Генерал Кларк предсказал провал АТО?

Генерал Кларк предсказал провал АТО?

Уэсли Кэнн Кларк никогда не был, не есть и не будет симпатиком Владимира Путина. Другом украинского народа его тоже не назовешь. Он просто известный американский генерал, бывший командующий силами НАТО в Европе. Тот, кто воевал в Косово против сербов, но критиковал войну США в Ираке. Десять лет назад Кларк решил баллотироваться в президенты США. И написал потрясающую книгу – «Как победить в современной войне», которую под угрозой расстрела нужно заставлять читать всем адептам АТО. Это книга о том, что в войну типа «великой донбасской» можно легко войти, но очень трудно из нее выйти. И выиграть такие войны нельзя. В них можно лишь увязнуть...

Вместо предисловия

Прежде чем начать цитировать Уэсли Кларка, стоит объяснить, почему его выводы должны стать чем-то вроде библейских истин для украинских милитаристов. И почему ошибки нашей власти в вопросе Донбасса, казалось бы, абсолютно несопоставимые с тем, что американцы начудили в Ираке, в версии Кларка выглядят калькой с их ошибок 10-летней давности.

Начнем с того, что любой объективно мыслящий человек, будь то «западник» или «русофил», не может не признать: на сегодняшний момент Америка имеет почти безграничные возможности в плане создания самой совершенной армии в мире и такой системы вооружений, о которой мечтают ее политики.

Это не наше несчастное войско, которое после 20 лет формального существования бросили в пекло военных действий, превратив в оптовую партию пушечного мяса (прости, Господи, мне этот вынужденный цинизм) и разбавив вспыльчивыми «идейниками» из добровольческих батальонов. Как и армия, так и генералы в США – настоящие, а не свадебные. И получить такое высокое звание там феноменально сложно. Вот вам главный аргумент, почему мнение Кларка по своему уровню авторитетности может приравниваться к мнению, скажем, Нобелевских лауреатов.

От Беларуси до Пальмового креста

В биографии Уэсли Кэнна Кларка есть один пункт, на который мало кто обращает внимание. Рожденный во время Второй мировой войны, по отцовской линии он был потомком евреев из Беларуси, иммигрировавших в конце XIX века в США из-за ограничений черты оседлости и погромов 1880-х гг. И звали его при рождении не Уэсли Кларк, а Уэсли Кэнн.


Молодой офицер отправляется продолжать образование в Оксфордском университете – на факультете философии, политики и экономики. Это уникальный случай для американской армии: обычно их карьерные офицеры не заморачиваются высокими науками

Отец Кларка Бенджамин умер, когда сыну было четыре года. И мать — англичанка и методистка – сбежала из Чикаго от еврейских родственников покойного мужа в Литтл-Рок, штат Арканзас. Поближе к своим методистам.

В Литтл-Роке она вышла замуж за Виктора Кларка, который и дал будущему генералу свою фамилию, воспитывал как своего собственного сына и водил в баптистскую церковь на протяжении всего детства.

Закончив муниципальную школу и получив национальную стипендию за академические успехи, а также став чемпионом штата по плаванью среди школьников, юный Кларк выбирает армейскую карьеру и поступает в самую известную военную академию Армии США Вест-Пойнт.

Но только военной муштры ему показалось недостаточно. И молодой офицер отправляется продолжать образование в Оксфордском университете – на факультете философии, политики и экономики. Это уникальный случай для американской армии: обычно их карьерные офицеры не заморачиваются высокими науками, тем более в таком престижном учебном заведении. Кстати, именно в Оксфорде Кларк случайно встретил своего двоюродного брата, узнал детали собственной родословной и, по его признанию, немало этому удивился.

В общем, жизнь у него складывалась удачно. Кроме успехов в учебе, он немало преуспел в личной жизни. На танцах познакомился с Гертрудой Кингстон, влюбился, женился, перешел в католицизм. Молодая чета уже ожидала ребенка, как (хлоп!) начался Вьетнам. И офицер Кларк был отправлен на фронт. Ситуация – теперь уже знакомая многим молодым украинским парням.

