Старшие Товарищи скоро прочувствуют на себе, как они лоханулись. Приятно, конечно, что сотрудничество с ЕС начинается с циничного подчеркивания двойных стандартов. Просто договорились и все. И плевать на закон. Главное – политическая целесообразность.