Известно, что он получил под командование подразделение 1-го батальона 16-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии. Во время какой-то контратаки был тяжело ранен, но продолжал командовать подразделением. В результате его рота вырвалась из «вьетнамского Иловайска», Кларка отправили в госпиталь Уэлли-Фордж в Фениксвилле, штат Пенсильвания, а за проявленную стойкость и мужество наградили Серебряной звездой. Там же в госпитале он впервые увидел новорожденного сына, а также большое количество раненных и покалеченных солдат.

Позднее он попросил поставить его во главе роты, которая полностью состояла из перенесших ранения солдат. Служба в этой бригаде во многом сформировала его мировоззрение и отношение к войне и ее специфике. Другими словами, Кларк начал задумываться над вопросами, которые у американских военных не принято не то что подвергать сомнению, а просто даже анализировать. Например, зачем мы воюем? Какой смысл в победе? Какова цена этой победы? И какой ущерб обществу наносит война с населением на территории противника?

Тем не менее, он не оставил карьеру и весьма успешно продвигался дальше по служебной лестнице. После войны во Вьетнаме Кларк командовал силами НАТО в Европе, возглавлял Высший штаб союзных государств Европы. Помог албанцам отвоевать Косово и получил за это Пальмовый крест.
Парадоксально, но на тот момент генерал Кларк, по сути, выступал на стороне злобных сепаратистов, которыми были косовские албанцы, отделявшиеся от сербов. Более того, ему приписывали приказ об уничтожении русских миротворцев. Хотя, по другим источникам, это были слухи, порожденные в результате конфликта Кларка с министром обороны

Парадоксально, но на тот момент генерал Кларк, по сути, выступал на стороне злобных сепаратистов, которыми были косовские албанцы, отделявшиеся от сербов. Более того, ему приписывали приказ об уничтожении русских миротворцев. Хотя, по другим источникам, это были слухи, порожденные в результате конфликта Кларка с министром обороны Уильямом Коэном и главой Объединенного комитета начальников штабов США генералом Хью Шелтоном. Они повлияли на отставку генерала, хотя было заявлено, что Кларк ушел на пенсию в ходе обычных перестановок в командовании.

В 2004 году наш герой выдвинулся на пост президента США от Демократической партии. Однако вышел из борьбы, сняв свою кандидатуру в пользу Джона Керри. На сегодняшний день Кларк возглавляет политический комитет «WesPAC: Securing America», сформированный после праймериз. Комитет поддерживал кандидатов от Демократической партии на выборах в Палату представителей США.

Как проиграть в современной войне

Все, что сделал Уэсли Кларк как военный, интересно только армейским историкам и аналитикам. Политическая карьера генерала не стала успешной, и через пару десятилетий о нем могли бы навсегда забыть. Но теперь этого не случится, потому что есть книга «Как победить в современной войне» (Winning Modern War), у которой нет ни срока годности, ни ограничения по актуальности. Это действительно размышления на все времена.

Мое знакомство с литературным трудом экс-командующего силами НАТО в Европе произошло совершенно случайно: я наскочила на его цитату в одном из российских аналитических изданий.

И сразу принялась искать полный текст. Сразу скажу, что в электронной версии книги нет, в Интернете удалось найти лишь один вариант в формате PDF. Поэтому пришлось побегать за бумажной версией книги. Но оно того стоило!

Военные аналитики, выступающие в роли литературных критиков мемуаров генералитета, прежде всего присматриваются и спорят с личной трактовкой автором тех или иных военных событий: побед, поражений, битв и операций. Наверное, не будь Донбасса, Кларк и у нас воспринимался бы с такой позиции. Талибы, Ирак, Афганистан, Хуссейн, террористы, партия «Баас» – все это настолько далеко от нас, что не может быть интересным.

Но после того, что произошло на востоке Украины, дружеские советы бывалого генерала действующим политикам воспринимаются под совершенно иным углом зрения. Ни качество планирования военных операций, ни даже результат военной кампании не определят факт победы или поражения. Можно выиграть бой и проиграть битву, выиграть битву, но проиграть все. Фактически Кларк доказывает (и это, увы, не все осознали), что в современной войне можно победить только политическими методами. Война – это лишь часть общего механизма, определяющий стартовые позиции в переговорах. Ты выиграл – и ты диктуешь условия, ты проиграл – и тебе говорят, что делать.
Самый главный вывод, который делает Кларк (и его должны зарубить на носу все украинские политики по обе стороны баррикад и возле них): войну можно начать, войну даже можно формально выиграть, но самое трудное – это из нее выйти. Не говоря о том, чтобы завершить окончательно. Это без политической договоренности сделать НЕВОЗМОЖНО

А самый главный вывод, который делает Кларк (и его должны зарубить на носу все украинские политики по обе стороны баррикад и возле них): войну можно начать, войну даже можно формально выиграть, но самое трудное – это из нее выйти. Не говоря о том, чтобы завершить окончательно. Это без политической договоренности сделать НЕВОЗМОЖНО.

Война на Балканах закончилась политическим согласием (не будем уточнять, на чьих условиях). Война вокруг Приднестровья завершилась, когда Молдавия смирилась с мыслью, что нужно оставить эту территорию в покое. Хотя бы на неопределенное время. В Южной Осетии короткая кампания 2008 года завершилась потому, что грузины не стали дальше сражаться с российской армией, а мировое сообщество, вздохнув спокойно, приветствовало перевод конфликта из военной плоскости в сферу международной политики.

Во всех этих военных историях ключевые слова – «война завершилась». В отличие от них, в конфликте американцев с Ираком (а до того у палестинцев с израильтянами) точка не была поставлена. Поэтому война там шла перманентно, много лет, обрастая разными специфическими формами: военно-полицейского режима, партизанского терроризма, оккупационных администраций. Но в любом случае, это не является разновидностью мирной жизни, это форма хронической войны.

Вот об этом, собственно, и пишет Кларк. А Ирак представляет "прекрасный пример победы над вооруженными силами противника, но не в войне в целом". Именно опираясь на неудачный иракский опыт своих преемников на военном Олимпе, он констатирует, что уничтожение сил противника на поле боя, конечно, создает необходимое условие для победы, но недостаточное, чтобы достигнуть той цели, ради которой война собственно и развязывалась (нефть, лояльность, проч.).

«Победа в боевых действиях, – пишет Кларк, – не является самоцелью, так как война всегда ведется ради политических целей и вооруженные силы – лишь одно из многих средств для достижения успехов в кампании. Нынешней республиканской администрации ставится в упрек то, что в Ираке она не задействовала все дипломатические рычаги, а международные альтернативы разрешения проблемы ею были отброшены, вследствие чего внешняя политика оказалась в опасной зависимости от успехов или неуспехов армии».

Вау! А ведь и правда: внешняя политика Украины сейчас полностью зависит от положения дел на фронте. Друзья, враги, заступники, наблюдатели, позиция международных организаций, кому-то подыгрывающих или против кого-то играющих. Все это формирует и нашу уступчивость, и наши действия.

Точно так же наши политики, изучая сводки, озвученные Лысенко, вряд ли задумываются над тем, как они будут управлять территорией, плотно «отутюженной» бомбардировками, какие политические силы будут в фаворе у местного населения и что победа в целом (если она и будет) принесет в общую копилку развития страны?

Пожалуй, ни один высокопоставленный американский военный (возможно, в силу отсутствия дополнительного оксфордского образования) не задавался вопросами, которые возникли у генерала Уэсли Кларка, в данном случае относительно Ирака: «Что произойдет после того, как мы туда войдем? А как быть с планом послевоенного урегулирования? Что случится после того, как мы победим эти страны? Как мы будем осуществлять управление, а также развивать их? И почему мы думаем, что мы будем более эффективными в предотвращении террористических актов, находясь там, нежели израильтяне, борющиеся с терроризмом на Западном берегу реки Иордан и в южном Ливане?».

Продолжение следует.